Общество

Всеволод Грязнов: «Трезвость это просто фундамент…»

Прослушать новость:

Общественное движение «Трезвый город» существует во Владимире не первый год, и судя по сообществу в социальных сетях, сочувствующих у него достаточно. Даже те, кто в интернете не сидит, наверняка слышали о Русских пробежках. Или о том, что активисты взялись закрашивать расплодившуюся рекламу спайса.

ЗОЖ, это, конечно, хорошо, но все же движение обрастает слухами и домыслами — что за люди, кто ими командует, какие цели они преследуют… Мы решили не гадать, а встретиться, наконец, с идейным лидером владимирского «Трезвого города» Всеволодом Грязновым и задать накопившиеся вопросы.

Про движение

— Поясни, «Трезвый город» — это исключительно местная организация или часть сети? И как она возникла?

— Когда по всей стране появился интернет, как способ распространения информации, появилось очень много активистов, которым не безразлична судьба Родины. Они читают лекции о вреде алкоголя, проводят массовые мероприятия, — как волонтеры. Наша структура зародилась также, три года назад. Сетевая она или нет — не знаю. Мы начали во Владимире, кто-то параллельно начал в Муроме, кто-то увидел нашу группу «ВКонтакте» — начал в Камешково, Вязниках… И мы посчитали своим долгом поддержать наших соратников, вместе проводить мероприятия.

— Что всех этих людей объединило?

— Любовь к Родине.

— А три года назад людей, которые любят Родину, не было?

— Согласен, справедливый вопрос. Были. Здесь мотив такой, что человек осознал — от его личного действия что-то зависит.

— То есть, группа каких-то людей осознала, что от них что-то зависит, и решила объединиться. Правильно?

— Да.

— И ты идейный лидер этого движения. Как так получилось?

— Судят по делам. Лидер — это такое понятие… Сейчас движение очень сильно разрослось. Наша внутренняя организация похожа на казачество. Если экстренная ситуация, то я имею полноту власти принимать решение единолично. Если речь о перспективах развития, какие-то важные вопросы, то мы собираем совет и единогласные решения принимаем. То есть, если один человек будет против, то мы будем понимать, почему он против, и будем искать варианты, чтобы все были согласны.

— Сколько человек в вашей организации всего и сколько человек в совете?

— В совете сейчас — несколько десятков человек, недавно вот было собрание. А вообще в организации… у нас нет членских взносов, нет членских билетов. Есть малый круг — совет, который как семья. Есть второй круг — люди, которые нас поддерживают. Если брать массовое мероприятие, если брать сочувствующих… Ну, вот 4 ноября была тысяча человек в Загородном парке.

— То есть, у вас не зарегистрирована организация?

— Это мы обсуждаем уже три года. На прошлой неделе тоже было расширенное собрание, и мы приняли решение, что регистрировать нам организацию не нужно. Потому что у нас управление присутствует, планы есть. Финансы нам нужны, но мы граждане, мы сами должны помогать государству, а не брать у него.

535

Про политику и политиков

— «Трезвый город» преследует какие-то политические цели?

— Наш лозунг с самого начала, с 2010 года, — «Мы вне религии и вне политики». Мы прекрасно понимаем, что проведение праздника в тысячу человек это, безусловно, игра в политике. Но мы себя позиционируем исключительно как гражданское общество. Мы не хотим быть ни под политическими партиями, ни под какими-то политическими движениями, мы просто хотим заниматься судьбой своего народа. И для нас формирование гражданского общества,— именно инициативного, самоорганизация чтобы происходила — одна из перспективных задач.

— И в депутаты не планируете?

— О нас знает большое количество людей, — через интернет, через наши дела. Это факт. Но нет цели лицо где-то показать, в политику пойти. Цель — здоровье и счастливое будущее нашего народа, как бы высокопарно это не звучало. Если Родина скажет, что надо идти в Заксобрание или еще куда-то, то мы пойдем — без политических партий, а самовыдвиженцами. Но цели такой, повторю, нет.

— А вот, кстати, у нас председатель Заксобрания Владимир Киселев активно продвигает здоровый образ жизни…

— Очень здорово, это хороший пример.

— Никакого взаимодействия нет с ним?

— Подобные движения если спускаются сверху, то могут существовать только за счет постоянных финансовых вливаний. А чтобы человек бегал из года в год в любую погоду, идея нужна. Сам по себе ЗОЖ не идея — это норма для человека.

533

Про марши и смуту 

— Вернемся к Русским пробежкам. Как ты прекрасно понимаешь, возникают прямые ассоциации с Русским маршем. Можешь прокомментировать?

