ИнтервьюКультураОбщество

«Ушедшие поколения тоже имеют право на голос…»

Прослушать новость:

В каждом интервью мы обязательно спрашиваем наших собеседников про Владимир, про любимые места и т.д. Обычно это три-четыре вопроса, но в этот раз практически все, о чем мы говорили, так или иначе касалось города.

Представляем вам нашего собеседника — краевед Илья Косыгин. Мы узнали его мнение о возможной установке створок в Золотые ворота, о возвращении улицам исторических названий, о вывесках в историческом центре и о многом другом.

— Мы сегодня, по просьбам наших читателей, сразу с места в карьер. Вы владимирец?

— Конечно. Я не просто давно здесь живу, я владимирец уже как минимум в четвертом поколении. Вот, на Князь-Владимирском кладбище можно видеть могилы моих родственников.

— Понятно. Вы, так скажем, с родословной владимирец. А историей своей семьи сами начали интересоваться?

— Сам. Не сказал бы, что у нас в семье очень увлекаются генеалогией.

— Как давно вы увлекаетесь краеведением?

— Наверное, серьезно не так давно. Вообще, я к этому с детства был приобщен, мой отец занимается реставрацией много-много лет, и он часто брал меня в Суздаль, в другие города — там раскопки археологические, реставрация памятников архитектуры. Это все, конечно, отложилось, запомнилось. Ну а стало это моим увлечением где-то с 2006 года. Когда, опять-таки, отец приобщил меня к своему делу, к реставрации памятников архитектуры. Занимаясь профессионально я не мог не увлечься.

— Краеведение для вас это хобби, правильно?

— Хобби.

— А какую-то бытовую пользу это несет?

— Не знаю, я лишь удовлетворяю свое любопытство. Другим людям рассказываю. Я считаю, что это немаловажно.

— Это интересно другим людям?

— Я вижу, что достаточно интересно.

— Я знаю, что группа есть «ВКонтакте»

— Ну, конечно. В последнее время, как я вижу, это очень интересует людей. И не только в группах «ВКонтакте». На вашем сайте очень интересные статьи, и я знаю, что они пользуются спросом. На «Зебре»…

— То есть, сейчас в СМИ тоже идет эта тема.

— Я заметил, что последние два года, наверное… Может это связано с общим всплеском гражданской активности. Не знаю, с чем именно. Но краеведением стали увлекаться, и как мне кажется, все больше и больше.

— Давайте об актуальном — как вам идея вставить створки в Золотые ворота?

— Не знаю… Я бы вообще лучше воздержался от комментариев.

— Но какое-то мнение есть?

— Я отрицательно отношусь к этому. Совершенно. Вряд ли это хорошая идея.

— А как вы считаете, получится ее воплотить в реальность?

— Я считаю, что вряд ли. Мне кажется, это просто какой-то предвыборный пиар. Мне кажется, об этой идее забудут.

— Но ведь если там раньше были эти створки, то почему бы не возродить? Такое мнение есть…

— Да, безусловно. Такое мнение, пожалуй, имеет право на жизнь. Но тут нужно понимать, что Золотые ворота это памятник 12-го века. Если мы будем вносить какие-то новшества, изменять их облик, то это уже будет новодел. И историко-культурная ценность памятника понизится. Это получается памятник не 12-го века, а уже 12-21-го веков. Он будет так официально датироваться. Вы же знаете, что Золотые ворота существенно изменили свой облик в конце 18-го — начале 19-го веков, когда были надстроены эти башни. Мне кажется еще раз усовершенствовать и модернизировать их не надо.

— Понятно. А еще я знаю, что вы активно интересуетесь темой возвращения улицам первоначальных названий.

— Да. Это, действительно, очень важная для меня тема. Правильнее даже сказать — не просто возвращение первоначальных исторических топонимов, а ценных исторических топонимов.

— А кто, вообще, может рассуждать, что ценно, а что не ценно?

