ИсторияОбщество

Октябрь 1914-го: «Навсегда воспретить в России казенную продажу водки…»

Прослушать новость:

Листая газеты столетней давности, очень хорошо понимаешь разницу в объемах информации тогда и сегодня. По сути, век назад жители Владимира читали в газетах на протяжении нескольких месяцев об одном и том же. Главных тем было две – Первая мировая война и благо от введения сухого закона. Как «Владимирские губернские ведомости» писали об этом в октябре 1914-го – читайте в нашем обзоре архивной прессы.

Кроме того, 100 лет назад в это время началась подписка на журналы на 1915 год. Мы расскажем об издании «Мир красоты».

«Местная хроника», опубликована в газете «Владимирские губернские ведомости» 10 октября 1914 года.

В самом Владимире о военнопленных ничего не слышно, кроме тех из них, которые сюда эвакуируются ранеными как австрийские подданные, так и германские.

Национальность раненого можно почти безошибочно определить при высадке их из вагонов – по отношению их к встречающему санитарно-медицинскому персоналу. Немцы молчаливы иногда до упорства и при малейшей возможности стараются избегнуть помощи санитарных дружинников. Иногда молчаливо, иногда произнося немецкое «благодарю», они стараются, опираясь лишь на палку, дойти от вагона до повозки, даже и тогда, когда этот короткий переход они не могут сделать, не присев отдохнуть.

Славяне общительные, а те, которые могут – спешат заговорить по-русски. Таких большинство среди носящих австрийскую обмундировку.

Первое, что поражает их уже на вокзале, это масса мужского не военного народа, здоровая, сильная молодежь, добровольцы – санитары у носилок.

— Сколько у вас мужика – замечают разговорчивые, удивляясь, что при многочисленности нашей армии весь этот народ, физически способный носить оружие, не призван в войска, не «солдаты», а «мужики» — по их терминологии.

В военном госпитале, устроенном в здании Духовной Семинарии, лежало много раненых пленных. Уже поправившиеся гуляли во дворе, как пленные – они не могли быть выпущены за ограду. В один из воскресных или праздничных дней некоторые из них интересовались видеть православное богослужение, просили позволения войти во время обедни в Богородицкий храм, находящийся в ограде семинарского храма. Им это, конечно, было разрешено. Воспользовавшиеся этим разрешением вернулись из церкви в более удрученном настроении. (…)

— Кто эти молодые люди, которые были в церкви? — наконец спросил один из них.

Ему объяснили, что госпиталь на время войны устроен в помещении учебного заведения, без перерыва занятий, и что молодые люди – ученики этого заведения.

— Но ведь они уже взрослые? – удивился военнопленный австриец.

Ему разъяснили, что в старших классах многим воспитанникам более 19 лет.

— Да ведь вы воюете и с нами, и с Германией, а этих молодых людей – красивых, сильных так много не военных.

Ему сообщили, что во Владимирской Семинарии более 800 человек, но что в России мобилизация не прервала курса образования для учащейся молодежи, что эта молодежь пользуется отсрочкой до окончания образования.

— У нас совсем нет молодых людей не военных. Только дети учатся теперь – с грустью пояснил пленный и о чем-то горячо заговорил с соотечественниками и союзниками.


 

«Праздник жизни», опубликовано в газете «Владимирские губернские ведомости» 10 октября 1914 года.

— Мы только и жить начали, когда закрыли «казенку», — на разные голоса во всех концах России, но с одинаковым вздохом облегчения и глубокой радости, повторяли эти слова, и главным образом, русские женщины.

— Мы не биты, наши дети накормлены и одеты, мужья похожи на людей, а не на зверей и праздник и будни проходят по-человечески, — мог слышать всякий заявления и от жен рабочих в городах, и в крестьянских семьях в деревнях.

Неоцененное благо трезвости было понято и учтено теми, прежде всего, кто в буквальном смысле на своих спинах выносил всю тяготу пьяного разгула. Но оценка эта не могла не идти дальше, — на всех поприщах труда было отмечено, что производительность работы значительно возросла, как благодаря отсутствию прогульных похмельных дней, так и потому, что работа производилась с большею энергией, с большей осмысленностью, с нерастраченным запасом сил и свежей головой.(…)

Отозвалось это и на жизненном торговом обороте. Торговцы съестными товарами в мелочных лавках, торговцы платьем, обувью и бельем сперва с удивлением отмечали, что, несмотря на войну, обороты не только не сокращаются, а наоборот, возрастают. Да иначе оно и быть не могло. С прекращением продажи водки в руках населениях остались деньги, и совершенно естественно, что голодавшие раньше начинают есть, ходившие рваными и грязными рабочие начинают одеваться, голые и босые детишки тоже одеты и обуты – а отсюда и возрастание торговых оборотов.

Несомненно, через некоторое время будет отмечено резкое и решительное падение заболеваемости, как уже отмечено резкое и решительное падение преступности. Таким образом, коренной разрушитель жизни приостановил свое действие, и жизненная полнота вошла в свои права, заявила свои требования. (…)

Всероссийский трудовой союз христиан-трезвенников, по почину И.Д.Челышева, через Великого Князя Константина Дмитриевича обратился со всеподданнейшем ходатайством к Государю Императору о воспрещении продажи водки навсегда. Ответ русского Царя на эту мольбу священным благовестом разнесся по России: «Я уже предрешил навсегда воспретить в России казенную продажу водки».

Великое решение нашего Государя заставляет всю Россию положить земной поклон Господу Богу за освобождение народа от пьяного рабства, в котором гибли и народное тело, и народная душа.

Слава Богу на небе и слава русскому Царю на земле.


 

Реклама художественного журнала «Мир красоты», публиковалась в октябрьских номерах «Владимирских губернских ведомостей».

Открыта подписка на 1915 год на первый в России художественный журнал изящных искусств и литературы с роскошными картинками в красках по образцу выдающихся иллюстрированных изданий «Мир красоты».

Девиз издания: красивая жизнь, красота души, красота в природе, в искусстве и во всех ее проявлениях.

Широкие отделы журнала посвящены: изящной литературе (романы, новеллы, рассказы), поэзии, живописи, музыке, театру, скульптуре, изящным работам, спорту и художественной критике. Громадная галерея картин и портретов. В каждом номере ноты и новейшие моды.

Общедоступная подписная цена: на год, с пересылкой и доставкой 5 р.; на полгода 2р.50к.; за 3 месяца 1р.50к.

dsc07981

Back to top button
Close
Close