История

Февраль 1915-го: «Искренние поборники трезвости готовы прийти в отчаяние…»

Прослушать новость:

Хотя февраль и самый короткий месяц года, в нем прекрасно помещаются четыре понедельника, а это значит, что наши обзоры архивной прессы будут выходить по привычному графику. Сегодня мы пролистаем газеты 100-летней давности.

Новости ровно век назад были невеселыми — шла Первая мировая война, а войны, как известно, не обходятся без жертв. К «Владимирским губернским ведомостям» теперь прилагались списки убитых и раненых уроженцев губернии.

Также мы сегодня опубликуем обличительный материал о спекулянтах, наживающихся на людях в сложное военное время, и очередную статью о борьбе за трезвость — после введения запрета на алкоголь в России начали пить «коктейли» из денатурированного спирта.

Именной список убитых, раненых и без вести пропавших нижних чинов Владимирской губернии. Опубликован 6 февраля 1915 года в газете «Владимирские губернские ведомости».

dsc00634


 

«Обход трезвости», статья в газете «Владимирские губернские ведомости», опубликована 13 февраля 1915 года.

В ближайшие дни после масленицы обыватели, встречаясь друг с другом, с таинственно-лукавым видом задавали один другому вопросы на счет того, ел ли каждый из них в этом году блины,- «в сухую» ли, или же в сопровождении надлежащего количества алкогольных напитков. И на поверку оказалось, что всем почти «посчастливилось» хоть разок совершить обряд блиноедения так, как это делали отцы и деды, то есть запивая блины, соответственно вкусу и средствам, беленькой, рябиновой, пивом или разных марок винами.

Какими путями можно добраться до заманчивых бутылок, отнесенных теперь к области «запретного», об этом никто не говорит, но факт тот, что значительное число обывателей ухитряется достать все, что требуется для выпивки, и притом в том количестве, что само собой устраняется предположение о получении питей из аптеки по рецепту врача. Словом, приходится признать, что открылась какая-то алкогольная щель, через которую всякие питья текут, вероятно в меньшем, сравнительно с прежним, количестве, но все же в весьма и весьма достаточном. Затем выяснилось, что особые «химики» составляют из денатурированного спирта, с примесью к нему других жидкостей, одуряющий напиток, получивший характерное прозвище «ханжи». Газеты сообщают, что за короткое время в Петрограде было обнаружено более 200 случаев изготовления «ханжи» для продажи, а необнаруженных случаев изготовления, надо полагать, раз в десять больше.

Было бы наивно думать, что «ханжество» процветает только в Петрограде; не подлежит сомнению, что не только в городах, но и во многих селах любители наживы действуют в обход всяким постановлениям городских дум и сельских обществ об изгнании водки. Искренние поборники трезвости готовы прийти в отчаяние. Казалось, дело налаживалось так хорошо, так радостны и утешительны были первые результаты трезвых дней, и вот всему этому грозит более или менее серьезный ущерб. И уже скептики не без злорадства нашептывают: «мы говорили! Так и вышло; ведь пьяная психология живет еще в обывателе, и его неудержимо тянет всяческими правдами и неправдами обходить поставленные ему запреты…»

Как всегда, скептики правы только наполовину. Приходится, конечно, признать, что борьба с привычкой к алкоголю труднее, чем многим казалось на основании первых дней трезвости. Но есть ли это основание для того чтобы сложить руки и занять позицию «непротивления злу»? Напротив, чем более наглядной оказывается опасность пьяного рецидива, тем с большей энергией должны все, верящие, что в трезвости залог процветания Руси, сплотиться в борьбе с отравителями. И одною из необходимейших мер является усиление до возможно более высоких степеней репрессий для всех, изобличенных в распространении алкогольных напитков. Раз признано, что водка для населения яд, надо смотреть и на тайных изготовителей водки и на ее продавцов, не как на мелких нарушителей полицейских правил, а как на серьезных уголовных преступников, деяния которых направлены в ущерб здоровью и благосостоянию окружающих, и в соответствии с этим с ними поступать.


 

«Внутренние враги», статья в газете «Владимирские губернские ведомости», опубликована 20 февраля 1915 года.

В то время, как внешние неприятели, несмотря на свою многочисленность и ярость, тщетно пытаются порвать железное кольцо непобедимого русского воинства и хоть поближе подойти к Варшаве, внутри страны работают враги, тихою сапою подтачивающие материальные силы государства. Враги эти — спекулянты, забывшие стыд и совесть и в тяжелые для родины минуты занимающиеся преступными манипуляциями по части объегоривания населения, вздувая цены на жизненные продукты и на предметы первой необходимости.

Больше того, господа эти, весь свой символ веры укладывающие в заповеди «не зевай», не только занимаются обдиранием страны: они в преступных своих комбинациях идут дальше, снабжая наших внешних врагов, при посредстве услужливых маклеров — шведов, русской провизией.

Печальнее всего, что преступная спекуляция этих внутренних врагов России даже более неуловима, чем работа германских шпионов.

Любовь к отечеству и долг гражданина, как вера — есть дело совести. И как трудно установить, искренне ли верует человек, так и не легко проверить: правильно ли исполняет то или другое лицо свой долг гражданина. Этой-то неуловимостью, трудностью юридической проверки и пользуются волки в овечьей шкуре мирных русских продавцов, последовательно сдирающие кожу с обывателя.

Back to top button
Close
Close