Блог

«33» в скошенном варианте

О том, как выглядит владимирская журналистика со стороны

Своими впечатлениями о владимирском медиапространстве делится один из отцов-основателей службы новостей «Радио России», программ «Вести», «Сегодня», «Итоги», и «6 новостей» Александр Поклад.

Бал прессы или…

С присущим ему организаторским талантом Александр Карпилович организовал Бал прессы.

Чудесно пели и танцевали приглашённые артисты.

Столы ломились от яств. Колбасная нарезка, холодец, картошечка варёная, разносолы, два вида горячих закусок и так далее… Вина, водка, шампанское. Надо хоть раз в год подкормить журналистов с их грошовой зарплатой. Всего не одолели. Мои соседки по столу в конце ссыпали из вазы конфеты в пакет и забрали бутылку шампанского. Да и я сунул в барсетку два бутерброда с колбасой. Чего добру пропадать?

Так что с культурно-гастрономической точки зрения всё было организовано на высшем уровне.

Но что интересно? Выступила губернатор. Выступили практически все вице-губернаторы. Выступил председатель заксобрания (так здесь с тюремным душком именуют законодательное собрание). Все проникновенно до слёз и банально до зевоты говорили о роли СМИ. Мол, без СМИ власти некуда. Мол, СМИ помогают разглядеть проблемы… Но о зарплатах никто не заикнулся.

Угадайте, скольким журналистам было предоставлено слово? Правильно – ни одному.

Так Бал прессы превратился в Водевиль в исполнении руководства области. Впрочем, здесь так принято.

Кстати, губернатор предпочла столоваться отдельно. В отдельном кабинете. С избранными. И то верно. Чего чавкать с челядью? Это Путин, делать ему нечего, в Кремле чокается с гостями. А мы тут во Владимире чинопочитание блюдём.

И ещё. Бывал я на ТЭФФИ, включая дебютную, на других подобных тусовках. Но такого количества номинаций не встречал нигде. Сначала считал, но потом сбился. Вручали и за то, и за сё… И за пятое, и за десятое, и за двадцатое… Оказывается, во Владимирской области столько интересных тем – больше, чем по всей стране!

Но особенно понравилась номинация «За клад в развитие демографической политики». Ну, думаю, меня сейчас наградят. Я ведь вкладывал в эту самую политику по всей стране: от Калининграда до Южно-Сахалинска, от Ухты до Сочи. И в Европе вкладывал, и в Азии. И даже в Африке! И сейчас во Владимире вкладываю.

Но – нет! Не наградили. Такой облом!

Журналисты или челядь?

Шикарный просторный зал, круглые столы с белоснежными скатертями. На сцене поют и играют ковровские музыкальные коллективы. На столе – шикарная закуска, настоящие грузинские вина и добротная водка. Сижу один за столом на восемь человек и наслаждаюсь. «Европа». Говорят, лучший ресторан Коврова. Пока похоже на правду.

Свободных мест практически нет – откушивают сотрудники областной владимирской администрации и ковровской администрации. Празднуют День города. Губернатор Светлана Орлова прихватила с собой два больших автобуса с начальниками из обладминистрации и небольшой автобус с владимирскими журналистами. Будучи человеком моторным, она уже успела посетить штук пять-шесть объектов, начиная с новой детской площадки и кончая модерновым спортивным комплексом. И вот теперь – заслуженный обед.

Почему сижу один за столом, сервированным на восемь персон?

Когда все приехали в ресторан, журналистом было объявлено, что они будут обедать часа через полтора. А пока покушает начальство. А вы посидите в холле. И тут я возмутился. Когда я работал в пресс-службе президента Ельцина, а также на различных центральных телеканалах пресса всегда столовалась вместе с начальством. Начальством федерального уровня, а не какой-то областной администрации, коих по России десятки.

Возмутившись, я потребовал кого-нибудь из администрации.

— Саша, не выступай! – взмолились владимирские собратья по перу и видеокамере. — Здесь так не принято.
— Как не принято? – удивился я. — Мы же пресса — четвёртая власть!
— Может быть, в Москве — четвёртая власть. А здесь мы – челядь! И нам с начальством обедать не положено, — разъяснили мне собратья.
В это время из ресторана появился небольшой, невзрачный человек.
— Всё в порядке! Будете кушать через полчаса, — успокоил он меня.
— Я что – ещё полчаса должен в холле торчать? Вы кто? – спросил я, стараясь быть вежливым.
— Я из ковровской администрации.
— Позовите кого-нибудь из областной администрации!
Маленький человек исчез.
— Саша, не надо! У нас так не принято! – зашептали коллеги.
В это время из зала вышел высокий, статный, седой человек.
— Афган? – спросил я.
Он кивнул.
— Чечня? – спросил он.
Я кивнул.
— Заходите в зал, — сказал он и распахнул дверь в ресторан.
— Пошли, ребята! – позвал я коллег по журналистскому цеху.

