Главное

Необычные, непонятные и, возможно, незаконные закупки региональных администраций

Обсуждаем скандал с золотым ершиком

В конце прошлой недели сразу «болотные» СМИ, в том числе и ПроВладимир, опубликовали информацию о закупке предметов роскоши для нужд одного из госучреждений. В единичном экземпляре закупались мебель и предметы для ванной комнаты за два млн рублей. Для кого именно покупали ершик и крючок для полотенец по цене среднемесячной зарплаты владимирцев, остается неизвестным. То, что предметы приобретались в единственном экземпляре, намекает на высокий статус их будущего владельца.

В течение суток, когда стало ясно, что замолчать скандал не удастся, Белый дом отреагировал поспешным релизом с благодарностью в адрес внимательных СМИ. Пресс-служба цитировала разгневанного губернатора, грозившего увольнением начальнику ГБУ «Управление административными зданиями администрации Владимирской области» Наталье Мельник. Впрочем, выстроенная Светланой Орловой вертикаль власти вряд ли допускает, что в администрации области не знали о закупке. Возникает также вопрос, почему размещавших закупку сотрудников департамента земельных и имущественных отношений не смутил злосчастный ершик за 23 тысячи рублей. И почему они не доложили об этом руководству.

В эфире наших партнеров, радио «Соль», тему необычных закупок обсудили владелец издательского дома «Томикс» Сергей Казаков и юрист Алексей Карнаухов.

Ведущий Игорь Киценко: Добрый день, уважаемые радиослушатели! У микрофона Игорь Киценко. В эфире программа «Угол зрения». Сегодня мы поговорим о довольно печальной тенденции, о госзакупках, о разных прихотях, которые совершаются за счет бюджетных средств, за счет внебюджетных средств. Тема сегодняшнего эфира звучит следующим образом: «Необычные, непонятные и, возможно, незаконные закупки региональных администраций». У нас будет несколько спикеров, с ними мы чуть попозже пообщаемся. Я дам небольшую предысторию. Буквально недавно на портале владимирской газеты «Томикс» был опубликован материал с таким заголовком: «Администрация области закупила мебели на 1,8 млн рублей. Одна полка в душевую — 32 тысячи руб.» Далее приведен небольшой текст о закупке и приведен акт приема-передачи товара, где указываются различного рода товары, которые были закуплены. Непонятно, кому, непонятно, зачем. С этим вопросом мы решили обратиться к кандидату в депутаты Госдумы от Владимирской области, Сергею Казакову. Он же является владельцем издательского дома «Томикс». 

Сергей Валентинович, не могли бы вы более подробно рассказать, что это за странная такая история? Как я понимаю, администрация Владимирской области утверждает, что данная закупка была осуществлена за счет внебюджетных средств, деньги не из бюджета были взяты, все нормально в этом плане, казалось бы.

Сергей Казаков: Я бывший депутат Законодательного Собрания Владимирской области. Я 12 лет работал депутатом и могу вам официально заявить, что вот эта попытка спрятаться за внебюджетные средства – всего лишь попытка прикрыть такие огромные траты непонятные из народных денег для себя любимых, которые были произведены. Это произошло по линии управления административными зданиями администрации Владимирской области, так называемые государственные бюджетные учреждения. Вот оно произвело размещение заказа. И 25 июля 2016 года, поставщиков являлось ООО «Строительное управление РСТ», кстати, оно находится в Кемерово. У нас во Владимирской области с приходом нового губернатора очень часто появлялись вот эти кемеровские компании, которые вдруг стали выигрывать тендеры. И вот закупили кровать за 344 тысячи, и шкаф за 606, и ершик, который больше всех возмутил, за 23 тысячи рублей. Ершик туалетный с креплением, который оценивается в стоимость хорошего окна, в школе можно установить или в детском садике.

