ИнтервьюОбщество

«Хочешь снять Владимир? Езжай в Доброе…»

Прослушать новость:

Наши пятничные интервью немного изменили формат. Теперь мы будем беседовать не только с публичными персонами, но и с теми, кто, как говорится, широко известен в узких кругах. Ведь помимо чиновников, спортсменов, музыкантов и общественных деятелей во Владимире много интересных, хотя и не публичных людей. Мы хотим, чтобы наши пользователи узнали о них.

Встречайте, наш сегодняшний гость — фотограф Александр Подгорчук. Беседа получилась очень живой и неформальной, так что рекомендуем посмотреть видео. На всякий случай поясним — мы начинали записывать это интервью на Спасском холме, но потом нам пришлось переместиться в одно уютное заведение в центре города. Погодные условия, знаете ли, сыграли роль.

— Добрый день, Александр!

— Здравствуйте.

— Посмотрите, какое прекрасное место мы выбрали для интервью с вами. Чудесный вид отсюда открывается. Для вас, как для фотографа, это должно быть приятно.

— Да я здесь бываю чаще, чем дома…

— Понятно. И первый вопрос — а как вы официально представляетесь? Александр Подгорчук, фотограф?

— Да, но обычно еще люди спрашивают — откуда фотограф? И я начинаю импровизировать, кому я могу продать эти снимки. То ли «ИТАР ТАСС», то ли «Ридус», то ли «Ведомости»…

— Я вас впервые увидела, когда вы еще работали оператором в Заксобрании. Когда вы ушли на вольные хлеба?

— Осенью будет год.

— А почему ушли?

— Денег мало.

— Свободным художником получается больше зарабатывать?

— Нет. Получается еще меньше. (смеется) Но я же не знал, что будет еще меньше. Сейчас я думаю, что денег было достаточно, но работа была довольно-таки скучная, и я начал уже с жиру беситься — все, мне хочется чего-то нового, хочется какой-то движухи, чего-то другого. К тому же съемок стало больше, Владимир Николаевич (Киселев — прим. редактора) стал пиариться более активно, и по выходным приходилось работать. Я подошел — «ребята, а не хотите платить мне побольше?» Ну и наш диалог затянулся месяца на три, и в конце концов получилось так, что мне сказали «досвидос, братан».

— То есть, сейчас денег меньше, но веселее жить?

— Денег меньше, жить — да, конечно веселее, чем в Белом доме…

— Я пытаюсь понять, вы жалеете или не жалеете, что ушли?

— Я нет, не жалею. Но с точки зрения финансов, конечно, стало намного тяжелее.

— Понятно. А вы помните свой первый фотоаппарат?

— Конечно помню. Это была мыльница какая-то кэноновская.

— Пленочная или цифровая?

— Тут, получается, по разному — первый фотоаппарат, на который я начал снимать, или первый фотоаппарат, который у меня появился? Самый первый фотоаппарат мне отце подарил лет, наверное, в шесть. Но я в тот же день взял отвертку в руки и его разобрал, потом не собрал. На этом мое знакомство с фототехникой в тот момент закончилось. А мыльницу кэноновскую я купил себе уже сам, она была очень навороченная, хорошая. Я стал снимать и мне понравилось. На тот момент я, наверное, уже года три работал оператором.

— А как вы считаете, фотографу нужно какое-то образование?

— Конкретно для фотографа, мне кажется, необязательно. В целом — для того, чтобы у человека развить вкус, образование какое-то надо.

— А вы знаете фотографов с образованием? Где-то этому учат?

— Нет. Но я вообще знаю не очень много фотографов. Среди тех фотографов, которых я знаю… Я не так близко знаком с ними, чтобы спрашивать об образовании. Я знаю двух фотографов из Владимира, которые художники по образованию. Это сразу видно — учили их композиции, все такое. А мы, такие вольные стрелки, все на глаз. А так, образование… Я не знаю где у нас учат на фотографов.

