ВластьОбщество

ОПКС про АЭС

Прослушать новость:

13 февраля состоялось первое в этом году заседание общественно-политического консультативного совета при губернаторе. Центральный вопрос повестки дня был известен заранее – общественники должны были обсудить перспективы строительства АЭС под Муромом.

Ключевое здесь  слово «обсудить». Никаких решений совет принять не может, полномочия в подобных организациях отсутствуют как рудимент. В этом ОПКС выступает братом-близнецом Общественной палаты. 

Почетными гостями встречи стали представители госкорпорации «Росатом» — главный инженер проекта Алексей Седов и  советник компании Максим Костюченко. Основной удар владимирцев на себя принял главный докладчик Седов. За час, что Алексей Юрьевич провел за трибуной, у него явно прибавилось седых волос.

Нижегородец привел множество аргументов в пользу строительства АЭС именно в Монаково. Общественникам также стали известны принципы работы станции. «Электричество нужно там, где его производят»,- убеждал Седов. Чем больше расстояние между объектами, тем выше затраты и потери в энергии. 33-ий регион, меж тем, остается энергодефицитным. На подпитку АЭС необходимо около 2 кубометров в секунду на каждый блок. Обратно в реку зараженная вода не поступает, а испаряется в процессе. И река Ока идеально подходит для этого.

Со всех сторон главного инженера атаковали недовольные общественники, представители различных политических сил. Забыв о междоусобицах, они объединились против внешнего «врага» с целью не допустить строительство атомной электростанции на границе с Владимирским регионом. Всем казалось несправедливым, что преференции получает Нижегородская область, а все минусы достанутся нам.

Одним из самых активных оппонентов Седова можно назвать депутата ЗС, муромского профессора Олега Кузичкина, много лет занимающегося проблемой карстовых провалов. Он отметил, что нынешней строительной площадке согласно федеральным нормам присвоена  1-ая степень опасности. В непосредственной близости от строительной площадки документально зафиксированы карстовые провалы.

«Наша позиция проста – строить там нельзя, опасно. Мы рискуем, ставим опасный объект в опасные условия. Зачем проблемный объект создавать?» — интересуется Олег Рудольфович. Основная проблема – отсутствие подходящих методик и аппаратуры для прогнозирования возникновения провалов.

По мнению инженера Седова, карстовая опасность преувеличена и является «страшилкой», выдуманной СМИ. Он также напомнил, что при разработке проекта необходимо обезопасить АЭС от смерчей и ураганов, вот только эти проблемы никого не интересуют, все акцентируют внимание на подземных провалах.

Естественно, что самые ярые противники строительства АЭС не преминули вспомнить Чернобыльскую аварию и недавнюю Фукусиму. Заявления представителей «Росатома» о том, что нынешние реакторы абсолютно безопасны, никого не успокоили. Словно заговоренные, общественники повторяли как мантру, что те станции также считались современными, пока не возникли аварии.

Особо Алексей Седов подчеркнул, что 40% от стоимости строительства АЭС тратится на безопасность. Согласно его словам, новая технология позволяет исключить «человеческий фактор» и возможность террористических актов: «Нельзя подать с компьютера сигнал, чтобы взорвался реактор. Это физически невозможно. Система безопасности основана на пассивных принципах».

Еще один важный вопрос беспокоил собравшихся. А учли ли проектировщики мнения простых жителей? Представитель «Росатома» сообщил, что ¾ жителей Нижегородской области высказались «За». А вот опросы владимирских общественников дают совсем другие данные. Абсолютное большинство муромлян негативно относится к строительству атомной станции.

А какие, собственно, преимущества область получит от возведения АЭС под боком? «Будут ли льготы на электроэнергию?» — задавались вопросом общественники. Инженер Седов кивал в сторону Виноградова и говорил, что это политический вопрос. Все зависит от того, как договорятся чиновники. Сам Николай Владимирович высказался в духе того, что ничего придумывать не надо, необходимо действовать в рамках законодательства.

Ближе к концу заседания кто-то из присутствующих справедливо заметил, что собрание ОПКС служит лишь одной цели – «выпустить пар». Ни о чем конкретном стороны договориться не могли, да и не имелось ни у кого соответствующих полномочий. Даже Николай Виноградов, дирижировавший встречей, своего мнения так толком и не высказал, ограничившись осторожными формулировками о том, что «не надо торопиться с серьезными решениями».

Back to top button
Close
Close