Власть

Кто здесь власть?

Прослушать новость:

А кто теперь мэр? А кто главнее — Глава города или Глава горадминистрации? Сахаров или Шохин? А кто вообще теперь здесь власть?”, — такие вопросы достаточно часто можно было слышать во Владимире сразу после выборов в марте 2011 года, когда в городе вместо прямых выборов мэра стала действовать схема с назначением сити-менеджера.

Всяческие эксперты и прочие комментаторы отвечали на эти вопросы довольно туманно и зачастую весьма противоречиво. Сами “виновники торжества” Сергей Сахаров и Андрей Шохин  никаких ответов не давали вовсе, отговариваясь от назойливых коллег и журналистов общими фразами о том, что они работают в единой команде, что нет необходимости выяснять кто из них главнее и вообще, что они у нас “тандем”, почти как Путин с Медведевым. И вроде все так и было, только казалось иногда, что “Путиным” в этом тандеме считают себя оба его участника, а вот “Медведевым” никто быть не хочет.

Со временем эти вопросы потеряли свою популярность и актуальность — в тандеме действительно не наблюдалось каких либо противоречий. Новую жизнь в эти фразы с вопросительными знаками на конце вдохнула весной этого года только приехавшая в регион Светлана Орлова. Эти вопросы, насколько мне известно, она первым делом задала своему соратнику — спикеру ЗС с резко погасшими губернаторскими амбициями Владимиру Киселеву. Владимир Николаевич, как известно, давно дружит с Андреем Шохиным и никогда не бросает его в беде. А вот к Сергею Сахарову он относится с большой долей осторожности, так как видит в нем, причем весьма обоснованно, самого сильного внутрипартийного конкурента. Думается, именно проекция этих двух факторов и легла в основу того, что Киселев на вопрос Орловой ответил примерно следующее: “Конечно Шохин — у него в руках все рычаги исполнительной власти, имущество и бюджет. А Сахаров просто главный депутат. Депутаты же у нас в большинстве партиные, так что это просто машинка для голосования”.

Я не знаю, советовалась ли Светлана Юрьевна с кем либо еще по данному вопросу, но итогом стало то, что Шохина она везде упорно называла “мэром”, а Сахарова “председателем горсовета”. И относилась к обеим этим фигурам соответственно. 

Нет, не стоит думать, что Андрей Станиславович и Сергей Владимирович поругались на почве ревности к новому главе региона. Просто “фактор Орловой” вновь пробудил так и не разрешенные при отмене прямых выборов мэра противоречия. Кроме того, фактором, осложнившим ситуацию, стало неотвратимое приближение новых выборов в горсовет и грядущий возврат прямых выборов градоначальника.

Если Андрей Шохин, успешно выстроившийся в новую политическую реальность региона, давно для себя и в свою пользу ответил на вопрос о власти в городе, то депутаты во главе с Сергеем Сахаровым, очевидно, оказались  не готовы к роли простой машинки для голосования. Да и партия власти в нашем регионе не настолько монолитна, как рассказали советчики Светлане Юрьевне сразу после ее приезда во Владимир.

Так, внутри “медвежьей” фракции в горсовете есть не только группа, на которую влияют “старшие товарищи” во главе с Владимиром Киселевым, но так же группа молодых предпринимателей, которые довольно близки к Сергею Сахарову, и немаленькая когорта депутатов, обязанных своим депутатством и прочими радостями крупному предпринимателю, депутату ГосДумы Григорию Аникееву. Группы Сахарова и Аникеева, вместе, куда больше и активнее, нежели группа Киселева. 

В итоге на протяжении последних месяцев мы можем наблюдать довольно интересную картину — муниципальные депутаты областного центра вдруг вспомнили что они депутаты, да еще в массе своей — одномандатники. И что их выбирал народ, перед которым они, по идее, несут ответственность за город. Причем изначально их деятельность ничем не напоминала борьбу за власть — они, судя по всему, просто пытались восстановить status quo, при котором вопрос о власти оставался в подвешенном состоянии, депутаты, используя свои инструменты, слегка ограничивали горадминистрацию, а горадминистрация, используя партийные механизмы контроля, не давала депутатам слишком сильно заиграться в реальное местное самоуправление. Создание городской общественной палаты, по сути, и есть создание депутатского инструмента для ограничения свободы действий горадминистрации. И если бы Андрей Шохин и его подчиненные не противились бы ее созданию и, стало быть, восстановлению прежнего status quo — никуда дальше эта история бы не пошла. Но вышло не так. Вышло все вполне хрестоматийно.

Власть довольно трудно получить и еще труднее ее отдать. Андрей Шохин и его подчиненные стали активно противодействовать инициативе создания органа, который контролировал бы городскую администрацию и подчинялся бы депутатам. Делал это он всеми доступными ему средствами. Но и депутаты не сдались. Благо, для этого в законе “Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ” есть все необходимые инструменты. И по букве и по духу этого закона основными функциями власти в муниципалитетах наделены именно депутаты. 

Последовал целый ряд пикировок между народными избранниками и чиновниками администрации. Апогеем “тихого противостояния”, как кажется на сегодняшний день, стала история с разбирательством вокруг городского колхозного рынка, что на улице Батурина. Конечно, судьба рынка важна, как важно и то, что крупнейшее городское предприятие торговли “откупается” от муниципального бюджета лишь несколькими процентами своей прибыли. Но, на мой взгляд, важнее другое.

На прошедшем 9 октября внеочередном заседании горсовета Сергей Сахаров заявил: “Инициатива полностью принадлежит городскому совету. И не путайте, дорогая администрация, что народ выбирал депутатов, а депутаты нанимали чиновников”.

А что с этого нам, простым жителям города? А вот что: мы на самом деле выбирали депутатов. И, я надеюсь, будем выбирать и впредь. То есть можем выбрать тех депутатов, которые сидят в совете, а можем выбрать кого-то другого. И в этом они от нас зависят. И поэтому вынуждены прислушиваться к нашим проблемам, обращениям и просьбам. В этом и есть суть представительного местного самоуправления. Его качество во многом зависит даже не от качества депутатов, а от активности их избирателей.

А вот к назначению чиновников мы никакого отношения не имеем. Совсем. И слушать нас, наши жалобы, просьбы и претензии им нет никакого резона. Их взор хронически устремлен вверх вертикали, все выше и выше — то, что происходит внизу, их волнует только в разрезе поручений партии и правительства.

И выходит, что для нас, простых жителей города, гораздо выгоднее, чтобы реальной властью обладали избранные нами и зависящие от нас депутаты, а не безликий чиновный аппарат, которому на избирателей, по большому счету, класть часто и помногу.

Что можно сделать в данной ситуации? Позвонить своему депутату, встретиться с ним, рассказать о своих проблемах, о проблемах округа и предложить свою помощь в их решении, свое видение этого решения. Узнать у него, чего он добился за минувшее с выборов время, рассказать ему о том, что он ваш представитель в городской власти и вы хотите от него того, того и еще этого. Донести до него, что если он будет активно работать над решением ваших проблем, вы активно поможете ему на предстоящих выборах. Дайте вашему депутату почувствовать, что власть здесь мы — жители города. А он — законный представитель этой власти.

И тогда, я надеюсь, у Владимира будет шанс в скором времени стать вполне европейским городом. Городом, которым на самом деле управляют его жтели, а не бездушная и безучастная вертикаль. По крайней мере — это шанс. И шанс совсем не призрачный, как может это показаться некоторым. 

 

Back to top button
Close
Close