Интервью

Алексей Слепов: «Все хотят пострелять из моей новой винтовки»

Владимирский биатлонист рассказал о работе с немецким специалистом Рикко Гроссом и о своем новом оружии

Владимирский биатлонист Алексей Слепов — нечастый гость во Владимире. Большую часть времени он проводит на сборах и соревнованиях. А если Алексей все-таки оказался в родном городе, то самый верный вариант увидеть его — приехать в деревню Масленку, где есть хоть какое-то пригодное стрельбище и место, где можно пробежаться, при условии, что не идет дождь. Иначе передвигаться по тропинкам в грязи становится опасно — можно получить вывих или растяжение. Именно в Масленках ПроВладимиру удалось застать Слепова на тренировке и задать ему несколько вопросов.

— В каком состоянии ты сейчас и успеешь ли выйти к летнему чемпионату России на пик формы?

— Чемпионат у нас пройдет с 23 по 27 сентября в Чайковском. Сейчас состояние оцениваю как близкое к отличному. Это связано с тем, что до этого мы делали подготовительную работу, длинную и монотонную, а сейчас начали ускорения какие-то выполнять. Чувствуется, что спортивная форма стала приходить, и самочувствие смог сохранить отличное, поэтому к чемпионату России подойду в хорошей форме и надеюсь, что покажу хороший результат. Но по летнему чемпионату сложно оценивать результаты, как определяющие форму спортсмена. Зима — это совсем другое, и на лыжной трассе все будет видно.20150905 img 0349 2

— Как тебе тренируется с немецким тренером Рикко Гроссом?

— В команде царит такая отличная атмосфера, чисто рабочая обстановка, что касается Гросса, то ничего страшного в этом назначении нет. Есть две команды. Одна под руководством Андрея Падина, в другой мы под наблюдением Гросса, а главный у нас Александр Касперович. Обе команды тренируются тихо, спокойно в разных местах, нигде не встречались.

— Как общаетесь с ним? Он пробует говорить на русском языке?

— Гросс быстро учит русский язык и уже, если брать пристрелки, то все поправки говорит на русском языке. Может и упражнение объяснит на русском, но это заученные предложения. Но у нас есть тренеры Владимир Брагин и Александр Попов, они хороши владеют немецкими переводят его слова.

— Новое что-то появилось в тренировках?

— Если брать европейскую систему и перенести ее на этот сезон, то сразу можно отметить, что сборы стали менее продолжительными, в среднем по 17-18 дней. И довольно длинные межсборья. Дома мы стали бывать гораздо чаще и больше. В этот момент мы выполняем домашнее задание, которое пишет нам Гросс. У нас подготовительный период затянулся до августа месяца, то есть монотонная спокойная работа, но тренировки проходят очень легко, сборы пролетают незаметно. Мы и так мало находимся дома, поэтому для нас это важно.gross

— На фотографии Гросс стреляет из твоей винтовки, это он ее проверял?

— Винтовка у меня новая, и всем хочется попробовать из нее пострелять. После тренировки массажисты, тренеры и даже врачи пробуют стрелять, и я им даю свою винтовку. Гросс без проблем попадал из моей винтовки по мишеням.

— Почему берут именно твою винтовку?

— Она необычная в техническом плане. Потому что в ложе использовались материалы, которые редко можно встретить у других спортсменов, а ствол Ижевский. В этом есть какая-то изюминка.

— Ты лучше стал стрелять? Это ведь твоя главная проблема?

— Спустя пять лет я могу сказать, что мои гены больше подошли бы для циклических упражнений. Рожден человек, например, быстро бегать, ему это легко дается. А есть те, кому стреляется легко. С этими генами мне, видимо, не повезло. Я, конечно, могу собраться и отстрелять чисто, но это происходит довольно редко. Поэтому постоянно идет внутренняя борьба со стрельбой. Но тренируюсь по плану и надеюсь этой зимой у меня чаще будет получаться стрелять на ноль.20150905 img 0434 2

— В сборной тебе много уделяют внимания в стрелковой подготовке?

