Власть

Владимир Путин – один в поле воин

Прослушать новость:

В полдень 20 декабря добрая половина страны всматривалась в экраны гостелеканалов и надеялась услышать от президента Путина ответы на множество вопросов. Более тысячи российских и иностранных журналистов со всего мира собралось в столице России.

Подробно рассказывать, какие вопросы задавали президенту, и как он на них отвечал, смысла не вижу. Описание хотя бы основных событий заняло бы не одну тысячу знаков, а анализу пресс-конференцию уже подвергли десятки серьезных изданий. Посмотреть трансляцию и ознакомиться с текстом можно, например, здесь.

Данный материал хотелось бы посвятить своим ощущениям от мероприятия столь высокого уровня. Мне, кстати говоря, довелось официально ехать от «Владимирских ведомостей». За это меня в очередной раз зачислили в штаб «губернаторских», ну и пусть, зато, в отличие от недоброжелателей мне на пресс-конференцию президента удалось пробиться.

Последний раз встречу на подобном уровне Владимир Владимирович проводил в далеком 2008 году. Находясь на вершине своего могущества, за 280 минут будущий бывший президент смог спокойно разделаться более чем с  сотней вопросов. Когда 14 февраля 2008 года Путин изрек свое знаменитое «я пахал как раб на галерах», мне было 16 лет и ни о каких поездках к президенту я не то, что не мечтал, даже мысли и желания не возникало.

И вот, 20 декабря, 4 часа утра. Немногочисленная группа владимирских журналистов отправляется в Москву от Белого Дома. С чем связан столь скромный интерес коллег мне неизвестно, то ли смысла они в поездке не увидели, то ли просто аккредитацию не прошли. Проскочив еще не успевшие возникнуть пробки, к 8 утра мы оказались на Краснопресненской набережной. Здесь нас ждали «шаттлы», оказавшиеся вполне себе обычными микроавтобусами, доставлявшими журналистов непосредственно к зданию World Trade Center, где и должна была происходить встреча с президентом. Вопреки пессимистичным ожиданиям мерзнуть на улице нам не пришлось, проблем и очередей на входе не возникло. Рамка металлоискателя и «рентген-аппарат» для фотосумки, вот и все меры предосторожности.

В главный зал нас начали запускать за полтора часа до начала пресс-конференции. После долгого ожидания, гонимые с места на место сотрудниками пресс-службы президента журналисты смогли лицезреть сначала пресс-секретаря Дмитрия Пескова, а затем и самого ВВП.  Никакой разминки не предвиделось, «акулы пера» сразу же перешли к самым актуальным вопросам. Стержневая тема, многократно упоминаемая в вопросах президенту — закон «Димы Яковлева» или «Анти-Магнитский» закон.

Сколько президент разными словами не высказывал свою позицию, раз за разом ему приходилось апеллировать к недоброжелательности «вашингтонского обкома» и необходимости ответных мер. Весьма неубедительно Владимир Владимирович доказывал, что четыре года находился «не у руля», соответственно, знать и решать многие проблемы он не в состоянии. Режим «ручного управления» государством, налаженный за последние 12 лет, впрочем, позволяет сомневаться в искренности слов Владимира Путина.

Вопросы и поведение журналистов в 2012 году разительно отличались от предыдущих лет. Подобной смелости и даже агрессивности от прессы, похоже, не ждал ни Песков, руководивший  неудачной «постановкой», ни сам президент. Острые и неудобные вопросы Путину задавали не только журналисты либерального толка, но и представители крайне лояльных президенту государственных СМИ.

Как отметила коллега с ВГТРК Дарья Давыдова, повестка дня региональных журналистов сильно отличалась от вопросов федеральных коллег. Если вторые, как обычно, «сидели» на политических и более глобальных международных темах, то первых традиционно интересовала политика руководства страны относительно того региона, откуда они прибыли и решение конкретных «местечковых» проблем. Правда, доходило порой до абсурда. Множество рук тянется вверх, президент называет счастливчика, а он вместо того, чтобы задать нормальный вопрос, просит поздравить с днем рождения своего ребенка. Многие региональные журналисты поднимались со своих мест лишь для того, чтобы попросить Путина приехать к ним, поскольку их регион «самый лучший». Поводы и программы предполагаемых визитов предлагались самые разные – от добычи юбилейной тонны угля, до совместной рыбалки.

Если всерьез вслушиваться в ответы ВВП, то становится понятно, что новой, действительно важной и полезной информации мы услышали совсем немного. Касающиеся политики вопросы Владимир Владимирович воспринимал вовсе не так, как этого ждали. Переформатировав вопрос у себя в голове, президент, как опытный политик, отвечал на него удобными для себя тезисами. То есть, рассуждая, в общем-то, по теме, глава государства на заданный вопрос, по сути, не отвечал. Очень часто Путин прибегал к сравнению с Америкой. Выглядело это примерно так: «Вы говорите, что у нас с… (чем-нибудь)… плохо? А вот в США  с этим … (пример)… еще хуже». Уже после окончания пресс-конференции мне удалось пообщаться с маститыми федеральными коллегами, которые подтверждали мои догадки относительно того, что это один из основных приемов избежать неудобных ответов в общении с прессой.

Глава государства традиционно и категорически отверг наличие системных ошибок в своей работе на посту руководителя, хотя при этом все же смог найти некоторые недочеты и неэффективные решения. Привычные к появлению новых оборотов и поговорок зрители остались недовольны – за 273 минуты в эфире ничего фееричного Владимир Владимирович не придумал, а даже если и придумал, то вслух не произнес.

Спустя 3 часа после начала встречи со СМИ пресс-секретарь Песков начал намекать Владимиру Путину на необходимость завершения встречи. Однако почувствовали этот сигнал скорее многочисленные журналисты, не успевшие утолить свой информационный голод. К окончанию четвертого часа мероприятие быстро выходит из-под контроля. Все больше людей не просто тянут руки, планшеты и таблички ввысь, а начинают вставать и кричать, требуя предоставить слово именно им. Из 1300 человек в зале свой журналистский талант таким способом демонстрирует около сотни представителей прессы, остальные же напряженно и устало ждут конца мероприятия.

Вновь переход в режим «ручного управления» — Песков самоустраняется и лишь пожимает плечами, а Путин лично определяет автора следующего вопроса. Наконец, на 273 минуте, прерывая недовольный гул, все заканчивает сам Владимир Владимирович: «Закончить нашу встречу, так же как ремонт в квартире, невозможно. Ее нужно прекратить». Несмотря на множество  острых и неудобных вопросов заметно – президенту приятно любое внимание, он готов отвечать на любые вопросы, пусть многие ответы и не удовлетворят ни журналистов, ни российский народ.

Back to top button
Close
Close