Реклама
ЖизньКультураОбщество

Современный акын Псой Короленко: о «Минуте славы», популярности и ненормативной лексике

Прослушать новость:

Странный человек со странным именем поющий странные песни дал концерт во Владимире. Наверное, тем, кто незнаком с творчеством Псоя Галактионовича Короленко, все видится примерно так. Хотя другие наверняка его узнали – он довольно известен в интернете, снимался в эпизодах фильмов «Пыль» и «Царь», а прошлой осенью даже участвовал в шоу «Минута славы» на Первом канале. Да и в Википедии есть его страница, где он обозначен как автор и исполнитель песен, филолог, перформансье и журналист.

Местная пресса не обделила вниманием столь интересную личность, придя в среду на пресс-конференцию в «Комсомолку». К слову, один из сотрудников нашей редакции, накануне просматривая видео Псоя в интернете, предположил, что подобные персонажи в реальности зачастую куда менее эпатажны. А иногда даже наоборот — скучны и невзрачны. Так вот, смею уверить, это не про Псоя Короленко.

Уточним, что Псой – это сценический псевдоним, в паспорте записано другое имя, Павел Лион. Как подсказывает та же Википедия, темой кандидатской диссертации последнего было творчество писателя Владимира Короленко, который как-то пошутил, что родись он в день святого Псоя – быть ему Псоем Короленко… Так и появился псевдоним у необычного артиста, аккомпанирующего себе на синтезаторе, любовно называемом «гармохой».

Если вы сходили по ссылке в первом абзаце этого текста, то уже посмотрели на Псоя Короленко в декорациях Первого канала. Согласитесь, выглядит довольно абсурдно, вряд ли массовый зритель сможет оценить то, что делает этот поэт-песенник. Но сам он вполне доволен участием в шоу: «Я выступал как пианист, показывал новый вид фортепианной игры, которая называется «игра под Станиславского»… Хочу сказать, что мне понравилась передача, мне понравился антураж. Я думаю, что это могло привлечь ко мне какое-то внимание, как к исполнителю, хотя, повторюсь, демонстрировал себя преимущественно как пианист».

Если говорить о популярности, то она, по мнению Псоя Галатионовича, вещь относительная, и измеряется не количеством «кликов», а качеством востребованности и успехом у коллег по цеху. Кстати, с тех пор как Псой «попал в телевизор», пользователи интернета чаще всего ищут песню «Остров, где все есть». А до этого большинство запросов было на другое его произведение – «Хорошая и чудовище». Погуглите, если вас не смущает ненормативная лексика.

Псой считает, что использование матерных слов в песнях иногда необходимо, он говорит, что это как цветы: «Когда делаешь икебану, ты можешь добавить кактус. Но только если знаешь секрет, куда его добавить, иначе это будет безобразно, отвратительно… Вообще, эти слова по умолчанию употреблять нельзя, это табуированная лексика. Если мы их иногда используем, это требует огромной внимательности, ответственности. Не должно быть хулы, брани. В этом смысле я не панк. Панк-эстетика идет от агрессии, а я иду, скорее, от красоты. Если слово не звучит поэтично, оно не должно быть в стихе…»

Впрочем, как отмечает Псой, в последнее время он все реже использует ненормативную лексику. Предполагает, что это естественная эволюция. Вообще же Короленко называет себя акыном: «Что вижу, то пою. В том числе это могут быть даже и научные статьи – услышанные, прочитанные, недослышанные… Мемы! Я их отображаю, как все вокруг – как природу, как деревья. Это реализм, вот так

Творчество Короленко специфично, принимать его или нет – каждый решает для себя сам. Полного отрицания на своих концертах современный акын не встречал. И сомневается, что встретит: «Был случай, человек разыскал меня после концерта и сказал – почему вы поете так ужасно, почему так глупо, почему так скучно, почему три аккорда, нет голоса и нет слуха, и такие дурацкие слова, это очень плохо… Я ответил – а зачем же вы разыскали меня сейчас, неужели, чтобы сказать мне это? Если кто-то поет плохо, я забуду сразу, и буду слушать то, что хорошо. И, по крайней мере, не пойду искать этого человека! Может вас все-таки как-то зацепило то, что я делал? Он говорит – ну да, но я не понимаю, как это могло меня зацепить. Понимаете? Парадокс…»

Реклама

Back to top button
Close
Close