Но никто не сдвинулся с места.

Их удалось зазвать только с третьей попытки. Поклевав на скорую руку и, даже не пригубив спиртного, коллеги ретировались в автобус для прессы. Вскоре рассосалось и областное, и местное начальство.

Оставшись в одиночестве, я с удовольствием прикончил закуски, употребив при этом бутылку настоящего грузинского вина и бутылку водки. День города Коврова не прошёл даром.

Но это было ещё не всё.
В зале появилась красивая блондинка лет сорока и грациозно приблизилась моему столу.
— Вам понравилось? – спросила она.
— Не то слово! Великолепно! – ответил я.
— Где-то я вас видела.
— В своё время я не вылезал с экрана. Горячие точки и всё такое. Правда, ещё без бороды.
— Да-да… То-то я смотрю…
— Саша. Саша Поклад, представился я.
— Ирина. Владелица этого заведения.
Понятно, мы перешли «на ты».
— А сейчас чем занимаешься?
— Романы пишу. О своей грешной жизни.
— О! Напиши мне в книгу отзывов.
— С удовольствием!
И я написал восторженный текст, вкратце сводившейся к тому, что объездил полмира, побывал в сотнях ресторанов, но такой шикарной кухни не вкушал нигде. Писал искренне.
— Ого! Точно писатель! Саш, чего ещё надо?
— Ирочка! Холостякую. Дома шаром покати.
— Поняла, — сказала Ира и сделала знак официанткам.
Тут же принесли полный пакет вкуснейшей еды и бутылку водки.
— Будешь в Коврове – заходи. Один или с кампанией – всё за счёт заведения, — напутствовала меня Ирина.
— Люблю очаровательных блондинок!

Когда я ввалился в автобус для прессы – сыт, пьян и нос в табаке, да ещё и с пакетом ресторанной еды и бутылкой водки, — владимирские коллеги посмотрели на меня с долей укоризны. Но мне на это было наплевать. Я провёл чудный день! И познакомился с очаровательной блондинкой.

Потом пресс-службой губернатора я был объявлен пьяницей и дебоширом. Меня перестали брать в губернаторские поездки. Ну и что? Я всегда так работал. И объездил полмира и почти всю страну с Ельциным, Шойгу, Николаевым… И всегда столовался с начальством. Они знали – сделает вовремя и как надо. И лишнего, казанного за столом, в эфир в погоне за сенсацией не даст.

А что же пресс-служба? Поездка в Ковров состоялась в субботу. А пресс-релиз о ней вышел… в понедельник ближе к вечеру. Вот это профессионализм!

«Пьяный» логотип или Весь мир следил за стартом Юрия Гагарина.

5 лет прожил я во Владимире. Пытался устроиться на работу. На всех здешних телеканалах мне сказали: ваш московский опыт нам не нужен. У нас здесь свои подходы, сами разберёмся. А на «ТВ Мир» вообще поделились лозунгом, под которым они собирались работать: «Мы – местечковые!»

В своё время я в качестве телерепортёра («Время», «Сегодня», «Итоги») и главного редактора новостей на ТВ 6-Москва («6 новостей» и «6 новостей недели»), которые я создал, объездил полстраны. Делал репортажи, создавал корпункты. Но нигде такого слабого телевидения, как во Владимире, не видел. Оно и понятно: мелкотемье, никаких командировок… Хотя в горячих точках я знавал многих добротных журналистов из регионов. Находили ребята возможность туда забуриться.

А здесь? Когда я пару месяцев подвизался на «Варианте», однажды возник вопрос: кто поедет с губернатором в субботу в Муром открывать ледовый дворец? В субботу?! У молодёжи сразу нашлись отговорки: абонемент в бассейн, надо с ребёнком посидеть.. Я с удовольствием вызвался – люблю путешествовать по выходным. А молодёжь посмотрела на меня с удивлением и радостью – нашёлся старый, седой дурак в субботу работать! Потом я и в Киржач, и в Ковров таким макаром съездил. А сам думаю: побывал бы я в 239 городах в 39 странах, покуролесил бы почти 30 раз в горячих точках и «запердухах» (на языке МЧС – зона чрезвычайных ситуаций), если бы вместо срочных командировок на фронт в Чечню или Республику Сербску ходил в бассейн?

