+24°C $ 63.16  € 70.88
Расскажи друзьям:
Просмотров: 732

Эксперты «Спасского холма» обсудили масштабы государственного насилия

Общество / Дмитрий РезниковДмитрий Резников 15 февраля 2016 732
Во Владимир приехал представитель Московской Хельсинкской группы

13 февраля эксперты клуба «Спасский холм» на очередной встрече обсудили проблему государственного насилия. В качестве основного спикера выступил координатор правозащитных проектов Московской Хельсинкской группы Вадим Карастелев.

Докладчик рассказал о формах насилия, применяемых в нашей стране. Проводя исторические параллели, он подвел аудиторию к мысли о том, что за последние 200 лет государство не стало мягче относиться к осужденным или политически неугодным. В качестве примера Вадим Евгеньевич привел массовые избиения в Благовещенске в 2004 году, в результате которых пострадали более 1000 жителей города и окрестных районов.

Не таясь, многие недостатки системы Карастелев назвал «произволом» и пояснил, что один термин в русском языке приравнивается сразу к четырем английским понятиям:

Abuse of power - злоупотребление властью;
Legal abuse - должностное преступление;
Police misconduct - неправомерные действия полиции;
Law enforcement abuse – злоупотребление со стороны правоохранительных органов.

Завершив теоретическую часть, Карастелев по просьбе владимирцев рассказал о практических итогах правозащитной работы. В частности, несколько лет назад его организации удалось добиться введения полицейских жетонов с индивидуальными номерами. Именно нагрудный знак, по которому можно идентифицировать сотрудника, зачастую сдерживает силовиков от произвола.

Лектор также выдал статистику, согласно которой значительная часть населения страны как минимум не доверяет, а то и опасается блюстителей правопорядка. Карастелев спросил, кто в зале не чувствует себя защищенным от произвола правоохранительных органов. Руки подняли практически все. Воздержался только представитель мэрии Александр Карпилович.

Московский гость рассказал, что совместно с другими правозащитниками он работает над поэтапным распространением общественной оценки работы полиции. Для начала планируется по специально разработанной методике вывести рейтинги полицейских участков, словно это отели. Под проект Московская Хельсинкская группа уже подыскивает активистов в регионах.

Произвол можно искоренить, убежден Карастелев. Но он есть везде и даже в самых продвинутых странах. Однако масштабы и реакция общества на это разные. Отсюда и условия, в которых живут люди.

«Грубо говоря, многое зависит от того, как отнесутся к пыткам в суде. Как отнесутся к этому в прокуратуре. В зависимости от того, как устроена правовая инфраструктура, масштаб произвола можно снижать или увеличивать».

Вадим Евгеньевич поделился впечатлениями от экскурсий по зарубежным тюрьмам. Условия проживания для заключенных там гораздо выше, чем у большинства населения России. Разумеется, в первую очередь это касается европейских стран.

«Таких условий, как в Норвегии, я нигде не видел. Они сокращают число тюрем, там на всю страну чуть ли не сто человек сидит. Я посмотрел фотографии, думаю, 90% населения России так комфортно не живет».

Тем не менее, сколь удобными и комфортными не были бы камеры, желающих вернуться обратно после освобождения в Европе нет, подчеркнул правозащитник. Человек всегда хочет жить на свободе.

У россиян совершенно другой менталитет, и в наших тюрьмах условия совсем другие, соответственно сложившимся национальным и историческим традициям. В таком духе прокомментировал выступление Карастелева владимирский социолог Дмитрий Петросян:

«Давно над этим думали со студентами. Почему в нашем сознании лишение свободы не является достаточным наказанием? С точки зрения обывателя необходимо еще, чтобы человек страдал?
Мне представляется, что у нас достаточно низко ценят свободу. Человек, который закрыт в помещении и лишен свободы, с точки зрения массового сознания еще не наказан. А вот если он там страдать будет – в плохих условиях содержаться, заболеет, бить его будут – вот тогда общество будет довольно».

Дмитрий Ильич предположил, что если начать гуманизировать условия содержания в российских тюрьмах, то за забором с колючей проволокой жить будет проще и комфортнее, чем на воле.

Обсуждение