Власть

Орлова: личное за счёт подчинённых и бюджета

Прослушать новость:

4 февраля состоялось предварительное заседание Арбитражного суда Владимирской области по иску ХК «МРГ-Инвест» к Светлане Орловой. Компания добивается опровержения того, что фирма, по словам Светланы Юрьевны, «спёрла каждый год по полтора миллиарда, обувала всю промышленность». В судебном процессе никто не надеялся на явку указанных в иске лиц. Стороны по сложившейся практике действовали через своих представителей. Хотя, разумеется, было бы куда любопытнее наблюдать полемику непосредственно Филиппова и Орловой, аргументирующих свои доводы, а не переводчиков с кошачьего юристов.

Из карточки дела на сайте суда следует, что ответчиком по иску выступает персонально Орлова Светлана Юрьевна. Причём выступает именно как физическое лицо, а не как губернатор Владимирской области. Такова позиция истца: он желает представить не соответствующим действительности персонифицированное высказывание конкретного человека.

Упомянутая фраза была произнесена Светланой Юрьевной на встрече со студентами филиала Финансового университета (бывшего ВЗФЭИ). Там она не проводила официальный губернаторский приём, а удостоила своим присутствием очередное общественное мероприятие. Ведь Орлова не только глава региона, но и далеко не рядового уровня политик. А эти две ипостаси любого лица на высшей госдолжности области следует чётко различать. Если, допустим, ко дню вынесения решения по иску Орлова перестанет быть руководителем региона, то допущенное ею высказывание не перекочует к новому главе.

Разумеется, в случае с первым лицом весьма сложно провести грань, когда она губернатор, а когда – просто публичное лицо на подобной должности. И тут всплывает вопрос о том, кто и в каком качестве является представителем Светланы Юрьевны в данном процессе.

Интересы ответчика в суде выражает Дмитрий Лызлов, заместитель председателя государственно-правового комитета администрации области. Не как задействованный ответчиком юрист, а именно как чиновник, в обязанности которого входит представлять Белый дом.

Получается, будучи ответчиком по иску, привлеченным в судебное заседание в качестве индивидуального лица, Светлана Юрьевна решила выйти из это ситуации за счёт привлечения подчинённых, труд которых оплачивается из средств региональной казны. Лызлов пришёл на заседание и будет ходить на последующие в своё рабочее время, будет опять же тратить своё рабочее время и служебные ресурсы, готовить документы, связанные с отстаиванием личных интересов своего руководителя?

Представим. Чисто теоретически. Орлова находится за рулём авто и по ходу движения попадает в аварию с причинением кому-либо физического ущерба. Не дай Бог, конечно. Но что, её позицию в судебных органах также будет отстаивать юрист администрации? Потому что, по сути, разницы нет. В одном случае Орлова говорит такое, что это можно квалифицировать в качестве удара по деловой репутации коммерческой структуры. В гипотетическом случае с ДТП аналогично: так ведёт автомобиль, что наносится физический ущерб.

Думается, что губернатору надо было бы отделить частное от общего, нанять себе адвоката, платить из собственного кармана. Достойное жалованье высшего должностного лица области вполне позволяет нанять подходящего специалиста и не навешивать лишних поручений на сотрудников администрации. Такой ход позволил бы избежать кривотолков, что Орлова решила сэкономить и при этом не задумывается о возможном конфликте интересов (а должна бы, как того требуют от неё все федеральные законы и ведомственные инструкции).

Допустим, суд признает правоту ХК «МРГ-Инвест». Судебные издержки автоматически ложатся на другую сторону. И кто же будет платить? Правильно, администрация Владимирской области. Раз в представлении интересов ответчика по иску официально задействован заместитель председателя комитета администрации, то Светлана Юрьевна заранее лишена возможности не только компенсировать затраты истца по оплате госпошлины своими деньгами, но и даже популистски заявлять, что сама всё выплатит. Расходы автоматически лягут на бюджет региона.

Орлова, конечно, в качестве губернатора могла поручить Лызлову действовать от её имени в этом конкретном арбитражном процессе.

Теперь хочется спросить Дмитрия, почему он согласился. Ведь он всё-таки кандидат юридических наук, краснодипломник, поэтому мог предполагать конфликт интересов. Часть 2 статьи 15 Федерального закона «О государственной гражданской службе» гласит:

— Гражданский служащий не вправе исполнять данное ему неправомерное поручение. При получении от соответствующего руководителя поручения, являющегося, по мнению гражданского служащего, неправомерным, гражданский служащий должен представить в письменной форме обоснование неправомерности данного поручения с указанием положений законодательства Российской Федерации, которые могут быть нарушены при исполнении данного поручения, и получить от руководителя подтверждение этого поручения в письменной форме. В случае подтверждения руководителем данного поручения в письменной форме гражданский служащий обязан отказаться от его исполнения.

Почему не обратился в комиссию, которая разрешает проблемы конфликта интересов в отношениях между руководителем и работником? Подчинённые, и Лызлов в том числе, опасаются возражать Орловой, даже в таких очень спорных и многоаспектных случаях?

Представитель истца Денис Молчанов сообщил, что доверенность Лызлову на представление губернатора в судах была выдана в 2013 году. Логичным будет предположить, что уже после вступления Орловой в должность (до этого он идентичную функцию выполнял при Николае Виноградове), стало быть, осенью.

Тут и находится узкое место. На момент выдачи доверенности заместителю председателя государственно-правового комитета Дмитрию Лызлову действовало «Положение о государственно-правовом комитете администрации Владимирской области» (утвержденное в 2005 году постановлением губернатора №790). В пункте 3.9 там чётко сказано, что комитет представляет «интересы администрации области в судах общей юрисдикции, арбитражных судах». Обращаю внимание – администрации как государственного органа, а не его главы.

22 августа 2014 г. в Положение были внесены поправки:

— Представляет по поручению (а не по общему правилу – выделено мной) Губернатора области интересы Губернатора и администрации области в судах общей юрисдикции, арбитражных судах.

Но на момент выдачи доверенности речь шла о выражении интересов только администрации! Таким образом, очевидно, что имеется определённое противоречие между старой «верительной грамотой» и тем, что, используя её, Лызлов присутствует на суде. В связи с изданием редакции Положения доверенность следовало бы выдать новую.

Естественно, возникает разумный вопрос, почему такая доверенность была принята. Лызлов представил доверенность, общую на все судебные разбирательства, а служебное поручение главы области именно по этому делу на судебном заседании не вручил. Это можно отнести к элементарной невнимательности или рабочей накладке. Не исключаю, что такие упущения – следствие загруженности судьи, того, что ему приходится знакомиться с большим массивом исков, материалов.

Только бы подобное не было прямым игнорированием норм действующего федерального и регионального законодательства. Кстати, ничто не мешает председательствующему или истцу заявить отвод данному представителю ответчика как недопустимому. Хотя бы по формальной причине ненадлежащего оформления его полномочий.

Получается, в правом углу «ринга» законность и здравый смысл, а в левом – существующий порядок вещей и двойные стандарты. Кто выйдет победителем – скоро увидим, хотя особенных иллюзий по этому поводу питать, отчего-то, не получается.

Back to top button
Close
Close