Так вот, эта попытка скрыться за формулировкой «внебюджетные средства» не актуальна, потому что всеми средствами все равно распоряжается управление финансов, и бюджетными, и внебюджетными. И если даже предположить такой фантастический вариант, что кто-то дал эти 2 млн управлению административными зданиями администрации, то у них на балансе еще много-много всего стоит. Там и библиотеки, и архивы, и больницы, и детские дома, и очень много всего. И, конечно, можно было вполне распорядиться этими средствами, не покупая зеркала за 28 тысяч, туалетный столик за 264 тысячи. Закупили какую-то дорогую спальню. И заметьте, это приходит все, когда люди сейчас обостренно следят за выборами, за властью, как она себя ведет, как она себя позиционирует. Наш губернатор – член партии «Единая Россия», Светлана Юрьевна Орлова, вся команда у нее тоже в правящей партии. Поэтому, конечно, я бы считал, что такие закупки сегодня просто неразумны, что ли. Я не понимаю, зачем такие деньги народные тратить вот на эти вещи. Это народные деньги.

Еще раз подчеркиваю, что здесь попытка спрятаться за формулировкой. У нас уже была такая попытка губернатора спрятаться, когда забор за 8 млн вокруг ее резиденции построили, тогда тоже вот это прозвучало – а это внебюджетные средства. Бюджетные учреждения зарабатывают средства за счет каких-то продаж, услуг, все это приходит к ним на счет и становится уже бюджетом. И расходы из этого бюджета осуществляются под контролем финансового управления администрации Владимирской области. Там у нас есть заместитель губернатора по финансам Кузин, вот лично он только может дать команду провести, и заметьте, провели ведь тендер. Если бы это были деньги, которыми чиновники могли бы просто и легко распоряжаться… Я не могу понять, какие это могут быть деньги, которыми чиновник может распорядиться самостоятельно, не спрашивая ни у кого разрешения. Все равно это деньги, которые принадлежат администрации, государственному органу, и это деньги, которые могли пойти на другие закупки, более нужные, это однозначно.

И.К.: Поскольку близятся выборы, обстановка становится напряженной потихонечку, чем ближе дата выборов, тем напряженнее. И тут вот во Владимирском регионе всплывает довольно-таки противоречивая информация по поводу закупки, якобы за счет внебюджетных средств почти на 2 млн, особенно вот этот ершик за почти 23 тысячи рублей, это уникально, конечно. Мы с коллегами поискали и нашли стоимость ершиков – буквально за 30 рублей и т.д. Непонятно, зачем он такой был. Может быть, он там чем-то инкрустирован. Ваше мнение интересно по поводу того, что такое вот действие со стороны властей действующих – это глупость или небоязнь того, что будет изобличена все-таки такая растрата, и не понесет никто наказания соответствующего за это? На ваш взгляд, что это?

С.К.: Во-первых, не так просто найти всю вот эту историю. Это просто мне повезло, я как депутат, много связей, контактов осталось. И лично я в общем-то через своих друзей нашел всю вот эту информацию, мои друзья мне помогли. Мы мониторим иногда, у меня есть такие люди, которые помогают. Найти это не так просто. Даже вот найдешь эту закупку, еще акт вот этот найти, где эти цены все, — это тоже целая история. Поэтому я думаю, что никто думал, что кто-то найдет. Сложно такой поиск осуществлять непростой, так сложно все там, на этих госзакупках, что нельзя сразу найти. Это первое. Второе – наша администрация, в частности, Владимирской области, да и вообще чиновники в стране настолько оторвались от народа, что чувство меры у них полностью отсутствует. Ведь то и дело всплывают такие факты, что дорогущие автомобили себе покупают, какие-то дорогие вещи очень. И они видят, что народ – ну, повозмущается на кухне, где-то там немножко посетует, что пенсию не повысили на 8%, которые обещали в этом году пенсионерам. Конечно, возмущение будет, но оно быстро сойдет, и все равно мы будем спать на этой кровати дорогущей за 344 тысячи и ершиком пользоваться на 23 тысячи мы будем продолжать. Люди пассивные, люди неактивные, и чиновники перестали, мягко скажем, бояться. Так, как им нужно, они себя и ведут. Это к большому сожалению. Поэтому одна из задач СМИ, к которым мы с вами принадлежим, таким фактам давать надлежащую оценку, обнародовать их более широко и не оставлять в покое их долгое время. Потому что они надеются, что вот эта волна про ершик схлынет, 2-3 дня поговорят и забудут. И все это дальше продолжится. Надо, чтобы об этом говорили не 2-3 дня, а 2-3 месяца, а то и 2-3 года, чтобы ершик этот застрял у них в одном месте, чтобы было тошно этим чиновникам после таких закупок.