— Русский марш для нас абсолютно враждебное, абсолютно неподходящее мероприятие. Я лично ездил в Москву, и многие наши активисты ездили, — смотреть, что такое Русский марш. Россия всегда являлась мощным геополитическим соперником, Россия всегда подвергалась атакам извне, так и сейчас. Любая дестабилизация в нашей стране, агрессивная политическая игра на чувствах молодежи — это на руку не нам с вами, а Западу.

— То есть, Русские марши, на твой взгляд, это попытка внести какую-то смуту?

— Да, конечно. На Русские марши ездит, в основном, молодежь, неокрепшие умы. Они очень любят Родину, эти люди — соль земли, и их обманывают, они под колпаком агрессии. Мы считаем, что ни в коем случае нельзя давать выпуск агрессивной энергии. Вся наша энергия должна быть исключительно созидательная, мы должны быть сотворцами. Для меня «Русский марш» — если в кавычках взять, это прочтенные антиалкогольные лекции, закрашенная реклама спайса на стенах, это возрождение русской культуры. А раз в год собраться, покричать, внести дестабилизацию определенную и негатив — это «АнтиРусский марш».

— Значит, Русские пробежки к Русскому маршу никакого отношения не имеют.

— Абсолютно никакого. По крайней мере, я имею право говорить за свой регион.

— А почему все-таки «русские», а не «российские» пробежки?

— Да, это тонкая тема, но мы вынуждены отметить, что в перестроечное время больше всего пострадало русское население. Именно русский народ принял на себя основной удар. И в эту алкогольную яму именно русский народ залез. Потому — «русские пробежки».

— А были в истории России движения, аналогичные вашему?

— Конечно, были движения за трезвость.

— Черносотенцы, например, боролись за трезвость…

— Я понимаю, аналогия есть. Но наша цель другая абсолютно. Если прослеживать путь, например, Махатмы Ганди в Индии… Там, конечно, другой расклад был — ненасильственное свержение британской власти. Но суть в том, что когда последователи Ганди убили несколько человек, он сказал, что прекращает свою деятельность. Мы никого не свергаем, конечно, мы просто за эволюцию общественного сознания. Мы против агрессии.

531

Про фестиваль «Русь жива» и Загородный парк

— В ноябре вы организовали фестиваль «Русь жива», достаточно масштабное мероприятие. Расскажи про него.

— У нас накопился определенный опыт проведения разных мероприятий, мы, например, ездили в Сокольники, помогали нашим соратникам проводить Масленицу — это 70 тысяч человек. Был разговор, и как крик души — был такой эмоциональный момент, я даже стукнул кулаком по столу «Надо, чтобы все знали, Русь — жива». И практически сразу начали организовывать, оповестили другие регионы…

— Сразу на 4 ноября нацелились?

— Да, на 4 ноября. Впредь, конечно, будем думать, делать 4 ноября или нет. Потому что по всей стране эти проблемы, и нас клеймят, что якобы Русский марш организовываем. Не объяснишь всего… Надо вот что отметить — мы настраиваем ребят, которые с нами, заниматься бизнесом. Наши люди должны развиваться материально, особенно пока нет детей. Потому что к тому моменту, когда появляются дети, нужно на определенную ступеньку уже подняться. У меня вот клуб активного отдыха… Я к чему это все веду — перед мероприятием мы собрали всех наших предпринимателей, наших соратников. И подумали. Кто смог, тот деньгами скинулся, другие — посильную помощь оказали. Каждый вложил свою лепту. Мы не ходили ни к кому, денег не просили, все сами. Кстати, это за три года первое мероприятие было, на которое мы тратили деньги.

— В целом ощущения какие, удалось мероприятие?

— Мы перед мероприятием выпускали ролики и говорили, чтобы наша молодежь обязательно звала с собой родителей. И получилось первое такое межпоколенческое мероприятие. Основное ядро составляла русская культура — были и торговые ряды, и разные мужские и женские мастер-классы. Это был первый наш опыт такого масштаба, и я считаю, что все прошло на очень высоком уровне. Когда собираются трезвые люди, это светлая такая энергия. А когда собирается много таких людей, и на это накладывается русская культура, создается очень мощное поле.

— Изначально фестиваль планировалось проводить в центре города, но потом вдруг городские власти попросили вас перебраться в Загородный парк. С чем это было связано?

— Институт гражданского общества в нашей стране не развит вообще. И есть только два формата — либо ты в политике, либо ты не в политике. Но мы не хотим в политические игры играть, мы хотим заниматься обществом… А к нам относятся сразу как к оппозиционерам.

— Вы почувствовали какое-то недоверие к себе?

