История

Владимирцы и «варяги»: как бывало в старину?

Прослушать новость:

Различные проявления недовольства деятельностью команды губернатора Светланы Орловой могут быть связаны с тем, что владимирцы критично воспринимают работу группы начальников-«варягов». Однако подавляющее число руководителей губернии и области в прошлом были приезжими. Некоторые из них стали любимцами местных, и даже почетными гражданами города. От чего раньше зависели симпатии владимирцев к приезжим начальникам? От того, что делали сами «варяги».

Сбор подписей и возмущенные реплики в сетях против замысла сделать Надежду Бабкину почетным гражданином Владимирской области. Анонимка в интернете, где некие владимирские предприниматели жалуются Путину на притеснение  местного бизнеса в угоду родственникам команды губернатора Орловой, воспроизведенная в некоторых СМИ. Это лишь два факта последних дней, которые отражают неприязнь части владимирцев к «чужакам», «варягам».

А кто не варяг-то?

Ярлык «варягов» будет еще долго прилеплен к Орловой и иже с ней прибывшим. Поговорите со знакомыми – обязательно найдется владимирец, недолюбливающий  приезжих начальников.  А как же раньше было? Неужто только местные правили во Владимирской губернии? Вовсе нет! Но «варяги» нередко становились «своими».

Взять хотя бы перечень владимирских губернаторов со времен Екатерины. Даже если посчитать за губернаторов всех советских руководителей губернии и области, то удивительное «открытие» получается. Ведь до Николая Виноградова за 200 с лишком лет во Владимирской губернии-области не было ни одного губернатора, родившегося во Владимире.

До Виноградова  нормой было региональное начальство во Владимирскую губернию присылать.  Причем во времена развитого социализма Хрущева-Брежнева самый знаменитый советский областной тандем Михаил Пономарев и Тихон Сушков (первый секретарь обкома КПСС + председатель облисполкома)  проработал у нас больше  20 лет.  Понятно, что за столько лет многие к ним привыкли, как к своим.

В более ранние советские времена и при  царе приезжие руководители менялись чаще. И многие из них немало у нас тут изменили к лучшему.  Самые полюбившиеся владимирцам из иногородних начальников еще до революции стали почетными гражданами города Владимира. (В губернии  звания почетного гражданина не было, а в области оно появилось только в 1998 году.)

Почетные граждане прошлого

Вот, например, — Владимир  Струков, губернатор в 1866-1875 годах. Он был  из потомственных дворян Саратовской губернии. При нем во Владимире появился водопровод, созданы школы при арестантской роте (будущем Владимирском централе) и тюремном замке, женская гимназия и учительская семинария. Уже в 1868 году владимирцы добились присвоения ему звания почетного гражданина города –№1 в этом  списке. Тогда это звание присваивал глава государства – сам царь.

Почетный гражданин города №2 полковник Александр Поль происходил из дворян Санкт-Петербургской губернии. Он всего пять лет квартировал со своим Великолукским пехотным полком во Владимире. И сам полковник и его солдаты зарекомендовали себя так хорошо, что при переводе полка в Тамбов владимирцы добились для Александра Поля звания почетного гражданина города в 1871 году.

Феномен генерала Чевкина

Третий по счету среди почетных граждан Владимира, ставший таковым в 1873 году, особенно удивляет. Генерал Константин Чевкин  вообще никогда не жил во Владимире сколь-нибудь постоянно. Он руководил строительством первых железных дорог России, когда был главным управляющим путей сообщения и публичными зданиями в  столице.

Под руководством Чевкина строилась и железная дорога  Москва — Нижний Новгород. Владимирское общество решило в итоге отблагодарить его почетным званием за решение, которое сегодня оценивается неоднозначно. Именно генерал Чевкин решил, что железная дорога по Владимиру пройдет между центром города и рекой Клязьмой. Можно сказать, из-за Чевкина Владимир лишился набережной.

Но тогда о набережной особо не думали. Наоборот, благодарили генерала! Ведь многие владимирцы выгодно продали государству земельные участки  под железную дорогу. Да и если бы рельсы проложили севернее города (рассматривали такой вариант), то  станция Владимир была бы в районе села Доброе. В то время – довольно далеко  за пределами города. А  благодаря Чевкину вокзал получился  почти в центре. И когда городское руководство просило царя сделать генерала Чевкина почетным гражданином Владимира, никто, кажется,  не возмущался, что почетный гражданин  не жил в нашем городе.

Стереотип такой, что ли?

Так в чем же разница ситуации? Чему учит владимирская история? Прежде всего, тому, что в старину  не было у владимирцев   такого отторжения к «чужакам»-начальникам.

Собственно, этот  стереотип – что мы тут сами по себе, и что «варягов» нам не надо —  распространился среди владимирцев не так давно. Здорово способствовали этому довольно долгие годы «родного», «нашенского» губернаторства Николая Виноградова.

Яркий показатель: помнится, в одной из предвыборных кампаний КПРФ несколько лет назад был лозунг  «Защитим Владимирскую область». Область была представлена, как советская республика в кольце фронтов, в которую лезут чужаки-медведи. Этот слоган был рассчитан на неприязнь владимирцев к влиянию извне.

Вроде бы владимирцы на выборах 2013 года дали определенный кредит доверия приезжему губернатору. Но  и теперь вновь оживает и набирает сторонников идея защиты Владимирской области– то от Бабкиной в качестве почетной гражданки, то от засилья родственников губернаторской команды в местном бизнесе.

Недавно, выступая в управлении Казначейства, Светлана Орлова посетовала, что здесь во Владимирской области очень распространено «сплетничанье». Явная  обида приезжего губернатора по поводу непринятой владимирцами идеи внезапного  создания пешеходного центра на Большой Московской. Или странностей с «Волгабасом». Или насчет сановных мужей в руководстве разных владимирских структур. Все это типа наши местные сплетни  против хорошего руководителя.

Можно ли преодолеть владимирский стереотип недоверия к «варягам»? История учит, что это зависит от действий самих приезжих руководителей.  Если они будут реально работать на  пользу владимирцам,  а не на каких-то еще чужаков со стороны, то постепенно всплесков охранительных настроений, жалоб на самоуправство «варягов» и «сплетен» может стать меньше. И даже есть шанс остаться в истории не «варягами» для владимирцев, а «своими».

Back to top button
Close
Close