И.К.: Вы озвучили такую мысль, что чиновники думают: люди повозмущаются, потом забудут. Но зачастую именно так и происходит. Какие-то инициативные граждане, общественники поднимают эту волну, она какое-то время висит в медийном пространстве, висит в топе, неважно, какая это повестка – региональная, федеральная и т.д. Но потом, если это очень громкое и скандальное дело, его пытаются замять разными способами со стороны властей, разные рычаги давления начинают использовать. Это зачастую федеральная повестка. Если региональная повестка – сколько я раз сталкивался из информационного пространства, из информационного поля страны нашей, у меня сложилось такое впечатление, что волна всплыла, пошла-пошла, в какой-то момент угасла. Получается, что причина именно в этом. Даже поднятие каких-то острых тем, региональных, важных, где-то схожих с какими-то регионам, где можно мостики перекинуть. Пассивность масс – массы повозмущались и успокоились. Как с этим быть, как с этим бороться, на ваш взгляд? СМИ могут говорить об одном и том же, но потом человеку это может надоесть – переключит волну, выключит телевизор, сомнет газету, выкинет ее в урну и т.д. Как действовать в этом плане?

С.К.: Во-первых, надо обращаться и к каким-то общественным структурам. Надо выводить это на уровень обсуждения депутатам Законодательного Собрания. Там же есть разные фракции. Может быть, «Единая Россия», которая поддерживает власть во Владимирской области, постарается, как вы сказали, замять эту тему. Но есть там коммунисты, есть ЛДПР, есть «Справедливая Россия». Я надеюсь, что эти депутаты не пройдут мимо, тем более в предвыборное время. Им тоже интересно подчеркнуть, что вот, мы придем, будем скромнее, не будет ершики за 25 тысяч покупать. Ну, я надеюсь, что они так думают, что будут так себя вести, если они на самом деле увидят реакцию людей, которая сегодня существует. В интернет надо. Сейчас идет огромная полемика в интернете по этому ершику. На меня обрушились ряд защитников власти. Я им пишу все время, что защищать и хвалить власть легко и приятно. А вот попробуйте стать критиком власти, тогда я посмотрю на вас. Они там, конечно, отбиваются, говорят: «Вы тут врете, это внебюджетные средства». На что я грамотно отвечаю, что это все равно деньги бюджетных учреждений, их все равно можно было потратить на другое, закон не запрещает. А потом, кто сказал, что внебюджетные средства надо тратить на такие ершики по 23 тысячи, где это написано? Поэтому надо просто продолжать.

Сегодня конституционное право есть у людей выходить на пикеты, выходить на митинги, это же нормально. У нас как огня боятся, когда люди собираются высказать свое мнение, 100 человек где-то на площади. У нас сразу ЧП какое-то, в частности, во Владимирской области, во Владимире. А я считаю, никакое это не ЧП, просто люди вышли, поговорили. Поэтому я думаю, надо эту тему сегодня обсуждать долго. Потому что вроде бы маленький пример, да и сумма, казалось бы, какая-то – ну, 2 млн, небольшая сумма. Даже не 30 млн, которые на резиденцию губернатора потратили, не 8 млн, которые на забор. Но проблема даже не в сумме. Проблема в том, что когда я как президент областной Федерации плавания попросил миллион рублей на потолок, который там давно падает, сыпется штукатурка, то мне сказали – денег нет! Когда мы просим 20 тысяч на садик, окно вставить, то мне говорят – денег нет. А это стоимость ершика. Вот в чем проблема-то. На них находятся – бюджетные, внебюджетные средства. Когда надо что-то сделать власти, сразу находятся деньги. У нас сейчас увлеклись различными пешеходными зонами, красоту наводят. Но при этом можно заглянуть во дворы наших спальных районов, где стоят садики, вон девяностый садик я могу назвать, там еще окна советская власть еще вставляла. Вообще ужасный садик, там территория неухоженная, там столько проблем! Но туда не едут ни полпреды наши, премьеры приезжают к нам сюда на «Территорию смыслов» на Клязьме. Туда их не везут. Их везут на красивые участки, которые за наши деньги, кстати, все обустроены, очень красивые, с какими-то малыми формами, с цветочками. А у меня, например, душа болит именно за эти садики, что дети ходят в холодные садики, и дует им в эти окна. Поэтому надо быть неравнодушными, надо продолжать. Я считаю, роль СМИ здесь очень значительна. Мы должны не успокаиваться. Если мы берем тему, надо ее бить. Чиновник надеется, что мы замолкнем, мы будем другие темы брать, пойдем дальше, искать еще какие-то сенсации. А надо продолжать.

