ВластьИнтервьюОбщество

Наталья Юдина: «Общественность области — не равно Общественная палата области»

Прослушать новость:

В регионе запущен процесс формирования второго созыва Общественной палаты. Об итогах деятельности первого созыва и дальнейших перспективах мы поговорили с председателем Общественной палаты, доктором филологических наук, проректором  по международному сотрудничеству и общественным связям ВлГУ Натальей Владимировной Юдиной.

-Наталья Владимировна, когда родилась идея создания Общественной палаты во Владимирской области и как проходил процесс ее становления?

— Ну, я думаю, что сама идея зародилась с начала формирования самого института Общественных палат на территории Российской Федерации. Идея о том, что общественный институт такого рода должен быть на территории РФ, еще была предложена в послании тогдашнего президента РФ Владимира Владимировича Путина в 2004 году. И с 2005 года была сформирована Общественная палата РФ, и далее — общественные палаты субъектов. Если говорить о нашем субъекте, то Общественная палата Владимирской области сформировалась последней в ряду субъектов Центрального Федерального округа. Закон был принят в декабре 2009 года. Споров вокруг закона было много. И многие из них вполне обоснованные. И как мы сейчас понимаем, и как понимали в 2009 году. Первое пленарное заседание состоялось 26 апреля 2011 года. И 26 апреля 2013 года Общественная палата первого созыва складывает свои полномочия.

— Я понимаю, что были споры. Но почему все-таки так долго? Пять лет, вы говорите, прошло с 2004 по 2009 год, и первое заседание — 11 год. Получается 7 лет. Почему так долго, и почему наша область оказалась последней?

— На этот вопрос я не готова ответить, потому что в стадии разработки данного закона я не была тогда еще так активно вовлечена в общественную деятельность. Я подала документы в Общественную палату и была назначена Законодательным собранием области, поэтому с того момента я работала уже с тем законом, который был принят. Что касается того, почему так долго формировалась Палата, это всем известно. 14 человек были назначены губернатором области, 14 человек были назначены Законодательным собранием, и 28 человек в соответствии с законом должны были принять и выбрать 14 человек. Консолидировано мы выбрали только одного человека, как все хорошо знают, отца Иннокентия, который, к сожалению, сегодня не работает у нас на территории субъекта. По ряду объективных и субъективных причин Палата не была сформирована вовремя.

— Какое место Палата занимает в структуре области, какие функции она должна выполнять, и какие выполняет фактически?

— Очевидно, что Общественная палата должна иметь свою нишу в любом субъекте, также как и в Российской Федерации. Не знаю, насколько на сегодняшний день такая цель достигнута Общественной палатой первого созыва, но она априори, наверное, не могла достичь этой цели, потому что многие говорили о том, что это абсолютно мертворождённый орган, и вряд ли он будет работать. Я не устаю настаивать на том, что Палата работала, и работал каждый член Общественной палаты в меру своих сил и возможностей на общественных началах. Если говорить о том, каково место Общественной палаты в структуре, то мы имели четкое взаимодействие с органами исполнительной власти, с органами законодательной власти. Пытались решить ряд системных вопросов. Если говорить о законе, то Общественная палата призвана так же, как и все органы власти, к тому, чтобы улучшать жизнь и благосостояние жителей на территории Владимирской области. Осуществлять общественный контроль. Осуществлять общественную экспертизу. Выявлять системные проблемы, которые существуют на территории области, в жизни общества. То есть все, что связано с законом, и все уставные нормативные функции прописаны в законе об Общественной палате. Часть из них реализована. Часть из них будет реализована в Палате второго созыва.

— Какова роль Председателя Общественной палаты?

— Я считаю, что председатель Общественной палаты — это абсолютно такой же член Общественной палаты. Мы все одинаковые, все равны. Нас 42 человека, нас избрали. Важно, что это люди, которые работают на общественных началах. Поэтому, когда мне задают вопрос и когда в мой адрес идут вопросы — почему Палата работала не так, как от нее ожидало общество, мне хочется задать вопрос всем членам Общественной палаты, которые рядом со мной живут и работают. Мы все равны, и равен наш вклад в работу нашего общего органа. И мне бы очень хотелось, чтобы каждый член Общественной палаты вносил свою большую лепту в нашу общую, единую работу. А так у нас получалось, что не всегда, к сожалению, каждый член Палаты работал в меру своих сил и возможностей. Ну, еще один принципиальный момент, который я бы хотела подчеркнуть: очень многие члены Палаты настаивали на том, чтобы мы добивались финансирования Общественной палаты и отдельной строки в бюджете области. Я всегда категорически против этой позиции. Я считаю, что общественник должен оставаться общественником всегда и везде. Нельзя общественную инициативу превращать в очередной орган власти. Поэтому если в ряде субъектов Общественная палата работает на финансовых началах и там даже есть свой аппарат, то у нас такого не было. И в этом смысле все, что мы сделали, мы сделали. И этим мы можем гордиться. Все, что мы не сделали, мы действительно не сделали, и мы принимаем от общества те эмоции и те вопросы, которые действительно могут возникнуть к нашему только еще сформированному молодому органу.

