Жизнь

Фельдшеру ковровской ИК‑6 отменили оправдательный приговор по делу погибшего заключенного Гора Овакимяна

Медработника обвиняют в халатности при оказании помощи осужденному

Владимирский областной суд на заседании 30 марта отменил оправдательное решение Ковровского городского суда в отношении фельдшера исправительной колонии № 6 Ивана Семотюка, оказывавшего помощь погибшему в 2018 году заключенному, гражданину Армении Гору Овакимяну. Адвокат подсудимого Василий Шаронов назвал решение суда несправедливым и заявил о намерении добиваться правоты «в Москве».

Ковровский городской суд вынес оправдательный приговор фельдшеру 18 января 2021 года, после почти двух лет следствия. Материалы дела во время пересмотра в областном суде едва помещались в тележку для супермаркета. «Вот, уважаемый представитель прессы, посмотрите, дело на тележке возят. Исследовано „от и до”», − рассказал адвокат.


Осужденный на восемь лет лишения свободы за сбыт наркотиков Гор Овакимян умер 6 июля 2018 года около 19:15 в туберкулезном отделении, расположенном на улице Полины Осипенко, 49 во Владимире. По официальной версии причиной смерти стала двухсторонняя пневмония.

Последний час жизни, от поступления заключенного в медчасть во Владимире и до окончания реанимации, попал на видеорегистратор. Запись опубликовало издание «Медиазона». На видео сотрудники колонии во Владимире удивляются критическому состоянию больного:

«*** [Блин], печеный вообще», — говорит надзиратель с видеорегистратором на груди. Затем он, обращаясь к своему коллеге, громко спрашивает: «Так что с ним случилось?» — и сам себе отвечает, утвердительно кивая головой: «Он… упал». Второй сотрудник соглашается: «Ну, наверное… Откуда я знаю?».

После осмотра Гора Овакимяна отправляют на флюрографию. Из-за того, что мужчина не в состоянии не двигаться, снимок не получается пять раз подряд. Затем заключенному становится значительно хуже, он теряет сознание, а затем у него пропадает пульс.

В 2018 году родственники Овакимяна заявили, что в колонии предприняли все усилия, чтобы не выдать тело покойного и похоронить его без родственников. Родные добились выдачи тела и заявили о следах пыток. О несостыковках в деле о смерти осужденного написала «Новая газета», консульство Армении потребовало от российской стороны объяснений.

В начале марта «Медиазона» опубликовала рассказ осужденного Ивана Фомина, сообщившего о пытках и сексуальном насилии в ИК‑6. Фомин признался, что под давлением администрации колонии вместе с другими заключенными избил Гора Овакимяна, который позже умер.

В материалах следствия по делу в отношении фельдшера имеются две экспертизы, проведенные по постановлению следствия. Эксперты в обоих случаях пришли к выводу, что смерть Овакимяна наступила от посттравматического смешанного нефроза (поражения почек), осложнившегося острой почечной недостаточностью, лейкоцитарной пневмонией, острым респираторным дистресс-синдромом (ОРДС), отеком легких».


На заседании в областном суде сторона обвинения причиной смерти называла пневмонию. Адвокат подсудимого говорил о синдроме ОРДС. Ни одна из сторон не озвучивала информацию о травмах, предшествующих госпитализации заключенного. «В смерти Гора Овакимяна виновны патогенные организмы, против которых мы, к сожалению, бессильны», − заявил в прениях адвокат.

Сторона обвинения настаивала на отмене оправдательного приговора и повторном направлении дела в ином составе на рассмотрение в Ковровский городской суд. Представитель прокуратуры по фамилии Карлова зачитала апелляционное представление обвинителя Липницкого, согласно которому фельдшер мог «оценить тяжелое состояние больного и должен был предвидеть наступление общественно опасных последствий».

«Он исполнил свои профессиональные обязанности ненадлежащим образом, а именно с 12 июня по 6 июля не наблюдал состояние Овакимяна, не получил результаты его анализов, что привело к развитию пневмонии. В период с 11 до 18 часов 6 июля неправильно оценил тяжесть состояния больного, не принял мер к экстренной госпитализации Овакимяна на спецтранспорте в кратчайшие сроки в ближайшее медучреждение, имеющее реанимационное отделение.