И.К.: Постоянная поддержка в информационном поле определенной тематики, нахождение каких-то новых фактов нецелесообразного расходования, если касаемо это темы, денежных средств.

С.К.: Я могу вам привести пример, когда мы все-таки остановили. У нас вот к этой резиденции хотели сделать дорогу, тоже что-то около 2,5 млн хотели потратить. И этот контракт тоже вышел в информационное поле. Знаете, сразу остановили. По крайне мере на данном этапе остановили, сказали: «Ладно, обойдемся как-нибудь без этой дороги. Тут выборы, народ будет недоволен». И убрали. Просто этот контракт уже исполнен. Мы нашли, когда акт уже подписан, продукция передана, уже где-то стоит. Кстати, не можем узнать, где. Так любопытно, куда это все девается, — куда вот эта кровать уехала, кто на ней спит. У нас, правда, есть подозрения, что это резиденция губернатора, но это одна из версий. Хотя других версий особо и нет. У нас либо Дом приемов здесь есть, в центре города, на Соборной площади, недалеко от Успенского собора, вроде бы там какие-то номера есть. Хотя мне вот говорят мои коллеги, что нет там номеров. Значит, остается одно место – это резиденция. Другого государственного места у нас нет. Если обставить частную какую-то структуру, собственный дом чей-то, тогда это вообще криминал. Кстати, вы знаете, в правоохранительные органы, сейчас пришла мне мысль, я обращусь, наверное, проверить вот этот контракт, куда ушли все эти вещи. Может, их уже и нет на государственном балансе. Может, они уже съехали куда-нибудь. Такое тоже бывает.

И.К.: По идее, на такие публикации должна реагировать и прокуратура. Сделать соответствующую проверку по данной публикации, если какой-то спорный момент.

С.К.: Тут спорного-то и нет. Формально вроде все сделано правильно: проведен тендер, кемеровская компания выиграла, кстати, заметьте, не владимирская. Хотя у нас тут тоже такой перечень товаров поставить могли. Кстати, все это закуплено за гораздо большие цены, чем это все стоит. Есть и такие мнения, что кто-то еще и погрел руки на этом контракте. С этой стороны да, возможно, правоохранители могут посмотреть, насколько обоснованы эти цены, насколько они были рыночными и законными.

И.К.: Огромное вам спасибо, что нашли время пообщаться с нами в прямом эфире и дать свои комментарии!

С.К.: Всего доброго, всем радиослушателям хорошего настроения и хороших выходных.

И.К.: Когда я готовился к эфиру, я поискал, погуглил и нашел от различных дат различные публикации на разных изданиях, связанные с причудливыми закупками в различных областях. Например, издание «812 online»: «Самые необычные покупки за государственный счет петербургских депутатов и чиновников». Это публикация 2014 года. Но тенденция не изменилась, она остается. К сожалению, по большому счету почему-то ничего нельзя сделать. Бюджетные деньги уходят непонятно куда, закупаются различные вазочки для икры, например, пожалуйста, были закуплены депутатами и чиновниками в Санкт-Петербурге в 2014 году, различные подставки и т.д.