— Может, такие вузов и нет…

— Вот во ВГИКе, я знаю, есть кинооператоры, видеооператоры, телеоператоры. Есть такие факультеты. Но по поводу фотографии…

— А у вас какое образование?

— Повар.

— Внезапно. Любите готовить?

— Нет.

— Понятно. А из чего состоит, обычно, заработок свободных фотографов? Свадьбы — это понятно. А еще что?

— По большому счету больше ничего не остается. Потому что у нас город такой… В Москве базируются все федеральные торговые и производственные сети, соответственно у них там находится офис, они там и заказывают рекламу.

— Рекламные съемки?

— Да. Допустим, какие-то там сникерсы, какие-то кока-колы. Все заказывают в Москве. Они у нас продаются, может быть где-то у нас и производятся, но заказывают рекламу там. У нас в городе рекламодателей раз, два и обчелся. И все они уже заняты более опытными фотографами, соответственно, такому «молодому, горячему» приходится как-то… Но реклама дает примерно 10 процентов заработка. Сейчас, слава богу, выборы. Перед выборами — да, какие-то деньги есть от этих гонок, какая-то копейка перепадает непосредственно исполнителям. Которые бегают за всеми кандидатами, снимают их общение с людьми, как они там разрезают ленточку, закладывают какие-то камни. Какие-то деньги с этого капают, но не очень большие. Львиный кусок всех денег, которые идут на предвыборные съемки, отправляются в такие конторы, как ВГТРК, большие газеты… Свадьбы лично у меня это процентов 70 заработка.

— Только свадьбы или еще какие-нибудь корпоративы заказывают, дни рождения?

— Корпоративы, дни рождения… Это самая ужасная работа для фотографа. Потому что снимать там по идее нечего. Если на свадьбе хоть невеста в белом, что-то происходит… То на корпоратив народ пришел, сел и тупо бухает. Снимать нечего, а народ потом требует — дай нам веселье. Так не было у вас там веселья, откуда? Не, корпоративы, может быть, да — когда собирается контора и бухгалтер Люба начинает плясать на столе, то может получиться красиво. Может, интересно посмотреть будет. Но юбилеи… Где все друг друга знают и, по идее, не происходит ничего давно… Народ себя чувствует менее раскрепощенно и не позволяет каких-то вольностей.

— А без вольностей не будет хороших кадров.

— Хорошие кадры в репортажке — когда человек ведет себя естественно. Когда он не обращает внимания на камеру. А когда он начинает рисоваться перед камерой, это сразу видно. Даже если он двадцать раз получал «Гремми» — сразу видно, что он играет. В любом случае видно, что он не такой, как всегда. У меня были знакомые девочки, которые работали профессиональными актрисами в театрах. Они настолько вживаются в роль, что даже дома себя ведут так как на сцене. Смотрится не очень красиво.

— Давайте немножечко про город. Один мой питерский знакомый говорил, что нет смысла приезжать в Питер с фотоаппаратом. Потому что все достопримечательности уже тысячу раз с разных точек сфотографировали… С Владимиром как дела обстоят, есть ли смысл тут фотографировать?

— Я всегда придерживался той мысли, что если хочешь что-то интересное сфотографировать — сверни с дороги. Уйди от маршрута. И ты снимешь там что-то интересное. И то же самое в Питере.

— Нет, давайте лучше про Владимир, я Питер как пример привела.

— Да у нас та же самая 2-я Никольская, сверни на нее. Этот двухэтажный центр города — прямо не могу на него смотреть. Уйди от этих Золотых ворот, которые снять нормально невозможно.

— Почему?