— А я сейчас расскажу, это очень интересная тема. Ценность исторического названия вполне можно определить. Существуют ученые, топонимисты, которые занимаются определением этой вот историко-культурной ценности. Существуют так называемые критерии топонимичности, на основании которых каждый топоним может быть рассмотрен. И выявлены ценные, средней ценности или абсолютно малоценные топонимы. Эти критерии какие, например — оригинальность, уникальность названия. Согласитесь, Лубянка, Солянка, Варварка Китай-город в Москве. Невский проспект в Санкт-Петербурге. Это же уникальные названия. Нет нигде второго Невского проспекта. Это один из важных критериев. Еще очень важный критерий — длительность существования. Если топоним существует 10 или даже 50 лет — это молодой топоним. А многие топонимы существуют столетия. У нас во Владимире куча таких топонимов.

— Например? Каким улицам, на ваш взгляд, необходимо в ближайшее время вернуть исторические названия?

— Есть целый список улиц. Когда наши ведущие ученые в 90-е годы этой проблемой глубоко занимались, они составили так называемую программу топонимической реставрации города Владимира. Это все можно найти в интернете. Вот, улица Троицкая. Как мне кажется, это ценный топоним, который известен по крайней мере с 17-го века. Документально известен. А может быть он и раньше существовал.

— Где эта улица?

— Улица Подбельского. Это недалеко отсюда, в историческом центре.

— Еще какие улицы?

— Мироносицкая — сейчас улица Карла Маркса. Которая ведет к вокзалу.

— Но надо ли? Люди уже привыкли. Поколения сменились, представляете, какая сейчас путаница начнется?

— Это, действительно, один из аргументов противников возвращения топонимов. Но понимаете, в чем дело, наше поколение — не единственное, которое жило во Владимире. До нас жили десятки и даже больше поколений. По-моему, это очень демократично — учитывать мнение людей уже ушедших. В этом я вижу проявление демократии. Потому что ушедшие поколения тоже имеют право на голос. Ушедшие поколения жили с этими названиями, эти названия были для них ценными. К тому же вот еще один из критериев топонимичности — стихийность возникновения. То есть, топоним был назван так людьми, снизу. А не навязан волевым решение власти. Вот как было в Советском Союзе — топонимика служила средством пропаганды. А это достаточно новое явление, до этого не существовало такого. Потому что царских же не интересовала пропаганда посредством топонимов, топонимы совершенно стихийно возникали. Жили гончары — называли улицу Гончарная, жили дворяне — Дворянская…

— Я понимаю, что в то время это было обоснованно и понятно людям. Просто сейчас, может быть, важно учитывать мнение не ушедших поколений, а тех, кто в настоящее время живет?

— Безусловно.

— То есть, нужен какой-нибудь референдум? Каким образом этот вопрос можно решать?

— Я считаю, что идея референдума совершенно правильная. Как люди выскажутся, так и должно быть. Большинством голосов.

— Вы представляете общественность, которой интересны история и будущее города. Каким образом эта общественность может влиять на ход событий?

— Мы можем разговаривать с людьми, убеждать их, осуществлять пропаганду каких-то своих идей.

— Можете примеры привести — когда донесли свою мысль до руководства города, например?

— Возвращаясь к нашей теме топонимов — есть такой замечательный сайт, называется Российская общественная инициатива. И там я некоторое время назад разместил инициативу о возвращении ценных исторических топонимов.

— Собираются подписи?

— Не подписи. Это сайт, где каждый гражданин может выдвинуть или поддержать какую-то свою инициативу. На этом сайте существуют три уровня рассмотрения — федеральный, региональный и муниципальный. Каждый гражданин может создать инициативу, и если она наберет необходимое количество голосов в поддержку, то эту инициативу рассмотрят соответствующие органы . Если муниципальная инициатива — городской совет, если федеральная — парламент…

— И как успехи?

— Пока невелики, я, собственно, не так это все пиарил… Но будем надеяться, что эта инициатива будет поддержана.

— Я знаю, что история с рекламой была, когда у нас сидел большой инопланетянин на улице. Это же вы повлияли на ситуацию?

— А, да, действительно. Я забыл, давно это было, еще в 2011 году, осенью, по-моему. Тогда я написал письмо в государственную инспекцию по охране объектов культурного наследия. И пришелец, то есть рекламная конструкция, была убрана. И с тех пор она не появлялась.

— Еще реставрацией вы увлекаетесь…

— Да. Это тоже очень близкая мне тема. Тут можно много о чем говорить. Состояние наших памятников архитектуры, например.

— И каково состояние?