Также я нашел очень интересную публикацию, на мой взгляд. Она была сделана на «Общественной газете»: «Антипремию ЯБЛОКА за сомнительные госзакупки получат экс-директор ФСО, губернаторы Подмосковья и Самарской области».  И следующим собеседником по данной теме у нас будет Алексей Карнаухов, замруководителя центра антикоррупционной политики партии «Яблоко», юрист.

Буквально минуту назад мы пообщались с кандидатом в депутаты от Владимирской области. Они делали публикацию о том, что уже был выполнен заказ на приобретение различного рода мебели. Больше всего, конечно, заинтриговал «ершик туалетный с крепежом» за 23090 рублей. И потом я нашел публикацию от вашей партии, которая вручает антипремию в этом году. Меня из этой публикации интересуют региональные моменты, которые происходят в регионах. Первое место у вас занял губернатор Московской области Андрей Воробьев за то, что он не отказывает себе в чрезмерном комфорте. Так, управление делами подмосковного губернатора арендовало полёты на вертолёте иностранного производства. Аренда этого вертолёта обходится бюджету в 128 тысяч рублей/час. Это колоссальные деньги.

Каким образом у вас получается найти данную информацию, опубликовать ее, доказать ее достоверность и что в дальнейшем происходит, после того, как она выходит в информационное поле? Каким образом ваш антикоррупционный центр от партии «Яблоко» действует? Взаимодействуете ли вы с «Фондом борьбы с коррупцией» Алексея Навального? Работаете ли с «Трансперенси Интернешнл Россия»? Что меня больше всего тревожит, это то, что происходит публикация, все ее видят, условные обвинения прозвучали, но дальнейших действий не происходит, и люди остаются на своих местах, продолжают пользоваться ершиками за 23 тысячи рублей и летать на вертолете за 128 тысяч рублей/час.

Алексей Карнаухов: Частое мнение, что ничего не меняется и что все действия напрасны. К счастью, это ложное мнение, потому что понемногу некоторые вещи удается сдвинуть с места. Цель нашей антипремии – просто привлечь внимание к проблеме, потому что если игнорировать такие абсурдные закупки, которые по сути указывают на коррупцию, то ничего и не будет меняться. Когда в обществе формируется непринятие этого явления, тогда уже можно что-то изменить. Когда СМИ, как вы сейчас, рассказывают об этом.

Про антикоррупционные организации в России – их можно посчитать по пальцам одной руки. Естественно мы взаимодействуем и с «Фондом борьбы с коррупцией», как можем. Недавно мы подготовили масштабные инициативы к выборам в Госдуму о противодействии коррупции в России и пригласили туда и депутата Госдумы Гудкова, и представителей «Трансперенси Интернешнл», и «Фонд борьбы с коррупцией», всех, кто занимается этой проблемой. Если «Трансперенси Интернешнл» с радостью откликнулись, то «Фонд борьбы с коррупцией» не очень готов, видимо, посетить наше мероприятие. Но мы всегда рады с ним взаимодействовать и по конкретным поводам, обмениваться информацией, разумеется.
Про антипремию. Антипремия создана еще в 2008 году. К слову, «Золотой Ёршик» тогда получила Валентина Матвиенко за закупку позолоченных ершиков за более чем 12 тысяч рублей.

И.К.: Здесь, как указывает издание «Томикс», губернатор Владимирской области переплюнул председателя Совета Федерации и купил ершик за 23 тысячи рублей.

А.К.: Если бы нас прислали информацию о нем, мы бы с радостью тоже его включили в номинанты, потому что премия совершенно открытая, мы принимаем все заявки. Допустим, по администрации президента у нас проходит человек, и по ФСО, соответственно, для резиденции президента. У нас нет никаких ограничений. Вопрос буквально в двух вещах. Первое – это абсурдные закупки, второе – это завышение реальной рыночной стоимости. Допустим, на саммит «Асеан» в Сочи закупалась икра летучей рыбы, закупала форель в каких-то немыслимых количествах, тонны говядины, какие-то яства различные. Мы сочли, что это перебор, явный перебор, с одной стороны. А с другой стороны мы с журналистами «Ведомости» просматривали конкретные позиции, сличали их предварительно с рыночной стоимостью, у нас уже есть подозрения, что они завышают цены. Это к вопросу о том, что делать.