Впрочем, кому здесь обучать журналистскую поросль? Я приехал во Владимир, имея согласие ректора Московского государственного института международных отношении (Университет) и декана моего родного факультета Международной журналистики открыть в ВлГУ филиал факультета МЖ (первый в стране!). Студенты имели бы возможность стажироваться в МГИМО, участвовать в творческих конкурсах. Мгимовская профессура была готова приезжать и читать здесь лекции. Мне сказали: не надо! Сначала докажите, что вы умеете лекции читать. Подумаешь – МГИМО! Для справки: ВлГУ тогда не входил и в сотню лучших университетов страны. Не знаю, как сейчас. Я преподаю в МГИМО с 1981 года. Я создал Институт медиа в Российском государственном гуманитарном университете. Читал лекции в Университете Макерере, одном из старейших в Африке (Кампала, Уганда). А также, по просьбе посольства США в Уганде, – в отделении ЮСИС.

Ну, что ж. Прочитал 4 лекции на кафедре журналистики. После четвёртой лекции студенты (4-ый курс!) сказали мне: всё, что вы говорите – правильно. Журналист должен быть смелым, мобильным, критиковать власть. Но у нас так не принято. А один сказал напрямую: критиковать власть мне папа не разрешит. После этого сотрудничать с местной кафедрой журналистики я прекратил.

Как прекратил сотрудничество с телеканалом «Вариант». Когда после теракта в Домодедово я сказал: отменяйте все съёмки. Посылайте группы в ФСБ, на вокзал, к родственникам пострадавшей владимирской супружеской пары… Мне сказали: нет. У нас договор с «Единой Россией». И в то время, когда всё российское (да и мировое) ТВ говорили о теракте, по «Варианту» шла веселуха о предвыборных мероприятиях ЯдРа.

Но что говорить о студентах? Когда недавно от нас ушёл Ю.Н. Афанасьев, которого я знал с детства и потом создал у него в РГГУ Институт медиа, я обзвонил все местные телеканалы с предложением поделится воспоминаниями о нём. Мне сказали: не актуально. А два главных редактора спросили: а кто это?

Для справки. Когда академик Сахаров, Ельцин и Афанасьев решали, кому быть первым президентом России, Ельцин выдвинул кандидатуру Афанасьева. Но тот отказался в пользу Ельцина. А себе взял Историко-архивный институт, где он был ректором, и комплекс Высшей партшколы на Миусской пл. И создал на этой базе уже упоминавшийся РГГУ.

Но всех переплюнул не так давно созданный губернаторский телеканал «Губерния 33». Это наглядное пособие того, как категорически нельзя делать телевидение.

Логотип на профессиональном языке дизайнеров называется «пьяный». То есть – скошенный.

Через голову гостя студии на бело-голубом фоне проползает чёрная сколопендра, что в кадре недопустимо. Недавно она проползала через голову женщины, одетой в кофточку старо-советской моды. Как же можно так показывать целого первого вице-губернатора?! Это азбука ТВ.
Плазма висит не сбоку от ведущей, а за ней. А на голову ведущей падают кубы белой, голубой и бардового цвета. А из её ушей выплывают таких же цветов кубики. Бедная девочка! Это уже не азбука – это белочка.

Из левого плеча ведущей новостей культуры торчит слово «Культура». Через дефис. И студия украшена фиолетовыми (запрещённый на телевидении цвет) и белыми кубиками. Видимо эти кубики – символ культуры. Слово «Безопасность» в оформлении соответствующей программы почему-то в расфокусе. А сам ведущий одет в кипельно-белую рубашку, даже на экранах современных телевизоров дающую эффект белого расплывчатого пятна. Не говоря уже о более старых моделях. Это тоже азбука.

Но руководство «Губернии 33» азбуки не знает. И не удивительно, что в День космонавтики у них весь мир следил за стартом Юрия Гагарина.

И если ТК «Вариант» — частный, то «Губерния 33» создана и функционирует на деньги налогоплательщиков. И это уже не просто банальный непрофессионализм, а пахнет нецелевым расходованием бюджетных средств.
Приятных просмотров!

Об авторе: Александр Поклад. Автор сотен телерепортажей, десятков документальных фильмов и авторских программ на центральных телеканалах. Автор четырёх романов. Награждён медалью ООН и МЧС «Участнику чрезвычайных гуманитарных операций». Лауреат премии Международной конфедерации журналистов «За лучший репортаж из горячей точки». Почётный член Всемирной ассоциации чёрных поясов (Токио).

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Back to top button