ИнтервьюОбщество

В городе Сочи – олимпийские ночи

Прослушать новость:

«Если присмотреться, то возникнет подозрение, что любовь реально повсюду», говорил один из персонажей отличного британского фильма «Love Actually». Сегодня не надо даже особенно приглядываться, чтобы понять – Олимпиада реально повсюду. Ты можешь не быть болельщиком, но твоя твиттер-лента заполнена секундами, попаданиями, промахами, медалями, лыжами, коньками, клюшками. Ведущие новостные сайты помещают в топ вести со спортивных площадок и трасс наравне с последними политическими и экономическими новостями. И даже проходящая мимо по улице девчонка восторженно кричит кому-то в телефон: «Как я рада, что моя подруга поехала в Сочи и работает в «Макдональдсе»! Я всем про это рассказываю!». В общем, никуда не деться.

Впрочем, пока передозировка олимпийской информацией еще не наступила, и потому, возможно, читателям «ПРОВладимира» будет небезынтересно узнать о впечатлениях от старта Олимпиады «нашего человека в Сочи» – владимирца, журналиста по профессии и переводчика на ОИ-2014 Алексея Митрофанова.

— Привет! С приездом на Олимпиаду, рассказывай: как долетел, как устроился?

— Первый день на Олимпиаде был довольно утомительный – очень долго искал свой отель по дороге из аэропорта. Хотя и инструкция подробная была, но указанные в ней ориентиры – они же для меня-то не ориентиры. В общем, добирался часа три. Потом еще с аккредитацией были некоторые заморочки. В общем, первое впечатление было смазанное, очень уж устал. А потом, когда начал переводить, все изменилось – как у ребенка, которому новую игрушку показали, сразу меняется настроение. Ну и быт, конечно, помогает – олимпийская деревня, где я живу, прямо-таки свеженькая, номер двухместный, очень хороший, все работает. Ну есть какие-то накладки по мелочи – например, вай-фай не везде добивает. Но это так, если уж сильно искать, к чему придраться, то можно придраться к вай-фай. А вообще в плане быта и питания все организовано очень хорошо.

— И чем кормят волонеров?

— Так… С утра у нас каждый день блинчики. Но вообще, если честно, в главном медиа-центре, куда у меня есть допуск, там есть «Макдональдс». Причем «макдак» какой-то особенный – там, например, бигмак – он как с картинки, не сплющенный. Так что хотя фастфуд и вреден, но такой фастфуд меня очень радует. Не то, чтобы я туда с голодухи хожу, а просто… Но вообще нас, волонтеров, иногда даже ругают – что вы в этот «Макдональдс» ходите, вас не кормят, что ли?

— С питанием разобрались, мы за тебя спокойны, но ты же в Сочи не есть приехал – что с работой?

— Место, где я работаю – это так называемая «Шайба», малый ледовый дворец, там в основном проходят матчи по хоккею с шайбой среди женских команд. Но, скорее всего, я буду работать и на одном мужском матче – у нас в «Шайбе», если я не ошибаюсь, будет проходить один из мужских четвертьфиналов. Еще, возможно, нас будут задействовать на одном из матчей на большой ледовой арене. Нас туда сводили на экскурсию – вот этот дворец реально огромный! Там, по-моему, 25 тысяч мест, он, конечно, впечатляет и снаружи и изнутри. Там, например, когда ты попадаешь внутрь, но еще не на саму арену, с одной стороны открывается обалденный вид на море, с другой – такой же обалденный, но уже на горы. Так что и там мы тоже можем поработать переводчиками. Я, скорее всего, переводчиком с немецкого, хотя я могу и с английского переводить.

— А что и кому ты конкретно переводишь?

— Самая большая часть – это перевод для журналистов, когда они берут интервью у спортсменов в микст-зоне. Ну а еще мы сотрудничаем с медиками, со службой допинг-контроля, то есть везде, где в принципе может потребоваться перевод. Но в основном, повторюсь, с прессой. А медики – это если только спортсмен получил травму, и нет возможности перевести или штатные переводчики команд не справляются. Но пока таких случаев не было.

Здесь телефонное интервью прерывается – слышно, как к Алексею обращается кто-то на английском. Спрашивающий интересуется, как ему пройти к автобусной остановке, Алексей в течение пары минут подробно объясняет все направления и повороты. Разговор заканчивается стандартным «Thank you very much» — «You are welcome!». Потом Алексей продолжает рассказывать.

— Ну вот, такое часто бывает. Дело в том, что я же сейчас одет в волонтерскую форму, и, конечно, люди обращаются – поэтому у меня уже все эти объяснения, как куда пройти, успели до автоматизма наработаться. Так что работа не прекращается, по сути, никогда.

— При таком-то напряженном графике – как настроение?

— У нас, в группе волонтеров, которые оказывают лингвистические услуги, все люди заинтересованные, все любят язык, всем очень нравится переводить и общаться с носителями языка. Поэтому это для нас не напряг. Наоборот, скорее даже есть конкуренция за право пойти и поработать в микст-зоне. Куча желающих просто постоять и послушать, что говорят иностранные спортсмены – чтобы как-то проверить свои языковые знания.

Я про себя не могу сказать, что я такой фанат спорта. Вот вчера были матчи группового этапа по хоккею, играли США с Финляндией и Канада со Швейцарией – ну я посмотрел минут десять, может быть. Мне намного интереснее сам процесс перевода и общения со спортсменами. Так что я в этом плане более ценный кадр, чем другие переводчики, фанаты спорта – не отвлекаюсь на поиски автографов и фотографирование со спортсменами (смеется).

— Но уж открытие Олимпиады ты, наверное, не пропустил?

— Нет, конечно, на открытие я попал, посмотрел все изнутри. Некоторые говорят – ну что там, на стадионе, по телевизору гораздо лучше все видно. С одной стороны, да, на трибуне, может быть, не все можно разглядеть, нет повторов, или крупных планов. Зато по телевизору атмосферу не ощутить. Картинка на экране красивая, конечно, но когда сидишь внутри – это совсем другое дело.

— Получается, открытие – это пока твое самое яркое впечатление от Олимпиады?

— Нет, самое яркое совсем другое, сейчас расскажу. У нас главный менеджер женской команды по хоккею – Алексей Яшин. У меня в детстве был альманах НХЛ сезона 96-97 годов. А я тогда болел за «Детройт Ред Уингз», потому что там было больше всего русских хоккеистов. И Яшин тоже там играл, у меня и наклейка его была. И вот на одной из первых тренировок женской команды я после тренировки в микст-зоне работал. Для канадского журналиста переводил интервью с одной из хоккеисток, потом переводил интервью главного тренера, а потом канадец общался с Яшиным.

Тут мой перевод был не нужен, Яшин, естественно, по-английски сам разговаривает, я просто постоял рядом. И вот это и было самое яркое впечатление, что эта легенда, этот «человек с наклейки» сейчас рядом со мной. Только это в голове и было в тот момент… (пауза) Хотя и фейерверк на церемонии открытия был тоже обалденный!

Back to top button
Close
Close