Общество

Во Владимире презентовали мировой Индекс восприятия коррупции

Согласно исследованию, Россия занимает 119-е место из 168 стран

Сегодня, 27-го января, в Независимом Информационном Центре «АЭР-Холл» состоялась презентация мирового Индекса восприятия коррупции (ИВК). Отметим, что подобные мероприятия проходят в этот день во всех странах, где присутствует «Трансперенси Интернешнл». Владимирской общественности его представили сотрудники регионального отделения «ТИ — Россия».

«Мы не измеряем саму коррупцию, потому что коррупция — явление «теневое», и измерению как таковому не подлежит. Мы измеряем то, как коррупция влияет на государство, как она влияет на экономику и отдельные ее сектора: на предприятия, на бизнес, на свободу его ведения», — пояснил директор по региональному развитию «Трансперенси Интернешнл – Р» Алексей Шляпужников.

Как сообщается в пресс-релизе антикоррупционной организации, ИВК выходит ежегодно с 1995 года. В этом году в Индексе представлены 168 стран, которые ранжируются по шкале от 0 до 100 баллов, где ноль получают страны с самым высоким уровнем восприятия коррупции, а 100 — с самым низким.

Россия на этот раз заняла 119-е место (29 баллов), оказавшись в одном ряду с Азербайджаном, Гайаной и Сьерра-Леоне. В прошлом году результат был хуже — наша страна получила 27 баллов и заняла 136-е место.

В 2015-м году первые три места в ИВК заняли Дания (91 балл), Финляндия (90 баллов) и Швеция (89 баллов), последние три — Афганистан (11 баллов), Северная Корея и Сомали (8 баллов). Индекс восприятия коррупции-2015 подсчитан на основании 12 различных источников 11 разных организаций, измеряющих восприятие коррупции в течение последних двух лет.

«В 2012-м и 2013-м годах места России в Индексе менялись, однако количество баллов сохранялось – 28. В 2014-м ввиду того, что начали закрываться реестры и имел место значительный рост давления на заявителях о коррупции, один балл Россия потеряла и заняла 136-е место, что достаточно низко. В этом году наша страна прибавила 2 балла, и это стало неожиданностью. Дело в том, что все ждали изменения показателей в худшую сторону из-за большого количества скандалов и крупных коррупционных дел, которые были недорасследованы и закрыты, например, дело Евгении Васильевой», — комментирует результат России в рейтинге Алексей Шляпужников.

Среди причин, по которым Россия продолжает оставаться в последней трети Индекса восприятия коррупции, называются:

1. Коррупционные дела против высших должностных лиц либо возбуждаются несистемно, либо не возбуждаются вообще. Отдельные громкие случаи лишь оттеняют общую весьма удручающую картину.

2. Слабость правовых норм, регулирующих ответственность за недекларирование доходов и имущества, а также конфликт интересов, что позволяет нарушителям в подавляющем большинстве случаев отделываться минимальным наказанием, увольнением за утрату доверия.

3. Реализация ведомственных планов по противодействию коррупции имеет крайне формальный и непубличный характер.

4. Крупные национальные проекты, в том числе репутационные и инфраструктурные, по-прежнему реализуются непрозрачно. Зачастую исполнители назначаются по неизвестным обществу принципам, а не выбираются в ходе открытого публичного конкурса.

5. Международное антикоррупционное сотрудничество стагнирует. Сбежавшие в другие страны от российского правосудия коррупционеры даже не пытаются скрываться; по-прежнему лишь слегка прикрыта офшорами собственность действующих должностных лиц.

Для перехода из разряда «стран-дауншифтеров» в группу стран, где коррупция не является угрозой национальной безопасности и личной безопасности граждан, России необходимо принять ряд конкретных мер:

1. Ввести персональную ответственность руководителей исполнительных органов власти и регионов Российской Федерации за невыполнение или формальное выполнение мероприятий Национального плана по противодействию коррупции.

2. Внедрить в правовую систему эффективные механизмы реальной ответственности за незаконное обогащение, то есть за наличие у должностного лица активов и собственности, происхождение которых такое должностное лицо не может разумным образом обосновать.

3. Создать и опубликовать перечень публичных должностных лиц (PEPs) согласно требованиям Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (FATF), членом которой является Россия. Обеспечить действенную реализацию контроля за движением средств публичных должностных лиц и членов их семей в расширенной формулировке согласно требованиям FATF.

4. Обеспечить независимость судов от исполнительной власти и неизбирательность правосудия, а также публичность данных о деятельности правоохранительных органов.

5. Обеспечить действенный внутренний и общественный контроль за соблюдением требований законодательства по декларированию и предотвращению конфликта интересов с введением жёсткой правовой ответственности за злоупотребление ситуациями конфликта интересов со стороны публичных должностных лиц.

6. Обеспечить российским общественным организациям и гражданским активистам возможность свободно получать и анализировать информацию, связанную с деятельностью по гражданскому антикоррупционному контролю.

7. Обеспечить реализацию механизмов международного антикоррупционного сотрудничества и перестать рассматривать международную деятельность по противодействию коррупции и преследованию публичных должностных лиц, подозреваемых в совершении коррупционных преступлений, как угрозу суверенитету Российской Федерации.

С методологией и источниками, которые использовались при написании ИВК, а также с полным списком стран, вошедших в исследование, можно ознакомиться на сайте «Трансперенси Интернешнл – Р».

Back to top button