Блог

Что понимает Обама и чего не может Орлова?

Размышления журналиста после бала прессы

Писать о своей профессии и коллегах непросто. Во-первых, это всегда субъективно, поскольку ты сам являешься частью этой системы. Во-вторых, у каждого журналиста – свои мотивы для деятельности, и не мне о них судить. Однако о прошедшем в пятницу бале прессы не написать я не могу. Не позволяет молчать журналистская гордость, солидарность и – как бы сказал поэт-юбиляр Осип Мандельштам – «чувство собственной правоты», без которого наша профессия превращается в продажу собственного таланта.

Речь пойдет, конечно, не о самом мероприятии. В плане его организации Белому дому надо сказать спасибо, поскольку удалось обеспечить единственное, чем ценен бал прессы, – возможность журналистам пообщаться друг с другом, повеселиться, особо не отвлекаясь на чиновничьи выступления. Во многом нынешний губернаторский прием был лучше предыдущего. И хотя, чтобы на него попасть, пришлось пройти через три кордона безопасности (работники СМИ даже шутили: «Хорошо хоть две последние статьи о работе Белого дома не попросили показать»), даже это не омрачило впечатления.

И все же послевкусие от бала СМИ осталось горьковатое. На этом «празднике жизни» во всем чувствовалось то отношение власти к прессе, какое культивировалось последние годы, а в 2015-м и вовсе вылилось в целый ряд скандалов. Охарактеризовать позицию губернатора и его команды можно, пожалуй, словом «авторитарно-снисходительная». Мол, власть безгрешна, и критиковать ее – грех, поэтому «ложитесь под нас» – и все у вас будет.

Вот таким посылом был пропитан весь нынешний бал. Начался он с дайджеста – «о чем сообщали СМИ в прошлом году». Правда, ответа на этот вопрос журналисты так и не получили. Вместо реального обзора информационного поля чиновники показали итоговую программу ГТРК-Владимир «Действующая власть». Везде только достижения! И ни слова о транспортном коллапсе, попытке присвоить Надежде Бабкиной звание Почетного гражданина, об отмене школьных завтраков, о «Хилтоне» и т.д.

Казалось бы, все правильно – зачем власти сообщать о своих промахах? Однако все познается в сравнении. Взять хотя бы речь президента США Барака Обамы на прошлогоднем приеме в честь журналистов. Свое выступление Обама начал с фотожаб и карикатур на руководство Белого дома. Далее американский президент с улыбкой рассказал о своих достижениях и провалах, подтрунивая и над собой, и над своими коллегами, и над самими журналистами. Причем Обама с юмором отнесся к подчас очень жесткой критике со стороны прессы, подчеркивая, что все, что делают СМИ, в конечном счете направлено на благо государства.

Но это в Америке, далеко от нас. Российская власть в принципе неспособна воспринимать критику в свой адрес. Любую заметку, в которой отрицательно оцениваются какие-либо действия чиновников, бюрократы воспринимают в штыки – как попытку «раскачать лодочку», как чей-то заказ со стороны недругов власти и врагов государства.

В 2015 году это маниакальное стремление чиновников расправиться с обидчиками из числа журналистов проявилось не раз. Вспомнить хотя бы неуклюжую попытку обладминистрации провести переаккредитацию СМИ. Или атаку Заксобрания на «болотную прессу» и предложение спикера ЗС Владимира Киселева убрать журналистов с заседаний облпарламента и загнать их в пресс-центр. Или обвинение со стороны мэра Владимира Ольги Деевой в непрофессионализме работников СМИ и инициативу закрыть для них заседания комитетов. Или ситуацию в одном из районов области, где местные чиновники под предлогом «борьбы с терроризмом» закрыли для журналистов планерки. Вдумайтесь – работников пера приравняли к террористам! О каком вообще диалоге между четвертой властью и первыми тремя можно говорить?

К сожалению, региональная политическая элита неспособна к диалогу, к открытому общению с журналистами. Вместо этого мы видим снобизм и стремление власти поделить СМИ на своих, «профессиональных», и чужих, «непрофессиональных», «проплаченных» и «подкупленных». Первым достаются лавры, гранты и премии. Так, гран-при областного конкурса журналистов досталось в этом году директору филиала ВГТРК Андрею Филинову. Помнится, несколько лет назад Андрей Николаевич убеждал меня и других молодых журналистов, что продажность – вовсе не грех в нашей профессии, а наоборот – святая обязанность. Собственно, это доказал и другой лауреат областного конкурса – главред «Владимирских ведомостей» Игорь Ефремов. Он-то при прежнем губернаторе работал пресс-секретарем, но, когда власть сменилась, быстро приспособился к предпочтениям Светланы Орловой.

