Общество

Нам угрожает разноликий экстремизм

Прослушать новость:

Во Владимирском юридическом институте ФСИН состоялась научно-практическая конференция на тему противодействия экстремистской деятельности. Слушателям, среди которых было много молодежи из ВЮИ, других вузов и школ города, рассказывали об источниках экстремизма. Основными называли Украину и радикальных исламистов. Хотя разнообразие очень большое.

Большая конференция с большим названием «Противодействие экстремистской деятельности как приоритетное направление государственной политики Российской Федерации в сфере обеспечения национальной безопасности» прошла вчера во Владимирском юридическом институте ФСИН России.

Организаторами стали ВЮИ ФСИН,  ВРО партии «Единая Россия» в рамках реализации партийного проекта «Комфортная правовая среда», Заксобрание Владимирской области (и партийный проект и ЗС представлял Роман Кавинов), ВФ РАНХИГС и другие.   Выступали представители УМВД, УФСБ, УФСИН, администрации области, Общественной палаты, священнослужители и т.д. А слушали правоохранители, общественники и много молодежи из ВЮИ, других вузов и школ города.

Вот что в целом удалось понять: хотя счет преступлений экстремистской направленности во Владимирской области исчисляется единицами, а подозреваемых в нем выявили  менее трех десятков в  год (по итогам 2014 года), экстремизм считается угрозой стабильности «социально-экономической и политической обстановке» в регионе. А самой крайней и опасной формой экстремизма назвали терроризм.

Откуда же исходит угроза, если послушать выступавших на конференции? По частоте упоминаний на конференции лидерство явно принадлежит Украине. Основная угроза, вероятно, оттуда. Поэтому компетентные органы следят за неблагонадежными жителями области, особенно если они ездят на Украину. Под наблюдением и переселенцы с Украины, которых временно приютила Владимирская область. С одной стороны, они пострадавшие, а с другой, — считаются потенциальной средой для внедрения через них экстремизма силами иностранных разведок.

На втором месте по «популярности» радикальные исламисты. Хотя потом, на круглом столе, когда стали рассказывать о влиянии радикального ислама на заключенных в местах лишения свободы, владимирский имам Ринат Ибрагимов возразил: 

Радикального ислама не бывает, поскольку настоящий ислам — мирная религия.

Тем временем докладчик рассказывал, что уже 5-10 сидящих в колонии исламских радикалов (не совсем понятно, как их называть, если все-таки они сами считают себя приверженцами ислама) начинают вовлекать в свои идеи других заключенных. При этом такие экстремисты-террористы с Северного Кавказа в местах лишения свободы считают себя военнопленными Российской армии. И в целом все это — большая проблема для уголовно-исполнительной системы.

Но при этом на конференции прозвучало и утверждение, что спад рождаемости в 90-е годы стал результатом пропаганды планирования семьи с Запада. Западным влиянием объясняют и распространение наркотиков, и увлечение алкоголем у нас. Тоже экстремизм?

Из наших местных «групп риска» экстремистской направленности назвали ультраправые и ультралевые группировки, футбольных фанатов-«ультрас», сторонников «оранжевых технологий» и других.

В распространении  подрывной информации, как обычно,  обвиняли интернет. Сетовали на то, что там легко найти (но не рекомендуется!) советы по подготовке молодых террористов. И никак не удается прекратить работу сайта северокавказских экстремистов. Но и опасные СМИ не дремлют.  В одном из них якобы оправдывали Бандеру…

В общем, от конференции осталось ощущение, что экстремизм  — очень многоликое зло нетерпимости к существующей власти. Это зло так и лезет извне и изнутри. Непросто слушателю было разобраться, где реальные угрозы его безопасности, а где власть просто пытается назвать экстремизмом политическое инакомыслие, «несистемную оппозицию» и общественную критику.

Хорошо еще, что пока это нагнетание атмосферы всеобщей нетерпимости к экстремизму в нашем тихом Владимире не сопровождается в реальности большим числом экстремистских  преступлений.

Хочется верить, что правоохранители, в случае чего, правильно разберутся, куда бросать основные силы: на устранение реальных терактов  или на борьбу с излишней свободой интернета, например. А то он такой многоликий, этот экстремизм.

Back to top button
Close
Close