ИнтервьюОбществоСпорт

Андрей Чернов: первый мотоцикл собрали из металлолома

Прослушать новость:

После двухнедельного перерыва мы решили порадовать вас, дорогие пользователи, новым видеоинтервью. На этой неделе мы встретились с известным владимирским мотогонщиком Андреем Черновым. Побывали у него в гостях, вернее — в гараже, посмотрели на мотоциклы и поговорили на всякие интересные темы.

Итак…

— Легко оказалось поймать вас во Владимире, у вас сейчас какое-то окно в соревнованиях?

— Закончился Чемпионат России, у нас остались только гонки, на которых мы развлекаться и тренироваться будем.

— Развлекаться — в каком смысле?

— Ну, планируется в субботу гонка на питбайках, мне интересно просто покататься. Результат мне не интересен, но у меня есть группа людей, которые хотят принять участие, побороться за призы.

— Вы поедете их поддерживать?

— Я буду и участвовать, и поддерживать, помогать, тренировать и так далее.

— Я, может быть, не очень разбираюсь в теме, но если говорят про владимирских мотогонщиков, то как-то сразу на ум ваше имя приходит. Как так получилось, что вы тут самый раскрученный?

— Потому что я участвую в соревнованиях высокого уровня и, наверное, они больше освещаются где-то в средствах массовой информации.

— Вы ощущаете свою популярность? Когда вы идете по улице, вас узнают?

— Во Владимире не особенно, в Москве меня больше узнают.

— Вы чаще в Москве бываете, чем во Владимире?

— В данный момент чаще во Владимире, просто в Москве больше, наверное, интересуются кольцевыми гонками. Приходишь на какую-нибудь мототусовку, тебе говорят «здрасти», заходишь в мотосалон — тоже говорят «здрасти». Иногда не узнаешь людей, но для приличия здороваешься.

— А в каком возрасте вы в первый раз сели на мотоцикл?

— В детстве. Я даже не помню, маленькие мы были. Собрали мопед, потом собрали мотоцикл с другом моим, с Беляковым Денисом… Все было самодельное, родители нам ничего не покупали, приходилось собирать из кучи металлолома и гонять по дворам.

— Друг потом тоже стал мотоциклистом?

— Нет, его отпустило, когда подрос. Но в данный момент он все равно с нами тренируется. Как раз он собрался на питбайк-гонки, но у него уровень любительский.

— Как получилось, что вы в профессиональный спорт пришли? Это стечение обстоятельств или вы к этому стремились?

— Я к этому стремился, но сам не понимая этого. Просто интересовался мотогонками, смотрел журналы, смотрел на парней, которые гоняют, думал, что они такие крутые и что невозможно туда попасть… И как-то попал в Москву в нужное место, в нужно время. Люди собирались на тренировку, я попросился с ними, сказали — «погнали» Мы поехали на картодром «Лидер», тогда он еще существовал. В 2005 году это было. У меня появился японский мотоцикл кольцевой, я попал в тусовку. В итоге люди на меня посмотрели, пригласили на гонки. Буквально через неделю или две я поучаствовал в любительских гонках… Ну и понеслось. В 2006 году стал бронзовым призером Кубка России, в 2007 — вице-чемпион России в Суперспорте, в 2008 — опять вице-чемпион, только в Супербайке… Короче, понесло меня, до сих пор в призах.

— Это круто. А мотоциклы — это же так травмоопасно. Были какие-то падения серьезные? Или об этом не говорят вообще?

— Да не, мне все равно, я не суеверный. Все зависит от человека. Падения неизбежны, без падений быстро ехать невозможно, потому что нужно поймать грань… Где ты превысил допустимую скорость в повороте и все такое, где переборщил с газом. Бывает, это часть мотогонок. Трасса может погубить, а может прославить. Все это знают, наверное.

— Но у вас же есть защита?

— Конечно, специальная экипировка используется. В мотогонках, на самом деле, все сделано для безопасности. Есть там специальные трассы, специальные зоны вылета, специальные участки. С «прямика» даже есть зона вылета с дополнительным асфальтовым покрытием, чтобы ты вылетел с трассы не сразу в гравий, а на асфальт, смог погасить скорость и дальше уже падать куда-нибудь в мягкое.

— Вы говорите, что не суеверный. А вообще слышали какие-то приметы, которые есть у мотоциклистов, мотогонщиков?

— Не знаю, я вообще в это не лезу, мне не очень интересно.

— Ага. Мотоциклы сейчас, на мой взгляд, набирают популярность, особенно спортивных мотоциклов во Владимире становится много. Замечаете такую тенденцию?