— У меня сейчас времени для дополнительных занятий стало намного больше. И Сергей Богданов, который отвечает у нас за стрелковую подготовку, готов в любую минуту прийти и помочь дополнительно, где-то позаниматься, либо в выходной. Так и на стрелковых тренировках можно уйти немного в сторону и поработать конкретно над качеством или скорострельностью.

— Но уверенность есть, что ты сможешь?

— Каждый год уверенность добавляется. Это связано и с психологическим фоном в команде, сейчас стало намного лучше, и есть даже определенная легкость в голове. Нет лишних и мешающих мыслей, поэтому тренировки лучше усваиваются. Думаю, к зиме это должно проявиться и дать результат.

— Ты сейчас бываешь во Владимире реже, чем в Санкт-Петербурге, там тебе больше уделяют внимания?

— Да, меня чаще приглашаю туда, и это связано с федерацией биатлона Санкт-Петербурга, работой по привлечению спонсоров, работой со СМИ. Все это необходимо федерации, да и мне. Ведется работа на будущее.

— У тебя появились личные спонсоры?

— Благодаря федерации биатлона Санкт-Петербурга мне нашли спонсора.

— Хороший?

— Да. «Росавтодор».

— Сейчас в Санкт-Петербурге есть все условия для тренировок, в том числе и снежный тоннель в Кавголово, но ты приезжаешь во Владимир и месишь грязь в Масленках, почему?

— В Питере условия идеальные, даже можно на лыжах покататься, провести тренировки разнообразные, все это есть. Но дом есть дом. Хочется побыть с родителями и друзьями. Но я езжу иногда на сборы в Питер. В общем, не сижу на месте. Тем более планы есть, и надо их выполнять.20150905 img 0444 2

— Но в Питере ты можешь тренироваться с партнером по сборной Дмитрием Малышко, а здесь ты один?

— Здесь у меня есть Владимир Белянцев и он помогает мне, несмотря на плохую погоду, сильный дождь и отсутствие условий. А почему я здесь и в ливень, и в бурю, и в снегопад? Это, возможно, связано с тем, что характер закаляю. Иногда приходится месить грязь и стрелять в самых непредсказуемых ситуациях. Возможно, это мне сыграет на руку и поможет.

— А можно назвать наш регион биатлонным? Здесь ведь выросли и Анфиса Резцова, и Павел Ростовцев, и ты, и Алексей Чулев недавно на чемпионате мира среди юниоров отметился на подиуме?

— У нас во Владимире хорошая начальная база, это спортсмены до юниорского возраста. Им в принципе больших стрельбищ и стадионов не нужно. Можно ходить в тир, бегать, тренироваться в парке «Дружба». Все спортсмены, о которых сейчас велась речь, они уходили в другие регионы и переезжали. Там уже материальная база другая, и соответственно шло развитие. И физические, и стрелковые навыки выходят на новый уровень. Опять же там можно тренироваться на открытом стрельбище с другими спортсменами, да и на сборы они организуют выезды. А во Владимире из-за слабого финансирования все зашло в тупик. До юниоров еще как-то можно развиваться, а дальше либо встает на месте и бегает на уровне областных соревнований, либо уходит из спорта.

— Много лет назад во Владимире устраивали биатлонные шоу, гонки, приезжали члены сборной Ахатова, Куклева, Майгуров, Ростовцев. Сейчас это возможно? Хотел бы ты в них поучаствовать?

— Это все не так просто. Но в принципе, если задаться целью, то это реально сделать. Это будет зависеть от властей города и области.

А как думаешь, власти знают, что есть такой биатлонист Алексей Слепов?

— В СМИ обо мне пишут и по телевидению говорят. Наверное, знают.

— Но ты общаешься с губернатором Санкт-Петербурга Георгием Полтавченко в Смольном, а здесь где принимают?

— Нигде. Думаю, наверное, у меня слабый результат. Надо было с Чемпионата мира приезжать с медалями, а не с Европы.(улыбается)

Back to top button