— Сложился достаточно широкий круг людей, которые считают, что Общественная палата — это такой декоративный элемент на политической арене нашей области, дееспособность которого находится под вопросом, у которого нет полномочий, и так далее. Вы, наверное, не согласны с этим тезисом?

— Если говорить о каких-то полномочиях, то любой общественный орган имеет своей главной задачей рекомендацию к органам власти. Поэтому рекомендательный характер имеют и все решения Общественной палаты, и это очевидный факт. Так и должно быть. Было бы странно, если бы, например, решение Общественной палаты необходимо было исполнять всем органам исполнительной и законодательной власти. Это было бы странно, и это совершенно не нужно. Это первый тезис. Второй тезис: было бы очень грустно, если бы наше общество, любое общество, во все времена и цивилизации было абсолютно равнозначным и одинаково мыслящим. Именно инакомыслие, в моем представлении, создает элемент прогресса. И создает движение вперед. Другое дело — чем мы руководствуемся в своем инакомыслии. Мы находимся в оппозиции ради оппозиции, или мы находимся в оппозиции ради конструктивного дела? Если, например, говорить о том, что нужно выходить с какими-то радикально настроенными настроениями или, например, с большими серьезными плакатами на улицу, то лично я, например, не сторонник таких подходов. Я считаю, что с любой властью можно найти компромисс, и главная задача — это решить тот вопрос, который стратегически важен в интересах людей, в интересах общества. Поэтому я не готова комментировать тезис относительно того, что Общественная палата — недееспособный орган. Безусловно, у Общественной палаты первого созыва есть свои минусы, и мы их знаем, и мы их абсолютно признаем. Потому что сам процесс формирования априори не дал возможности палате состояться как органу, к которому прислушались бы. Но мне кажется, что задача, наша задача, в сложившейся политической, экономической и социальной ситуации нашего региона частично была выполнена. Она выполнена именно потому, что в регионе, в том числе и в Палате, работают люди абсолютно разных политических настроений, абсолютно разных мировоззренческих позиций. Люди с активной гражданской позицией, которые работали в интересах области, и старались делать так, чтобы ряд системных вопросов был решен.

— Вы сказали, что решения палаты носят рекомендательный характер, и тогда приведите, пожалуйста, примеры этих рекомендаций, которые были услышаны, и которые, возможно, были выполнены.

— Мы проводили ряд общественных экспертиз законопроектов. К нам обращались органы исполнительной и законодательной власти с тем, чтобы откомментировать тот или иной закон или документ. Ну, например, по экспертизе. То, что делала Палата официально. Это областной законопроект о внесении изменений в статью 5 закона Владимирской области о мерах по защите нравственности и здоровья детей во Владимирской области. И проект об административных правонарушениях Владимирской области. О награждении почетным знаком «Родительская доблесть». Об общественной экспертизе проектов нормативно-правовых актов. О дополнительных мерах государственной поддержки семей на территории области. Вот, например, обсуждение реального вопроса: каков должен быть семейный капитал для семьи, имеющей третьего и более ребенка. Мы знаем, что на территории разных субъектов абсолютно разные финансовые преференции для такой семьи. Есть те, кто получает 50 тысяч за рождение третьего ребенка от области. Есть те, кто получает 100. Есть те, кто получает дом, получают жилье, получают земельный участок. У нас были долгие споры, как вы знаете, на эту тему. И Общественная палата свою позицию высказала. Насколько это было услышано — это вопрос уже другой, но здесь позиция была. Еще пример с общественными слушаниями. Общественные слушания, например, по градостроительству. Вы, по-моему, были на этих общественных слушаниях по сохранению культурных объектов. Общественные слушания по оказанию платных медицинских услуг на территории области. Безусловно, мы разослали всем органам исполнительной и законодательной власти эти документы. В качестве примера могу еще назвать перинатальный центр, и решение по перинатальному центру. Хорошо, что найдено, наконец-то, совместное, консолидированное решение. Здесь, конечно, нет заслуги Общественной палаты, но то, что члены Общественной палаты много и серьезно об этом говорили, — это безусловный факт. По пандусам в наших медицинских учреждениях. Мы делали рейд с представителями общества инвалидов. Даже сами пробовали эти пандусы в разных лечебных заведениях — насколько это возможно для инвалида действительно реально подняться на этом пандусе и проехать. В некоторых лечебных заведениях изменена эта ситуация, и инвалиды-опорники имеют возможность сейчас позвонить по конкретному телефону, чтобы их доставили в больницу. К сожалению, не везде это так. Есть частичные решения проблем конкретных людей, которые обращались в общественную приемную Общественной палаты. Это также единичные, штучные случаи нашей поддержки. Ну, например, получение места в детском саду ребенком. Или расчет оплаты жилищно-коммунальных услуг. Или, например, очень часто обращались люди, к примеру, ветераны труда, почему они не имеют каких-то определенных льгот? Таких обращений было много в Палату. Только более 200 обращений было вот сюда, в общественную приемную, за год. А так, вообще, более 700 обращений на сайт, в письменном виде. Поэтому в этом смысле, мне кажется, что если в органы обращаются, значит, определенная степень, определенный кредит доверия органу есть. В данном случае я имею в виду нашу Общественную палаты.