— Да, да, все любят спортбайки, но на самом деле это не очень правильно. Потому что спортбайк предназначен для высокой скорости, для гоночных трасс, а не для города. В городе надо ездить спокойно. У меня есть мотоцикл для города, слабенький — 250 кубов. Я на нем езжу и иногда возникают такие ситуации, что люди не видят, или не хотят видеть — подрезают. Даже на 250-кубовом мотоцикле обычном эндуровском мне, владеющему мототехникой, сложно ездить по городу. А есть люди, которые не сильно владеют, но ездят на супермощных мотоциклах. Я считаю, это не правильно. В этом городе люди не стараются научиться ездить. Буквально три-пять человек, которые хоть иногда ездили на какие-то тренировки, чтобы понять, как ведет себя спортбайк в поворотах, при торможении, при разгоне… Очень мало людей, которые улучшают себя в этом плане. Это плохо.

— В обычной жизни вы тоже перемещаетесь на мотоцикле? Или на машине?

— Чаще на машине, на автобусах…

— Даже на автобусах?

— Автобусы наши имеются в виду, тренировочные.

— А, прикольно. А машина у вас какая?

— БМВ Z4.

— Она развивает большую скорость?

— Спортивная машина, 260 лошадиных сил, гоночная подвеска, тормоза хорошие… Но мне куда на ней ездить, я больше передвигаюсь на автобусах. Потому что через день мы стараемся тренироваться на мотоциклах, иногда звонят друзья, надо кого-то спасти — кто-то сломался на дороге. Загрузил своих, поехал на тренировку. Перепрыгивать с машины на машину не очень комфортно.

— Сколько у вас сейчас мотоциклов?

— Кольцевых четыре, а так, для езды, еще два.

— Есть какой-то любимый мотоцикл?

— Каждый мотоцикл имеет свое назначение. Вот этот для гонок, вот этот — для тренировок. Потому что на этом мотоцикле я не настолько быстрый, как на этом. Хотя это новая модель, мне она не очень нравится, я езжу на стареньком, проверенном. Есть мотоциклы просто для передвижения — дежурка, по городу.

— Какую максимальную скорость вы развивали на трассе?

— Трасса Moscow Raceway позволяет 300 разогнаться. Это не сложно, это не напрягает, в принципе. Напрягает, когда табличка «200 метров до поворота» и нужно нажать на тормоз. А желательно и попозже этой таблички. Иногда духу не хватает перебороть себя, затормозить позже двухсот… На двухстах тормозишь — нормально, а после двухсот чего-то не очень.

— Вы получаете удовольствие от скорости или от результата, от победы в соревнованиях?

— От результатах. Мне не нравится тренироваться, мне уже надоело — столько тренировок проехал. Мне интереснее приехать на гонку, на этап Чемпионата России, например, или еще на какое-то серьезное соревнование, чтобы собрались именно пилоты высокого уровня. Чтобы проверить, во-первых, свои силы среди них, во-вторых, за кем-то зацепиться и улучшиться, или кого-то обогнать. Вот это меня больше привлекает в данный момент.

— В каком возрасте мотогонщики обычно заканчивают спортивную карьеру?

— Это уже зависит от конкретного мотогонщика. На Чемпионате Мира побеждают люди, которым за сорок с лишним. Есть Михаил Тихомиров в нашем Чемпионате, ему 60 лет исполнилось в это году. Он ездит, обгоняет многих молодых. Понятно, что он едет в более слабом классе, не как я. Но тем не менее, едет достойно, быстро, и видимо ему это нравится. И физическую форму он поддерживает ради этого. Потому что я вот, например, может быть не ходил бы в спортзал два-три раза в неделю, если бы не знал, что мне нужно это для мотогонок. Потому что я всегда ищу причину, чтобы прогулять спортзал — я сегодня устал, мне бы сегодня дела поделать… Потом — нет, скоро Чемпионат, надо сходить!

— Вы представляете себе тот день, когда завяжете с мотогонками?

— Пока нет, не знаю. Смысл? А чего делать-то, дома сидеть?

— Вот мне и интересно, что делают люди потом.

— Не знаю, что делают люди, телевизор мне не интересно смотреть..

— То есть, ваша жизнь состоит полностью из мотоциклов?

— Пока да — машины, мотоциклы, какое-то движение, тренировки. Мне нравится. Мотоциклы мы собираем сами. Вот эти, гоночные мотоциклы, собраны нашими руками. Моими и моих механиков. Мы собираем, внедряем какие-то вещи, которые помогут нам для результата в гонках. Гонки прошли — проверили, ага, прокатило, помогает, лучше стало… Вот, годами мы делаем эти мотики. В итоге мотоцикл 2007 года выпуска едет на уровне мотоциклов 2013 года выпуска.