— Потому что везде провода троллейбусные. Потом сидишь и эти провода в фотошопе зарисовываешь. Но это уже не то. То же самое — Успенский собор. Там тоже снять довольно-таки трудно, потому что стоит колокольня, она доминирует. К тому же если присмотреться, если снимать со стороны Загородного, то видно, что колокольня наклонена. Картинка сразу смотрится не так…

— Так вы не советуете фотографировать эти достопримечательности, предлагаете уйти вглубь города и там что-то снимать…

— Да, мне кажется, что если человек хочет снять Владимир, ему надо ехать в Доброе! Там живет 70% города и там настоящий Владимир. Ведь город это не камни сложенные красиво-не красиво, это люди. И людей надо снимать. Мне очень нравится, когда кто-то едет в Индию, там снимает людей, которые купаются в реке Ганг и все такое… Это и есть Индия. У нас люди русские тоже — выйди в Боголюбово, там такие ходят типы! Но тут в России очень сложно, я снимал людей разных национальностей, и русские как-то особенно относятся к фотографам.

— Как?

— Они их, мягко говоря, не любят.

— Имеете в виду просто прохожие, незнакомые люди?

— Да. Ты на кого-то наводишь объектив, он сразу подходит и «че снимаешь?» И начинаются долгие-долгие терки, объяснения — зачем тебе это надо, почему… Такое ощущение, что все или работают в ФСБ, или в розыске. Прохожих снять очень трудно. Очень просто нарваться на неприятности. Я тут недавно в Суздале снимал американцев или голландцев, не помню… К ним подходишь практически вплотную. Вот он стоит — что делал, то и делает. Наверное, человек понимает, что если я подхожу фотографировать то, что он делает, не надо делать улыбку. Если начинает кривляться — я сразу дальше прохожу. А город снимать… Зайди на любой сайт, на любой фотохостинг… Если хочешь посмотреть красивый город, заходи к Володе Чучадееву, у него там фотографий города навалом, он любит снимать.

— А вам как фотографу и как жителю Владимира какие-то места нравятся в городе? Я обычно так еще этот вопрос задаю — приезжают к вам друзья, куда вы ведете их?

— Ко мне никто не приезжал…

— А вот приехали!

— Ну, я конечно показал бы все эти центральные достопримечательности. Не потому что они такие красивые, а потому что больше показывать-то нечего. Я почему говорил, что нужно сворачивать с дороги — это если хочешь сфотографировать что-то интересное. С точки зрения человека, который приехал посмотреть, то смотреть надо — вот у нас центральная улица, 500 метров. Все, дальше идти некуда.

— В нашем городе есть какая-то тусовка фотографов? Они общаются между собой?

— Естественно все общаются… Есть свадебные фотографы и видеооператоры, которые тусуются. Ну, обычно у них встреча происходит на работе в течении 30 секунд или минуты, когда в ЗАГСе пары пересекаются. Привет-привет, пока-пока. Конечно, есть интернет, есть фотофорумы, где общаются, но я там редко тусуюсь, потому что там часто происходят какие-то своры, какие-то разборки, мне это не очень интересно. С точки зрения общения фотографов, которые на репортажке, то у нас их-то и нету…

— На репортажке — это что значит?

— Это которые работают на новости.

— Это кто у нас?

— Чучадеев. Вот он репортажник. Он свадьбы снимает, но редко. А так все, репортажников нету, я и Вован!

— Вот заголовок — «У нас репортажников нет, я и Вован…» Ну, про Чучадеева мы уже поняли, а кого еще вы из фотографов во Владимире считаете настоящими мастерами?

— Есть, мне кажется, один из лучших фотографов в городе… Но она портретист.

— Тем не менее.

— Это Аня Морозова. Это даже не общероссийский уровень, это мировой уровень. Она такие вещи делает, я такие придумать даже не смогу никогда в жизни. И муж ее Олег. Вот они прямо рвут город на части. Молодцы, уровень держат очень высокий. Потом, есть у нас студия, которая занимается чисто детской съемкой — «Беби Смайл». Тоже очень высокий уровень взяли. Очень хорошо работают, очень хорошо получается. Я не хочу сказать, что я прямо такой критик, и что я разбираюсь в фотографиях на все 100 процентов, но мне нравится.

— На выставки фотографий вы ходите?