Установив наличие у Овакимяна двухсторонней пневмонии с признаками дыхательной недостаточности <…>, зная об отсутствии отделения реанимации в отделении (во Владимире), и об отсутствии спецтранспорта для транспортировки больных, при наличии в 20 км от колонии Ковровской ЦРБ с отделением реанимации и аппаратом ИВЛ, принял решение о транспортировке Овакимяна в медчасть владимирской ИК‑3 на расстояние более 60 км от ИК‑6 в Мелехово, не имеющей отделения реанимации и не имеющей возможности оказать необходимую помощь. Кроме того, осужденного доставили не на машине скорой помощи».

Фельдшеру ковровской ИК-6 отменили оправдательный приговор по делу погибшего заключенного Гора Овакимяна
Последние минуты жизни Гора Овакимяна. Фото: из материалов дела. Впервые опубликовано в издании «Медиазона»

Гособвинитель заключила, что фельдшер мог самостоятельно вызвать медицинскую бригаду «на себя», а его халатное отношение подрывает уважение к медработникам в системе УФСИН и к институту здравоохранения в целом.

Сам Иван Семотюк ограничился заявлением, что считает приговор ковровского суда законным и обоснованным. Его адвокат был более многословен. В начале он заявил, что в суде первой инстанции уже досконально исследовали материалы дела. То, что его подзащитный плохо работал, Василий Шаронов назвал «неправдой обвинения». Защитник также напомнил, что в материалах дела имеется письмо от матери погибшего, где она считает фельдшера полностью невиновным в смерти сына. Адвокат заметил, что родные Овакимяна крайне негативно настроены по отношению к российской ФСИН.

Осужденный Гор Овакимян в первый раз обратился в медчасть колонии ИК‑6 12 июня. Фельдшер Иван Семотюк поставил тому диагноз «трахеит» и назначил лечение. Адвокат уточнил, что в колонии уже несколько лет нет врача, а его обязанности ни на кого не возложены. В исправительном учреждении работают лишь три фельдшера. Следующий прием Овакимяну назначили на 16 июня − в ближайший день, попадавший на смену Семотюка. На второй прием заключенный не явился. Адвокат уточнил, что в должностных обязанностях фельдшера нет пункта, предписывающего разыскивать заключенного. В следующий прием, 6 июля, Гора Овакимяна лечил коллега Семотюка фельдшер Ведяшкин.

По словам адвоката, о состоянии заключенного 6 июля доложили дежурному. Фактическое решение о транспортировке во Владимир принимали не фельдшеры. Защитник уточнил, что на территории колонии запрещено пользоваться мобильными телефонами и Семотюк не имел возможности самостоятельно вызвать скорую. Фельдшер признает, что видел тяжелое состояние больного, но был уверен, что довести его до Владимира в автомобиле ФСИН возможно. В дороге фельдшер был рядом с Овакимяном, они даже разговаривали о футболе. Перед дорогой больному дали лекарства и прокапали его физраствором. Состояние улучшилось.

Фельдшеру ковровской ИК-6 отменили оправдательный приговор по делу погибшего заключенного Гора Овакимяна
Фото – ПроВладимир

Фельдшеру вменяют, что он не взял анализы крови. Адвокат возразил, что смерть осужденного наступила быстрее, чем были бы готовы анализы. Даже в случае, если признать это упущением со стороны фельдшера, оно не повлияло на оказание медпомощи.

Адвокат также привел статистику смертности при синдроме ОРДС, согласно заключениям, явившимся одной из причин смерти. Фельдшер в силу образования не мог и не должен был распознавать этот синдром. Даже при своевременной диагностике, летальность при развившемся респираторном дистресс-синдроме доходит до 50%.

Адвокат также заявил, что в медчасти колонии ИК‑6 работали семь человек, имевших полномочия оказывать медицинскую помощь. «Каким образом из этой гущи выцепили подзащитного Семотюка?», − спросил адвокат, а затем обратился к стороне обвинения: «Вы что-то не то написали. В чем признаваться? Вы хотите сделать [подзащитного] стрелочником, который ответит за все».

Защитник Василий Шаронов также заметил, что в деле есть показания медицинских работников и ни один из них не считает фельдшера виновным в смерти Гора Овакимяна. «Последнее слово должно быть не за прокурором, а за медиками», − заключил адвокат.

Для вынесения решения судье потребовалось 29 минут, его резолютивная часть полностью соответствует позиции обвинения: уголовное дело передать в Ковровский городской суд на повторное разбирательство иным составом суда. Решение может быть обжаловано в вышестоящей инстанции. Мотивировочную часть судья представит в течение трех дней.

Комментирование материалов доступно по ссылке

Back to top button