— Вы сказали, что Палата высказывает свое мнение по некоторым вопросам, но также были проблемы, по которым Палата свое решение не выносила. Таких было много. Самый яркий, на мой взгляд, пример — это итоги выборов декабря 2011 года. Тогда Палата, насколько я понимаю, отказалась выносить какое-либо решение, и даже практически не обсуждала этот вопрос. Возникли трения внутри самой Палаты, да, то есть мнения разделились. Как вы это прокомментируете? По острым политическим вопросам Палата практически никаких рекомендательных или каких-то других решений или предложений не вносила.

— Вопрос очень хороший, он очень сложный. Если это вопрос лично ко мне, как к председателю Палаты, то я готова здесь ответить таким образом: так как Палата формировалась с очень большим политическим подтекстом, то я видела свою деятельность в первую очередь как председатель Общественной палаты в том, чтобы создать единый монолитный  работоспособный орган. Поэтому мне казалось необходимым не возбуждать острые политические конфликты внутри Общественной палаты. И вопрос, связанный с выборами в Государственную Думу, был одним из таких вопросов. По поводу решения не обсуждать выборы —  это было не мое личное решение, насколько вы помните и насколько вы знаете. Этот вопрос был поставлен на обсуждение. Тем более что Палата тогда уже заседала в конце декабря, а выборы состоялись, насколько я помню, 4 декабря, поэтому уже начались судебные дела и разбирательства. Я еще раз повторяю, что я не сторонник абсолютно радикальных выходов на улицу. Я считаю, что нужно решать все здравомыслящие вопросы в ходе, может быть, острой, жаркой, серьезной, но дискуссии, а никаких не кулачных боев, и никаких митинговых ситуаций. Решение, которое приняла Палата, — это решение, принятое большинством голосов.

— Тогда еще один пример. Меня задело, скажем так, в прошлом году. Одну из тем, которую обсуждала Общественная палата, —  это был Спасский холм. Не слишком оперативно, но Общественная палата создала специальную комиссию, которая разбиралась с местом зарождения Российской государственности. Помимо того, что члены комиссии не слишком активно посещали заседания, которые собирались по этому поводу, так они еще и сами признавались в том, что они абсолютно не владеют этой ситуацией. И по итогам, они ни к какому решению не пришли. И просто опять сказали, что у нас нет полномочий. Соответственно, сказали несколько очевидных вещей, но по делу не сказали нам ничего нового. То есть, как я понял, это принцип работы Общественной палаты — создавать комиссию, собираться на эту комиссию поговорить, в конце спора вспомнить, что у нас нет полномочий, разойтись и ждать заседания следующей комиссии.

— Вопрос поставлен точно, но я хотела бы сказать, что общественность области не равно Общественная палата области. И это слава богу! Потому что у нас есть и другие общественники, не члены Общественной палаты, которые могут решать проблемы. И готовы об этих проблемах принципиально заявлять. Если говорить о Спасском холме, то общественность забила здесь тревогу раньше, чем Общественная палата. И я в этом не вижу ничего сложного и, тем более, ничего страшного. Наоборот, это хорошо, что у нас есть принципиальные общественники и профессионалы-общественники, которые могут выявлять и решать такие проблемы. Но, к сожалению, членов общественной палаты всего 42, и они не могу быть компетентны во всех вопросах, выдвигаемых гражданским обществом.

— То есть, получилось, что один общественник, который из Общественной палаты вышел, сделал больше, чем 42 общественника, которые сидят в Общественной палате?