— Нет. Я ходил на выставку «World Press Photо» один раз, но я не понял, за что заплатил деньги, если я то же самое могу посмотреть в интернете совершенно бесплатно.

— Мм. Насколько я помню, вы на «Canon» снимаете. А вот по поводу склок на форумах, о чем они? «Canon» или «Nikon»?

— Канонисты, никонисты… Здесь весь спор-то сводится к тому, у кого лучше фотоаппарат. Каждый хвалит свой. Я хвалю «Canon», кто-то другой хвалит «Nikon». Если мы пересекаемся на съемках, то конечно мы друг друга «гнилыми яйцами закидываем», но никакой войны нету, каждый снимает на то, на что ему хочется. Склоки идут по поводу того, что… Я этим не занимаюсь — искать каждую крупиночку, стопроцентное увеличение фотографии делать… Это так скучно. Я снимаю фотографию, мне нравится — ну, слава богу. А есть такие люди, которые начинают — вот, там, у «Nikon» на 25 тысяч исо картинка одна, а у «Canon» на 25 тысяч исо картинка другая. Мне по барабану…

— И тем не менее, у вас «Canon».

— Мне очень часто «ВКонтакте» пишут девочки или мальчики молодые — «что купить». Я первым делом спрашиваю — «у тебя какой бюджет?». «Ну, тысяч 30…» Я говорю — «ну вот, если до 60-ти тысяч у тебя бюджет, бери все, что угодно». Они все до 60-ти тысяч снимают одинаково. Бери фотоаппарат в руки, вот легли у тебя пальцы под «Nikon» — бери «Nikon». Легли под «Canon» — бери «Canon». Я также взял. У меня был «Nikon», чтобы что-то в настройках поменять, приходилось столько всего сложного делать. «Canon» взял, пальцы легли — и я снимаю, мне им удобно. Хотя если бы у меня было свободны тысяч 300 или 400, я перешел бы на «Nikon». Потому что «Nikon», который идет уже в высшей ценовой категории, он будет снимать лучше, чем «Canon». Но у меня нет таких денег, чтобы перейти на «Nikon».

— А так смысла нет переходить.

— Да, смысла нет. Фотоаппарат снимает чем… Вот три главных составляющих — оптика, матрица и человек, который снимает. Все остальное…

— Ну ладно, хорошо, давайте не будем углубляться…

— Нет, я просто говорить могу часами — матрицы, количество пикселей…

— Давайте лучше про свадьбы. Сейчас август наступает, наверное, то самое время, которого очень ждут фотографы… Хлебное время, правильно?

— Да все лето хлебное.

— А расскажите какие расценки, разброс цен во Владимире на свадебную съемку.

— Фото или видео?

— Фото.

— Ну, у нас есть такая группа людей, которые снимаю вообще за тарелку риса. Студенты, которые приходят… Он купит себе какой-нибудь «Mark II» 24-105 и все. Он заходит на форум и цены валить начинает. И народ сидит, просто «рукалицо». Думают, «где тебя закопать..

— Ну так люди, наверно, не по ценам выбирают, а по фотографиям?

— Нет, люди выбирают по ценам. Звонят, спрашивают «какие у вас цены», даже не смотрят на работы.

— Но это неправильно?

— Ну… Я сколько общаюсь с молодоженами или с теми, кто заказывает свадьбы… Я понял, по большому счету, что 90 процентам заказчиков по барабану, как ты снимаешь. Вообще, абсолютно все равно. Главное, чтобы ты присутствовал на свадьбе. Фотограф и оператор часто воспринимаются молодыми как лимузин и тамада.

— Необходимый атрибут.

— Да. Или как эти… колечки на машинах. А некоторые даже выбирают так, что должно быть операторов побольше. Чтобы вокруг бегали, создавали суету, чтобы все их снимали. Я знаю фотографа во Владимире, который один снимет лучше, чем пятьдесят фотографов, которые будут бегать и снимать всякую байду. Лучше взять одного фотографа и заплатить ему 30 тысяч, чем взять десять фотографов по 3 тысячи.

