ИнтервьюОбщество

«Когда в личной жизни все ок, вся энергия уходит на работу»

Прослушать новость:

Когда будущий журналист, студент ВлГУ Дмитрий Матеранский начал вести собственную программу о спорте на владимирском телеканале «ТВЦ-Владимир» в далекие «нулевые», мало кто мог предугадать, во что это выльется. У него уже тогда был свой почерк – каждую передачу он завершал обращением к зрителю: «Хватит смотреть телевизор — иди, тренируйся!», после чего картинно бросал в камеру микрофон (иногда бывало, что и не слишком удачно).

Прошли годы – нет уже ни той программы, ни телеканала, а Диму отлично знают все российские любители баскетбола. Знают, в первую очередь, благодаря его работе на телеканале «7ТВ», где Дмитрий был автором проектов, посвященных НБА – «NBA Live» и «NBA 360», блогам и конференциям в интернете. Кроме того, Дима – пока единственный уроженец Владимира, которому довелось достаточно долго поработать на телеканале «Дождь». Одним словом – знаменитость, и мы, конечно, никак не могли пройти мимо возможности взять у Дмитрия интервью для нашего проекта. Кто такой Михаил Прохоров для американцев, стал бы Матеранский работать сегодня на канале Натальи Синдеевой, и чем Москва и Нью-Йорк лучше Владимира – ответы на эти и другие вопросы читайте ниже.

— Можно, наверное, сказать, что баскетбол и все, что с ним связано — это твоя жизнь. Но это сегодня. А как вообще к этому все пришло — все дело в том, что ты высокий парень или причины несколько глубже?

— Он как-то все время присутствовал, но достаточно долго был где-то на периферии. То есть был каким-то таким личным удовольствием, не основным занятием. Как-то так получилось, что в спортшколу баскетбольную не попал — меня никогда даже толком не просматривали, и хотя спорт и спортшколы были всегда, но другие. Сначала самбо, потом легкая атлетика (я диск пытался метать). Может быть, потому что это к дому было близко. Все это время я где-то параллельно баскетбол любил. Ведь как раз тогда у РТР каким-то образом был контракт на «Лучшие игры НБА» — был телепродукт, который просто нельзя было не смотреть — тогда «окошек в мир» было еще совсем не много. Ну а серьезным увлечением баскетбол стал уже в институте. И как-то очень быстро все остальное затмил.

— Понятно, что на формирование любого человека влияет не что-то одно или кто-то один, а совокупность факторов. Тем не менее, многие из нас держат в памяти какие-то события, которые считают знаковыми в своей жизни. Есть ли у тебя какое-то такое воспоминание, о котором ты можешь сказать «ну вот, благодаря этому я и есть тот, кто есть»?

— Очень важно, что родители в свое время меня поддержали, когда я выбрал такой путь — спортивную журналистику. Они меня «с недоумением поддержали», это же совершенно ничего общего не имеет с семейным делом — а у нас, можно сказать, династия стоматологов. Ну и, наверное, еще то, что я довольно рано встретил свою жену — в 23 года. Мы очень быстро все поняли, приняли решение о свадьбе. Когда в личной жизни все ок, голова не занята ее устройством — вся энергия на работу идет. Это если одно что-то, глобальное. А вообще — цепь событий, цепь решений, одно из другого вытекало. Где-то чистое везение, шанс, за который удалось ухватиться. Но уверен, что такие у каждого есть. Их главное не прохлопать. И хвататься — не бояться. Ну, конечно, переезд в Москву важным моментом был. Можно сказать авантюрное решение, но все сложилось. Да много моментов было. И на телевидении, и после. Конечно, очень важным событием стал для меня шанс поработать с Сергеем Кущенко (Экс-президент баскетбольного клуба ЦСКА, исполнительный директор Союза биатлонистов России, первый вице-президент Международного союза биатлонистов – прим. «ПроВладимир»). Это огромная удача. Я же в свое время в Москву переезжал только потому, что был некий шанс слушать его лекции. А сейчас я с ним общаюсь каждый день, и очень многому у него учусь.

www-vokrug-tv

 — В те годы, когда ты учился на владимирском журфаке, там не то чтобы сильно уделяли внимание спортивной журналистике (не думаю, что и сейчас по другому). Чем стали для тебя эти пять лет в ВлГУ — была ли учеба в тягость или наоборот?