— Ну, у разных памятников по разному. Сейчас вот говорили об Успенском соборе, что там какие-то проблемы с температурно-влажностным режимом, что под угрозой живопись. Выделили деньги, он в этом году реставрируется, но, к сожалению, не слежу за процессом. Есть памятники, которые у нас нуждаются в реставрации. Например, я бы отметил здание по улице Дворянской №11. Напротив стадиона «Торпедо». Это достаточно интересное, необычно здание нашего города. Кажется, конца 18-го века. Давно его хотели реставрировать, оно в плохом состоянии, но, к сожалению, пока процесс так и не сдвинулся с мертвой точки. Туда хотел переезжать какой-то госорган, кажется, в 2009 году, но так и не переехал. Оттуда выселили арендаторов и здание сейчас бесхозное.

— То есть, вы за реставрацией каких-то памятников архитектуры наблюдаете со стороны, мониторите, так скажем.

— Да, всегда. Это очень интересно.

— Насколько я знаю, вы достаточно много путешествуете и можете рассуждать как турист. Вот если бы вы как турист приехали во Владимир, насколько бы вам здесь было комфортно?

— Я скажу, что в этом плане Владимир, конечно, оставляет желать лучшего. Такой контраст наблюдается. Всем известные шедевры русского зодчества 12-го века, ради которых все сюда и приезжают, достаточно в хорошем состоянии. И территории вокруг благоустроены. А рядовая городская среда, которая тоже очень интересна… Не сказал бы, что она на том уровне, на каком я бы хотел ее видеть. Та же самая проблема, которую вы неоднократно поднимали, и не только вы — проблема вывесок. Например, вывески на нашей главной исторической улице, Московской. Естественно, масса нареканий. Они и половину фасада загораживает, и цветовые решения…

— В других странах вы такого не видели?

— В других странах, если город исторический, действуют специальные нормы, которые регулируют цвет, размер вывесок. И такого невозможно увидеть в других странах, в исторических городах, где я был.

— А где вы были?

— Много где. В Италии, в очень многих городах…

— Ну, может быть, мы тоже скоро будем меняться в лучшую сторону…

— Это зависит от общества. Я считаю, что роль общественности здесь должна быть как можно больше. Потому что орган государственной власти сам не может справиться со всеми проблемами. Общество должно помогать, я считаю.

— Про любимые места в городе расскажите.

— Весь исторический центр так или иначе для меня памятен, любим. Какое-то конкретное место… Наверное, это банальные места — Театральная площадь, Соборная площадь. Ну да, пожалуй.

— Вы не задавались таким вопросом, достаточно ли в наших школах выделяется время на историю родного края?

— Специально этот вопрос я не изучал.

— А как вы сами считаете, нужно ли это отдельным факультативом делать или предмет должен входить в обязательную школьную программу?

— Я считаю, что факультативом — необходимо. Обязательно — наверное, будет перегруз. Дети и так, я слышал, перегружены в школах. Но факультативом это возможно, даже необходимо.

— Что это даст детям?

— Это даст детям представление о том городе, в котором они живут. Я считаю, что это очень важно для развития нашего общества. Когда люди заинтересованы в той среде, которая их окружает. Дмитрий Сергеевич Лихачев называл это «нравственная оседлость». То есть, человек, приобщаясь к культуре своего города, становится самодостаточным гражданином — как города, так и нашей страны в целом. Не просто обыватель, а гражданин, который живет и влияет на процессы, которые происходят в его городе и в его стране.

— Ну, это все наши «большие» вопросы, теперь еще есть маленький блиц-опрос.

— Хорошо.

— Вы волновались перед этим интервью?

— Нет.

— Сколько часов вы ежедневно проводите в интернете?

— Очень много, часов шесть.

— Стакан наполовину пуст или наполовину полон?

— Наполовину полон.

— У вас есть настольная книга?

— Нет. У меня очень много книг, какой-то одной нет.

— Тогда — какую последнюю книгу вы прочитали?

— Буквально на прошлой неделе я закончил читать книгу такого известного английского писателя Грэма Грина, называется «Сила и слава».

Вы предпочтете чай или кофе?

— Наверное, кофе.

— Любимый цвет?

— Не знаю… Белый.

— Можете назвать себя счастливым человеком?

— Да.

— Продолжите фразу «Город Владимир это…»

— Это историческая столица нашей страны.

— Спасибо!

Back to top button
Close
Close