Как я уже сказал, не мне судить о мотивах деятельности коллег. Я сужу не о них, а об отношении владимирской власти к журналистам. Авторитаризм и снобизм руководства обладминистрации не позволяет ему объективно оценить ситуацию и принять правильные решения. Исходя именно из такой, неверной позиции, Белый дом решил в этом году вообще обойти стороной «болотную прессу» – ПроВладимир и «Зебру-ТВ». О деятельности сетевых СМИ не вспомнил никто из чиновников и депутатов. Зато – будто издеваясь – вице-губернатор Михаил Колков вручил премию «Томиксу», за «необъективность». Однако эта награда (лупа с подсветкой), на мой взгляд, стала самой дорогой и искренней. Чиновники, возможно, хотели обидеть, оскорбить, унизить неугодное СМИ – в науку другим, но получилось, что унизили себя. Вместо юмора Обамы – плевок в лицо со стороны команды Орловой.

tvpuwc8v74 1452979528Алена Комарова, дизайнер «Томикса», получившая награду из рук Колкова

Никак не поймут наши власти одной простой истины. Настоящим журналистом движет стремление раскрыть правду, добиться справедливости и помочь людям. Ни одно СМИ не ставит себе задачу критиковать власть и добиться чьей-либо отставки, но любое издание готово это делать, если действия чиновника противоречат народным интересам. Настоящие журналисты – это рыцари пера, романтики в душе, которым подчас приходится наступать на горло собственной песне. Но все, что они делают, направлено на благо области и страны.

Скажем, если бы журналист «Призыва» Анна Тумановская первой не обратила внимание на отмену бесплатных завтраков для младшеклассников, а ее коллеги не подхватили эту новость, то сидеть бы сейчас владимирским детям голодными. Если бы ПроВладимир и «Зебра-ТВ» так подробно не освещали передел рынка пассажироперевозок, то ситуация в областном центре была бы куда хуже. И если бы «Томикс» – в свойственной ему манере – не сообщал о том же «мусорном скандале» в Карабанове, то вряд ли региональные власти так оперативно среагировали на проблему.

Конечно, журналисты не ждут благодарности от властей за свою работу, но хотя бы объективное отношение должно быть. Но в ответ мы слышим только упреки в продажности и непрофессионализме. Это нисколько не уменьшает достоинство и имидж издания, но, по сути, оскорбляет саму власть. Если Белый дом неспособен наладить диалог с прессой, то как он услышит простых владимирцев?

Но самое прискорбное во всей этой ситуации – то, что журналисты не могут себя защитить. Корреспондентам районных газет, дабы для них открыли планерки, пришлось пожаловаться губернатору. А кому жаловаться областным СМИ, когда их права ущемляет руководство региона? Союз журналистов Владимирской области, по сути, ликвидирован. Многоуважаемому Александру Карпиловичу просто некогда им заниматься, а «мэтры» журналистики давно забыли о журналистской этике и солидарности. Не предпринимается даже никаких попыток встать на защиту ущемленных в правах СМИ, либо стать третейским судьей в конфликте между прессой и властью. Журналистскую «элиту», похоже, вполне устраивает нынешняя ситуация. Как говорится, молчи – дольше проживешь.

k8szuyr53t 1452979648Андрей Филинов (ГТРК «Владимир»), Александр Орлов (ТРК «Губерния-33»),
Игорь Ефремов («Владимирские Ведомости»)

На мой взгляд, будущее владимирской и российской журналистики – за свободной от власти прессой. Возникает острая потребность в проведении независимых медиафорумов, в открытии независимых пресс-центров и площадок, где бы работники СМИ могли бы делиться опытом, общаться, реализовывать совместные проекты. Нам нужны открытые журналистские конкурсы и, возможно, новый союз журналистов. Замечу, что слово «свободный» и «независимый» не нужно понимать как оппозиционный (как это обычно делают чиновники). Свободная пресса руководствуется журналистским кодексом и Конституцией и не стремится обслуживать политическую элиту. Если такой расклад та самая элита считает неприемлемым для себя, то разве это не подрывает устои нашего государства?

Диалог – новое слово, которое должна выучить владимирская власть. Надеюсь, в этом году чиновники станут более открытыми по отношению к прессе и оставят в прошлом свое авторитарно-снисходительное отношение. Не может развиваться область, где журналистов считают террористами, а неугодные издания пытаются закрыть. Такая политика никогда ничем хорошим не заканчивалась, и юбилейно-революционный следующий год – тому убедительное доказательство.

Back to top button