— Конечно. Но уныние — тяжкий грех в христианстве. Мы до этого все мероприятия проводили на Соборной помощи, а эта ситуация нам позволила посмотреть на Загородный парк. И мы увидели, что там стооолько возможностей! Мы будем Загородный парк теперь обрабатывать постоянно. Там можно и щи готовить в казанах, и конные прогулки… Обижаться здесь нет смысла. Почему такое принято решение? Потому что нет ясности по нам. Когда есть ясность между человеком и человеком, тогда уже начинается диалог. А власть — это не такой человек, как я, власть это целая структура…

532

Про направления деятельности

— Помимо уже перечисленного, чем «Трезвый город» еще занимается?

— Мы, получается, уже вышли в нашей организации за рамки узкого понятия трезвости. Трезвость это просто фундамент. Сейчас готовится 2 новых больших проекта, о которых будет сообщено в свое время, следите. Могу только сказать, что мы ориентируем свое внимание на школьную молодежь и на взаимодействие с органами внутренних дел. Есть еще направление русской культуры, оно многопрофильное. Сейчас совсем нет работы с дошкольниками по этому направлению, а у нас есть опыт соратников, мы будем его применять…

— Соратников из других городов?

— Да, из Москвы. Представь, в детский садик, в группу, заходит сказочный образ — Садко с гуслями. И поет былину о богатырях. Этому нетрудно научиться. Потом детям говорят — а вы знаете, что сейчас за дверью стоит Илья Муромец? Ну, или Добрыня Никитич. И дети начинают его звать… И он заходит, в доспехах…

— Такое театрализованное введение детей в русскую культуру, формирование положительного образа русского богатыря?

— В том числе. Дети берут впятером меч, и у них сразу «щелчки» происходят — русский человек это защитник, прежде всего. Садко говорит, — а что нужно, чтобы быть таким? Кашу кушать, маму слушать… Соратники наши рассказывали, что как-то вернулись в один из садиков через неделю — родители из другой группы тоже пригласили. И встретили воспитательницу, которая поделилась историей. Пришел мальчик, который не был на представлении, и начал играть игрушкой Спайдермена. Его окружила вся группа и сказала: «Что твой Спайдермен, наш Добрыня его одной левой уложит». Уже «щелчок». И второе — родители сказали «Что вы нам с детьми сделали, где нам найти игрушки богатырей?»

Это направление мы сейчас обязательно возьмем. Также, как и направление русского пляса, потому что это очень мощный физический элемент, очень мощный элемент рукопашного боя. И самое главное, мы будем возрождать традицию русского пения. Как показала практика, мы этого не умеем, но это очень мощный идеологический инструмент.

Несправедливо будет не сказать еще о таком направлении, как «женский круг» — девочки собираются, возрождают рукоделие. У нас есть традиция такая внутри коллектива: когда у кого-то из наших рождается ребенок, ребята, кто постарше, скидываются деньгами, а «женский круг» делает игрушку.

— Я правильно понимаю, что у вас мужские и женские обязанности строго разделены, одним одно, другим другое?

— Не всегда, но да. Мужик — это защитник, хозяин. А у женщины женские заботы…

534

Про пьянство

— И по поводу трезвости. Бытует мнение, что на Руси пьянство — это традиция. Опровергнешь? Было ли когда-то время, когда проблема пьянства была неактуальна?

— Конечно было. Первые питейные заведения появились при Иване Грозном, но там были легкие вина, брага легкая. А Петр Первый, помимо табака и картошки, привез в Россию водку. И со времен Петра Первого началась алкоголизация нашего населения, причем не с низов, а с верхов.

На самом деле, если брать историю, то среди европейцев русский человек был самым трезвым. Проблемы были, конечно, и в те времена, но сейчас у нас в год на душу населения — 14-18 литров чистого спирта. А Всемирная организация здравоохранения говорит, что если этот показатель больше 8 литров — это уже вырождение нации. У нас было несколько страшных войн — сколько поломанных судеб, сколько сирот. Конечно же, это тоже сказалось.

— Ты хочешь сказать, что пьянство — это не традиция, а просто стечение обстоятельств?

— Это беда, это ни в коем случае не традиция.

— Как ты считаешь, эта ситуация когда-нибудь изменится?

— Конечно изменится. Россию всегда спасали простые русские люди. И сейчас подходит такой момент, когда в силу вступает поколение, которое выросло на обломках Советского Союза, пережило большие испытания в Перестройку. Очень много сейчас ребят, у которых гражданский дух развит. А человек с духом он всегда менял ситуацию. Поэтому я думаю, что этот лед обязательно тронется.

В материале использованы фото Александра Подгорчука с фестиваля «Русь жива».

Back to top button
Close
Close