Блог

О деловой этике, честной журналистике и лицемерии

Прослушать новость:

Позиция шеф-редактора

Всем привет. На самом деле, я не собирался писать этот текст, но многие коллеги убедили меня в его необходимости. И ведь на самом деле, есть причины мне, как шеф-редактору ПроВладимира, объяснить нашим читателям некоторые события последнего времени и мои решения, принятые по этому поводу. Ну и всегда неплохо лишний раз напомнить всем о тех принципах, согласно которым работает наше издание, и о медиаграмотности в целом. Поводов для такого общения только за текущую неделю хватает за глаза.

Так, некоторые особо отъявленные независимые блоггеры вчера начали обвинять нас в работе на «Единую Россию». Поводом послужило размещение интервью Димы Резникова с Еленой Аксёновой. Кстати, само интервью мне понравилось (немного скучно, весьма ожидаемо, но много новой фактуры), и я очень рад, что оно вышло на страницах нашего издания.

Вся критика, которая была направлена в наш адрес по этому поводу, исходила от людей, называющих себя демократами. Эти прекрасные некогда люди, например, Людмила Ешану, проклинали нас за то, что мы в предвыборный период разместили интервью с номером 2 в списке «Единой России» на выборах в горсовет.  Если бы мы разместили интервью с коммунистами или яблочниками (будут и такие) это было бы «расово-верным», а вот интервью с девушкой из списка ЕдРа – моветон и фу-фу-фу. Да бред, честное слово.

Наша редакция работает в соответствии с Конституцией РФ, где всякая цензура законодательно запрещена. Этические нормы и принципы журналистики также для нас очень важны.

Наша главная задача – максимально правдиво и объективно информировать наших читателей о том, что происходит в городе и регионе. У нас нет и не будет никогда задачи служить власти или оппозиции. Мы, если честно, не делаем между ними разницы. Одни расходуют бюджетные средства (и мы очень внимательно смотрим, как они это делают), а другие – очень сильно хотят включиться в процесс расходования этих средств. Это только их игры, но никак не наши.

Почему эта позиция для меня настолько важна? Все довольно просто. Мы делаем новости. Мы формируем информационную картину для большого количества владимирцев, и эта картина должна быть предельно объективной.

Именно поэтому наши проекты финансируются из-за пределов региона и даже из-за пределов страны. Любые деньги (кроме доходов от рекламы), получаемые внутри региона, обязательно приносят зависимость и ограничение на объективность.

Журналисты не могут безоговорочно принимать одну из сторон конфликта, политических сил или участников экономических процессов. Когда такое происходит, начинается необратимый процесс превращения журналиста в пропагандиста, либо в городского сумасшедшего. Ни один из этих вариантов не является объектом устремления меня или моих коллег.

Что же касается проекта «Владимирское Общественное Собрание», то он задумывался именно как гражданский, а не как политический. Мне грустно смотреть, как отдельные камикадзе от политики, некогда бывшие общественниками, пытаются слить этот проект —  многих из них я совсем недавно мог называть своими учениками и единомышленниками. Но выборы – хорошее время, они отлично проявляют всю мерзость и, что тоже важно, глупость.

Кстати, о том, что стало причиной того самого конфликта, который бурно изливался потоками различной плотности в различных соцсетях на протяжении всей недели.

Я говорю об увольнении Кирилла Николенко с проекта ПроВладимир. Сейчас Кирилл пытается представить, что данный факт случился в результате его «непримиримой позиции» по проекту «Владимирское Общественное Собрание» (которое, как и ПроВладимир, реализует Движение «Лебедь»). Диссидент в этом случае из Николенко оказался, прямо скажем, того же качества, как и пуля из фекалий. Форма, может, и соответствует, но вот содержание и эффект от применения бесконечно далеки от оригинала.

Дело в том, что основной причиной увольнения Кирилла из проекта стало банальное «крысятничество». 

(часть информации удалена автором согласно решению Октябрьского районного суда г. Владимира от 25 декабря 2015 года)

При всём при этом, претензий к работе Кирилла как журналиста у меня, в принципе, почти не возникало – он всегда писал много, подробно и довольно оперативно. Чаще всего у него был готов черновик текста о мероприятии до его начала, в процессе он дополнял его фактурой и практически в режиме онлайн выставлял на сайт. Я хвалил его за это, но теперь, учитывая вскрывшиеся факты, вынужден задуматься – а сам ли он писал эти черновики?

Кстати, передаю привет всем будущим работодателям Кирилла – если вы вдруг по какой-то причине всё же решите взять его на работу, невзирая на все репутационные риски, озаботьтесь тем, чтобы максимально ограничить доступ этого персонажа к документам и к помещениям, где они хранятся. В противном случае он может поступить с вами так же, как со мной и моими коллегами – в лицо улыбаться и говорить правильные вещи в пользу того, кто покажет ему наиболее сладкую конфету. А после увольнения начнет метаться по всем возможным СМИ в попытках «пристроить» собранный архив.

Конечно, ничего сверхсекретного в нашей работе, учитывая огромное количество ее аспектов, нет. Более того, все эти документы так или иначе передаются нами контролирующим госорганам (Минюсту, например). Мораль этой истории состоит в том, что у Кирилла Николенко деловая этика, как показывает наш опыт, является аналогом пустого звука. Такие люди были всегда и везде. К счастью, они всегда и везде очень плохо заканчивали.

Back to top button
Close
Close