ЖизньКультураОбщество

Исторические названия вернуть можно. А сознание?

Прослушать новость:

В духовном центре вновь образованной Владимирской митрополии (а именно в рабочем  кабинете владыки Евлогия) состоялся «круглый стол» в рамках празднования 1025-летия Крещения Руси. Место, повод для дискуссии, участие в ней священников и вообще людей воцерковленных не означали, что тема чисто религиозная.

 

«Блинчики» вместо храма

Модератор беседы иеромонах Варфоломей (в проошлом историк и архивист Сергей Минин) сказал, что о сохранении исторического наследия важно говорить для всего гражданского общества. Надо задействовать все его здоровые элементы. Православное христианство – это значительная часть нашего наследия, вне зависимости от веры. Без него историю наших городов и сел понять невозможно.

Начали разговор с проблем территорий в городах, которые зачастую никак официально не обозначены. Но там были храмы или кладбища. При этом о.Варфоломей напомнил: во Владимире снесена в советское время треть храмов! И далеко не всегда об этом что-то напоминает. Памятник советскому общепиту — кафе «Блинчики» — на месте снесенной церкви в центре Владимира – один только яркий пример. А при храмах в старину обычно были и кладбища. Ходишь по тротуару, а под ногами – отеческие гробы…

Вот и обсуждали священники и миряне, как таким местам былых храмов и кладбищ придать официальный статус исторических мест. Вопрос, придавать ли вообще, для собеседников не стоял. Думали, как это сделать.

Если название улицы царапает?

Плавно перешли и к возвращению исторических названий. И опять от православия никуда не денешься в большинстве случаев – улица Урицкого была Подсборной, улица Подбельского – Троицкой и т.д.

Вернуть бы старинные названия всем. Однако как тут все непросто! Улица Вознесенская была улицей Щедрина, а потом опять стала Вознесенской. И преподавателя духовной семинарии Ольгу Ручко глубоко ранит противоречие бездуховной реальности с духовностью возвращенных улицам названий.

— Мне кажется порой, что есть вещи непоправимые, — сказала Ольга Ручко на «круглом столе». — Скажем, деньги — это просто бумага, пока не обеспечены золотом. А новые святые названия улиц останутся просто фонетикой, пока не будут обеспечены «золотом» соответствующих переживаний и чувств. А пока я читаю рекламу. Что-то вроде: «мир безумного веселья на Девической», «за полчаса документы на оружие на Второй Никольской», «приходи, оторвешься, будет жарко — кафе на Спасской».

И вот печальный вывод Ольги Ручко:

— Если в наших мозгах такое соединяется, то либо сознание наше безнадежно перекошено, либо названия улиц какого-то смысла лишены.

И рассказала Ольга Гавриловна такую историю из своей жизни. Родилась и была прописана она на улице Щедрина. Название «Вознесенская» улице вернули намного позже.

Но вот какими были жители улицы Щедрина во времена детства Ольги Ручко:

— Никому у нас не приходило в голову вспоминать, что улица названа в честь то ли владимирского революционера, то ли писателя. Все называли улицу только Щедринкой. Именно потому, что люди на ней были щедрыми. А недавно я заглянула во двор родного дома. Вышел хозяин, житель улицы Вознесенской, и стал меня таким словами определять, что бесчиние да и только… А жители улицы Щедрина, хоть среди них были и много пьющие и мало читающие, просто не смогли бы грубо «послать» пожилую женщину.

Люди были настолько приветливыми и добрыми, что, например, в доме держали новый стакан с этикеточкой, на случай, если староверы зайдут. 

-Вознесенская церковь была обувной фабрикой, — продолжала вспоминать Ольга Ручко, — а вот то, что храма там не было, сказать было нельзя. Потому что любой житель постарше, выходя из дому, крестился в сторону храма. А наши бабушки в праздники просили сторожа открыть ворота, в темноте молились и водили нас, детей, углы этого оскверненного храма целовать. И все это было на улице Щедрина. А на улице Вознесенской этого уже нет. И боюсь, что ни власти, ни хорошо организованные экскурсии не смогут наполнить смыслом святые слова названий наших улиц. Но делать это надо.

— По Советской приятнее ходить, чем сейчас по Спасской, — добавила Ольга Ручко, имея в вижду вывески и прочие внешние атрибуты современной улицы. 
Однако иеромонах Варфоломей, с одной стороны, согласился, с другой, — мягко, но вступил в дискуссию с этим пессимистичным мнением.

— Может быть, это и хорошо, что названия улиц царапают совесть, и мы видим несоответствие названия и того, что нас окружает.

О.Варфоломей привел в пример Соборную площадь.

— Название «Соборная» все-таки ее защищает, худо ли, бедно ли. Если бы она по-прежнему назвалась площадью Свободы, пляжный баскетбол на ней смотрелся бы идеально…

Одной из итоговых рекомендаций участников «круглого стола» была все-таки — за возвращение исторических названий.  Но иеромонах Варфоломей убежден, что большинство жителей должны принять душой и сознанием изменение названий своих улиц. В переименовании не должно быть компанейщины.

Окончательный вариант рекомендаций участников «круглого стола» появится после доработки на следующей неделе.

 

Back to top button
Close
Close