— Так по ценам нас сориентируйте.

— Да фиг их знает, цены эти. Получается, от 16 до 30 тысяч. Но здесь никак не угадаешь. В последнее время стало очень популярно — и это очень плохо, это ужасно — снимать в две руки на видео и на фото. И мне звонят — «вы снимаете фото и видео?» Я кладу трубку и даже не разговариваю.

— Люди таких нанимают, чтобы сэкономить?

— Да, они хотят хоть что-то. Они не гонятся за качеством. У нас есть фотографы во Владимире хорошие, они делают такие фотографии свадебные, прямо шикарные. Но люди к ним не идут. Нет, я не говорю, что они сидят без денег, у них заказы, все лето занято, все нормально, да. Но мне было бы очень неприятно, если бы я написал какую-то картину, а человек повесил бы ее у себя в туалете. Мне очень бы не понравилось. Хотя с другой стороны, вроде бы — ты сделал, отдал и забыл про это. Любому человеку, который снимает, хочется, чтобы его работа была оценена не только с точки зрения финансов, но и с точки зрения понимания. Когда человек смотрит и говорит «а почему я здесь в фокусе, а сзади бабушка, она в расфокусе, надо снимать, чтобы все были в фокусе, а тут получается…»

— Невозможно объяснить?

— Нет, пытаешься объяснить — понимаете, тут наведена резкость, так должно быть чтобы выделить лицо… Все, планка упала, ничего не понимает.

— Ценителей не хватает?

— Да не ценителей, просто здесь дело вкуса. Это то же самое, что… Ну, не знаю… Хотя с другой стороны, если у нас в каждом автобусе играет «Радио-Шансон»…

— Ну, ладно, со свадьбами тоже все более-менее ясно. Вопрос, который мне всегда хотелось задать — сейчас так много людей зеркалок напокупали, фотошоп освоили, студии снимают… Вас не раздражает такое количество фотографов?

— Да нет. Понимаете, машины-то у всех есть, а Шумахер один.

— Не бывает такого, что вы говорите — я Александр Подгорчук, фотограф… И вам — ааа, опять фотограф!

— Ну я, во-первых, так не представляюсь… Не, просто снимают-то все, ну и пусть снимают, слава богу, пожалуйста. Я знаю людей, которые снимать не умеют и у которых очень дорогая техника, которые вкладывают в технику 300-400 тысяч… Но снимает все равно человек. Я не говорю, что я семи пядей во лбу, что у меня фотографии там… У меня половина фотографий тоже в мусор уходят, совершенно никому не нужны и совершенно мне самому не нравятся. А зеркалки — пусть покупают. Чем больше людей будут хреново снимать, что лучше будет тем, кто умеет снимать. Если ты купил себе зеркалку, это не значит, что ты фотограф.

— Понятно. Наш разговор уже близится к концу и у нас теперь блиц-опрос. Это десять вопросов, на которые нужно отвечать коротко. Готовы?

— Попробуем.

— Любимое время суток?

— Ночь.

— Кого проще фотографировать, знакомых или незнакомых?

— Незнакомых.

— Есть ли у вас домашнее животное?

— Нет, я сам животное.

— Если вы видите интересный кадр, но нет под рукой хорошей техники, снимите на мобильник?

— Конечно.

— Вы оптимист или пессимист?

— Пессимист.

— Следите ли за городскими новостями, то есть — читаете ли СМИ?

— Я в них живу.

— У вас много друзей?

— «ВКонтакте» 800 человек.

— Что бы вы посоветовали начинающим фотографам?

— Идите в какую-то другую профессию.

— Какую музыку вы слушаете, назовите группу или исполнителя.

— Limp Bizkit.

— Закончите фразу «Живу во Владимире, потому что…»

— … мне здесь нравится.

— Отлично! Все, это все наши вопросы, спасибо большое!

— Спасибо.

Back to top button
Close
Close