ЖизньПроисшествия

Мать убийцы Богдана Прахова знала о преступлении?

Прослушать новость:

Вчера 35-летнему Сергею Козлову было предъявлено обвинение в похищении и убийстве пятилетнего Богдана Прахова. А сегодня по этому поводу состоялась совместная пресс-конференция начальников региональных управлений СКР и МВД – Александра Еланцева и Сергея Губарева.

Вряд ли кому-то нужно напоминать обстоятельства трагедии, происшедшей минувшим летом в Петушинском районе в садоводческом товариществе «Мир». Случившееся неоднократно описывали как в местных, так и в федеральных СМИ. Вся страна следила за поисками убийцы мальчика, зачастую сетуя на медлительность правоохранительных органов – чтобы задержать подозреваемого, им понадобилось более полугода.

И речь не идет о каком-то хитроумном маньяке, который несколько месяцев водил следствие за нос. Сергей Козлов – житель города Петушки, инвалид 2 группы по психическому заболеванию с детства. До 2005 года находился под наблюдением психиатров, а потом был снят с учета в связи со стабилизацией самочувствия и адаптированностью в обществе. Причем в его биографии, оказывается, уже был случай нападения на ребенка. В 1995 году жертвой стал 8-летний мальчик. Мужчина толкнул его в снег и ударил ножом в спину. Тогда уголовное преследование в отношении Козлова было прекращено, поскольку он был признан невменяемым.

Учитывая эти факты, возникает вопрос – почему Сергей Козлов сразу не попал в список подозреваемых? Александр Еланцев объяснил, что следствие запросило все приостановленные или прекращенные уголовные дела по преступлениям, совершенным в отношении малолетних – за 15 лет. То есть, историю 1995 года сотрудники СУ просто не смогли отследить. Запросили также дела всех, кто состоит на учете в психдиспансере. Но и там карточки Козлова не было, его же сняли с учета в 2005 году – согласно приказу Минздравсоцразвития о добровольном лечении лиц, страдающих психическими расстройствами.

Вообще же мужчину первый раз допросили в начале августа. У него взяли эпителий для анализов и отправили в столичную лабораторию. Но его номер был почти что шеститысячный, так что очередь дошла только в январе этого года. Тогда и выяснилось, что генотип Козлова совпадает с потожировыми следами, изъятыми с одежды погибшего ребенка.

Есть и такой нюанс – Дима, несовершеннолетний приятель Богдана, не опознал похитителя. Впрочем, следователи считают, что мальчик плохо запомнил черты лица Козлова из-за стресса. Потому и фоторобот, составленный со слов очевидца, не очень похож на обвиняемого. В общем, результаты опознания не являются решающими, когда есть другие серьезные доказательства. В том числе явка с повинной.

Кстати, говоря о сложностях в расследовании, начальник СУ СКР по Владимирской области отмечает неполные свидетельские показания Димы. Тот скрыл несколько фактов, которые могли бы прояснить мотив случившегося и сузить круг подозреваемых. Мальчик боялся наказания от деда – тот не разрешал ему выезжать с территории садового товарищества, а он нарушил этот запрет.

Сергей Козлов рассказал следователям, что случилось 19 июня. Ему показалось (а может, так оно и было на самом деле) что Богдан с Димой надсмехаются над ним. Мужчина схватил пятилетнего мальчика и побежал в лес, где несколько раз ударил его головой о ствол дерева. Александр Еланцев отмечает, что доходя до этого места в рассказе, обвиняемый начинает говорить, что его «замкнуло», и плачет.

Понесет ли убийца наказание за содеянное – пока не ясно. Напомним, однажды он уже избежал его. Оценкой психического состояния мужчины снова займутся специалисты. Если его признают невменяемым, то ему грозит разве что принудительное лечение.

Ну а напоследок – шокирующий факт из дела. Оказывается, мать Сергея Козлова знала, что именно он убил Богдана. Сын рассказал ей об этом спустя две недели после трагического события. Женщина утверждает, что не придала этому значения, приняв за выдумки. Но младший брат подозреваемого говорит, что был в курсе случившегося с первого же дня.

Собственно, без комментариев. По закону родных Козлова нельзя привлечь к уголовной ответственности за укрывательство преступления – у них есть право не свидетельствовать против близкого родственника.

Back to top button
Close
Close