— Я правильно понимаю, вы считаете, что ваш дом — это Владимир?

— Да.

— Чем вам нравится этот город, чем он комфортен для вас?

— Во-первых, здесь очень много знакомых. Я могу прийти в любую точку города, найти знакомых, которые мне помогут даже вот с подготовкой гоночной техники. Ну вообще, в любой ситуации я найду здесь выход. Хотя в Москве у меня очень много знакомых, но мне не нравится там жить, там невозможно добраться куда-то, время тратится на передвижение, на дорогу, на пробки. Я не могу себе позволить тратить время на пробки, я лучше здесь буду жить.

— У мотоспорта во Владимире сейчас есть какое-то развитие?

— Не сильное. Есть, конечно, люди, которые развивают мотокросс. Я вот пытаюсь развивать кольцевые мотогонки и питбайк-гонки. Потихонечку, конечно, получается, но медленно очень. Нужны, наверное, какие-то рычаги из власти, бизнеса… Поддержка нужна.

— Ну это же странно, ведь мы говорим о том, что увеличивается количество спортивных байков… Соответственно, может как-то всех объединить, чтобы они профессионально этим начинали заниматься?

— Ну а как их объединять? Нужны профессиональные тренировки, например. Многие купили мотоциклы за 200 или за 300 тысяч и трясутся. Боятся их уронить и так далее. Большинство народа именно так относятся к своим спортивным мотоциклам. Как же они уронят, это же дорого потом его ремонтировать. Во-вторых, надо ехать в Москву, в Нижний или в Казань, и там тренироваться, потому что во Владимире трасс нет. Кто же сможет оторвать свою задницу и ехать так далеко.

— То есть, это и финансовый тоже вопрос.

— Конечно. Я бесплатно никого никуда не повезу, потому что это стоит денег. Это мои тренировки, мой уровень. То, что я истратил на себя громадное количество средств — это раз. Во-вторых, то, что я обслуживаю свой автобус, покупаю запчасти, заправляю солярку… А нет таких желающих, которые хотят подключиться и принести денег в команду, например.

— Нужны спонсоры.

— Конечно, нужны спонсоры. Все экономят. Кто-то копит на машину, на квартиру или еще на что-то. Купили себе мотоцикл и ходят, трут его. Никто не готов его ронять. Это мы относимся к мотоциклам немножко по другому. Я, конечно, не могу сказать, что это расходники… Но теоретически это так и есть. Мотоцикл мне дорог, но это расходник, я могу разбить его в любой момент и придется покупать другой мотоцикл.

— А вы, как человек за рулем, можете оценить качество владимирских дорог?

— По мне-то нормально, дороги и дороги. Передвигаться можно — уже хорошо. Конечно, на БМВ мне очень некомфортно, трясет очень, низкопрофильная резина, жесткая подвеска, очень стремно ездить. Я помял в этом году колеса. Езжу на ней с 2008 года и никогда не мял колеса. А вот раскопали Октябрьский проспект, летом что ли… Там перерыли все, сняли асфальт, торчит колодец. Я сразу не въехал, что это колодец, долбанул колеса себе. Вот это неприятный момент, к дорожникам. Ну поставьте там знак какой-то или красную ленту натяните. Или срезают асфальт — неужели нельзя сделать, как в Москве? Или где-то мы были… город Электросталь, вот! Маленький городок, в треть нашего города, и то у них плавненько срезки идут. У нас срезки — чуть ли не поребрик. Это идиотизм. Зачем срезать перпендикулярно, когда можно сделать плавно, чтобы машина въехала? Подход лоховской, грубо говоря.

— И под финал у нас несколько коротких блиц-вопросов, отвечать нужно, соответственно, коротко. Вы хорошо учились в школе?

— Не очень.

— Вы сова или жаворонок?

— Чего? А это что такое?

— Спать ложитесь…

— А, сразу-то не въедешь… Поздно я ложусь.

— Понятно. Вы храните все свои кубки и дипломы?

— Ну да, а что, выкидывать что ли.

— Вы зависите от интернета?

— Нет.

— Если бы не мотоспорт, то чем бы вы занимались?

— Может, автоспортом.

— У вас есть кумир среди мотогонщиков?

— Нет, они все крутые.

— Продолжите фразу «Город Владимир, — это…»

— Наша столица!

— Отлично, на этом все, спасибо большое!

Back to top button
Close
Close