— Да какая там тягость? Я может первый семестр нормально учился. А когда первую сессию на пятерки сдал (у нас в группе пара четверок всего тогда была), так начался сплошной баскетбол. С утра на «физвосе» по 2-3 пары нас выгнать не могли, потом какие-то пары, а вечером на тренировку, или на две (сначала в «Педе» потом в «Политехе»). А с третьего курса начал работать, и к этому почти все относились с пониманием.

— Если коротко рассказать твою историю успеха в столице — в чем она заключается?

— Я искал шансы, хватался за них, старался использовать. Главный успех в том, что все, чем я занимаюсь, мне приносит удовольствие. Мне все это на самом деле интересно.

— Не могу не спросить тебя, как человека, работавшего на телеканале «Дождь» — как ты относишься к тому, что произошло с каналом?

— Думаю, что нельзя рассматривать ситуацию с «Дождем» отдельно, отвлеченно от того, что в стране и мире в целом происходит. А в своем отношении к этой общей ситуации я еще не разобрался. Все очень неоднозначно. А вообще «Дождь», который получился в итоге, это не совсем то, что было задумано Наташей (Наталья Синдеева – основатель телеканала «Дождь» — прим. «ПроВладимир») изначально, как мне кажется. Это нормально, любой проект, существующий в реальных условиях, должен меняться и адаптироваться. Просто в тот момент, когда я на «Дождь» приходил, меня идея зацепила, и я задержался в журналистике еще почти на два года. Не уверен, что вот этот «итоговый» «Дождь» меня так же зацепил бы.

— Ты работаешь в системе клуба «Brooklyn Nets», который принадлежит Михаилу Прохорову. Во Владимире Прохорова больше знают как политика — он приезжал сюда поддержать кандидата в губернаторы от своей партии. И надо признать, что больших успехов на этой почве он не добился, во всяком случае, в нашем конкретном регионе. А в НБА кто такой Прохоров? Абрамович американского баскетбола? Или кто-то другой?

— Михаил Прохоров для НБА — один из символов ее обновления, мне кажется. Лига же довольно консервативна, а сейчас происходят вещи, которых никогда раньше не было. В том числе первый владелец-иностранец. К нему относятся с большим интересом и уважением. Его амбициозность, однозначное стремление выиграть титул вызывают симпатию. И это распространяется и на россиян в целом. Сейчас работать с русскими в американском баскетболе готовы все.

— В чем конкретно заключается твоя работа?

— Я был сотрудником клуба полтора года, сейчас официально — уже нет. Так было запланировано с самого начала — это была большая учеба в реальных условиях. Я отвечал за продажи в России и Европе. Участвовал в реализации нескольких серьезных спонсорских соглашений. Сейчас я занимаюсь самыми разными баскетбольными и околобаскетбольными проектами. Помогаю Сергею Кущенко в его работе по баскетбольным направлениям. Есть несколько больших организаций, с которыми мы работаем, которые делают правильные баскетбольные дела. Я предпочитаю называть себя просто спортивным менеджером. По сути такой «универсальный солдат» — я много чего умею делать.

www-vokrug-tv 2

 — Ты бываешь и во Владимире, и во Владимирской области. Какие чувства ты при этом испытываешь?

— Я, к сожалению, редко бываю. Надеюсь, когда ремонт дорог закончится, поездка перестанет быть таким тяжким испытанием, и можно будет ездить не только, когда дела накопятся, а и просто для удовольствия. Я же коротко приезжаю, и не успеваю дойти до ступени «какое счастье, что я отсюда уехал». Я вижу только тех людей, кто мне дорог, и занятия нахожу по душе — так что это всегда удовольствие. Умиление почти всегда успеваю почувствовать. Но если дня 3-4 пробыть, наверное, бытовые косяки начнут вылезать и раздражать.

— История, конечно, не терпит сослагательного наклонения, и все же — мог бы ты оставаться счастливым или хотя бы просто довольным жизнью человеком, если бы не уехал из Владимира?

— Не уехав — вряд ли. Для меня слишком много значит работа, и я уезжал, потому что не видел дальше способов развиваться. Я вот иногда думаю — мог бы вернуться? И понимаю, что при соблюдении некоторых условий, интересных предложений — очень даже. Но понимаю, что это абсолютно утопический сценарий, не думаю, что такие предложения последуют. Но у меня нет какого-то «раздражения по умолчанию», или «никогда и ни за что». Важно ведь что ты делаешь, а не где ты это делаешь. Для меня Москва сама по себе не цель была, хотя я ее очень люблю. Это просто город больших возможностей. Я и Нью-Йорк за это люблю. Даже может чуть больше — он удобнее.

Фото с сайта vokrug.tv

Back to top button
Close
Close