— Ну, один общественник, который сделал, как вам кажется, больше… Вы имеете в виду Романа Владимировича Евстифеева. Я считаю, что Роман Владимирович Евстифеев как политолог и как общественник действительно делает много на благо развития нашего региона. Но я не откажу в этом и другим общественникам, в том числе и ряду членов Общественной палаты. Что касается Спасского холма, то мне кажется, что решение здесь было коллегиальным абсолютно, и это не только мнение и решение общественности. Здесь были подключены специальные структуры, и разные органы власти для того, чтобы это решение было принято. То, что общественники заострили эту проблему, это безусловно так, и это хорошо. И в этом смысле я благодарны всем тем общественникам, которые к этой проблеме подключились. Но Общественная палата в данном случае, точнее — рабочая группа Общественной палаты, была создана из профессионалов и специалистов. Поэтому я не готова сейчас принимать однозначную критику того, что Общественная палата не сделала ничего. Например, у нас в рабочей группе состоял Николай Евгеньевич Волков.

— Он первым же сказал, что «вы знаете, я что-то в этой проблеме не разбираюсь, и давайте начнем с чистого листа». Вот он так сказал на первом заседании. Я сегодня проверил.

— Я, к сожалению, на этом заседании не была, как вы знаете, и в эту рабочую группу не входила. Потому что я не считаю себя компетентной во всех вопросах, а ведь рабочая группа Общественной палаты должна формироваться из профессионалов. И как мы уже говорили, общественное мнение — это профессиональное мнение эксперта плюс гражданская позиция. Вот в одних случаях нужна гражданская позиция, в других нужен профессионализм. Хорошо, когда это совпадает, хорошо, когда это принимается. И так и должно быть. Пусть так и будет.

— Впереди нас ждет формирование второго созыва Общественной палаты. Какие вы видите перспективы, и станут ли наши хваленые общественники действительными представителями общества, или по-прежнему останутся посланниками политических сил, которые их туда выдвинули?

— Меня, конечно, очень расстраивает подтекст: «хваленые общественники». Здесь никаких хваленых общественников нет и быть не может. Каждый человек, который что-то делает для формирования гражданского общества, каждый из членов Палаты или любых других общественников, работая бескорыстно, в нерабочее время, достоин всяческого уважения. Вот вы, например, действительно формируете общественное мнение, и это хорошо. Другое дело, насколько оно соответствует представлениям одного человека, другого и третьего. У нас у всех свое мнение на любой счет, по любому вопросу, по любой позиции. И это хорошо. Важно уважать друг друга и слышать друг друга. Но что касается формирования второго созыва Общественной палаты, то я уверена в том, что Палата второго созыва будет формироваться быстрее, чем Палата первого созыва. И сейчас на повестку дня вышел вопрос о том, кто должен войти в состав Палаты. Поэтому от всех общественников, которые считают себя способными и видят свои силы в том, чтобы сделать что-то на благо области, органы исполнительной и законодательной власти ждут заявок. Поэтому все те общественники, которые приняли активное участие в решении вопроса по Спасскому холму, все те, кто активно формирует сейчас нашу медийную среду и пишет о том, что что-то не делается властями или «хвалеными общественниками», могут подать свои заявки в Общественную палату и сделать больше, чем сделала Общественная палата первого созыва. А это будет сделать не так сложно.

— Очень хорошее замечание в конце. Наталья Владимировна, какое вы будущее видите для себя в этой Общественной палате? И будет ли оно?

— Я сейчас это не готова обсуждать. До 26 февраля у меня есть время подумать. Я всегда сторонник тех позиций, что для того, чтобы куда-то идти, нужно, чтобы тебя где-то ждали. Поэтому нужно посмотреть, насколько будет востребовано мое участие в Общественной палате второго созыва. После этого я приму это решение.

— Тогда я спрошу так: не ждут ли вас где-нибудь в ветвях законодательной или исполнительной власти, особенно в связи с грядущими выборами. Например, в Законодательном собрании? Особенно, если учесть слухи, которые сейчас идут вокруг ВлГУ, что якобы вас там где-то сместят.

— Слухи — это всегда непроверенная информация. На сегодняшний день решений никаких не принято. Анзор Михайлович избран ректором университета. Университет ждет приказа из Министерства образования и науки. После этого ректор примет решение о том, кто будет в команде, кто будет назначен проректорами, директорами институтов.

— Известно, когда приказ этот будет?

— Он должен в феврале обязательно быть. Все должно быть, и все обязательно будет. В этом нет никаких сомнений. Будет официальное утверждение ректора университета в установленном законодательством порядке. А дальше будут приняты решения ректора о том, кто будет продолжать свою работу в команде и кто будет назначен вновь. Ну, и соответственно, в зависимости от решения ректора, будут приняты и мои личные решения.

— Ну а что касается законодательной и исполнительной власти?

— По-моему, я ответила на все вопросы.

— По-моему, нет. Хорошо, что ответили, то ответили. Давайте на этом закончим, спасибо.

Back to top button
Close
Close