Если мы находим какие-то нарушения закона, разумеется, мы после этого обращаемся. По «Асеан» у нас материал еще в разработке, мы продолжаем расследование и будем, скорее всего, обращение в органы финконтроля по поводу завышения цен. Касательно, допустим, Андрея Воробьева, когда мы обнаружили эту закупку интересную, сначала об этом написали тоже СМИ, журналист фотографировал это вертолет, собственно. Потом выяснилось, что на нем летал губернатор, выяснилось, что это за вертолет. Мы нашли в конечном итоге эту закупку и узнали эту стоимость. После этого мы вышли с инициативой в правительство о том, чтобы ограничить чиновникам стоимость аренды транспорта. Вообще всего транспорта, потому что они там автомобили любят закупать, дорогостоящие иностранные. И правительство недавно откликнулось. Собственно, они без ссылки на нас заявили, что да, мы ограничим аренду автотранспорта определенной стоимостью. Даже если не говорится, кто это сделал, в конечном итоге, кто повлиял, то все равно понемногу может быть сдвинут, именно за счет общественного давления. Чем выше общественно давление, тем меньше у них пространства, чтобы уйти от ответственности.

И.К.: До этого мы общались с Сергеем Казаковым, он сказал такую мысль, что зачастую подобные странные закупки, где-то не вполне законные и необоснованные траты средств, которые могли бы пойти на другие нужды, власть, которая тратит денежные средства, пытается каким-то образом эти контракты и акты спрятать, чтобы это никто не нашел. Поскольку у нас есть организации, которые занимаются антикоррупционной деятельностью, ищут эти материалы, может ли общественность сама или это в принципе невозможно, а нужно озадачиться, выделить свое время и сесть за компьютер?

А.К.: На самом деле, все проще. Мы даже составили подробную инструкцию на таких ярких примерах. Допустим, зачем-то закупаются шины для иностранных автомобилей. Закупается ремонт этих иностранных автомобилей. Как найти эти автомобили, которые не должны закупаться? Мы подробно пишем инструкцию, как найти БМВ на сайте госзакупок. Поясню, что все извещения о закупках должны публиковаться на официальном сайте, где есть и само извещение – объявление о том, что проводятся какие-то торги, — и контракты, заключенные по результатам этих торгов. Если произведена закупка, но не было такого извещения, это говорит о грубейшем нарушении закона, за которое снимают с постов. Поэтому чиновники опасаются вообще действовать в обход грубо. Поэтому извещение публикуется, и там можно найти много интересного.

Еще один пример: у нас пару лет назад была тема с скульптурами из кости мамонта. Спрашивается, зачем администрации, не помню сейчас край, какого-то субъекта РФ скульптуры из кости мамонта стоимостью по сотне и больше тысяч за одну скульптуру? Разумеется, это перебор, эта закупка не соответствует деятельности органа госвласти, она не нужна. И вот на сайте «Золотого Ёршика», который мы сделали в этом году для антипремии, выведя ее на федеральный уровень, есть эта инструкция подробная, как искать такие госзакупки. Мы привлекали активистов, людей, чтобы они сами присылали нам эти заявки. Председатель правительства Алтайского края у нас была номинирована, она получила «Бронзовый Ёршик». Собственно, ее нам прислали, вот эту закупку с золотыми часами.

И.К.: Галина Данчикова, республика Саха, Якутия. Закупка золотых часов стоимостью 6,89 млн рублей. Мужские часы должны весить не меньше 13 грамм, женские часы скромнее: не менее 3,3 гр.

А.К.: Это роскошь. Они закупают их практически каждый год, как показывает практика. Вот эти скульптуры из кости мамонта – нам пока не удалось добиться, чтобы они прекратили их закупать. Они нам отвечают, что закупают их для иностранных делегаций. Хотя явно не приезжает столько иностранных делегаций, чтобы в таком количестве закупать эти скульптуры. При этом там есть единственная в этом федеральном округе косторезная фабрика, и они все закупки проводят у нее. Явно здесь какая-то связь есть. В каких-то случаях удается наказать и привлечь к ответственности, в каких-то нет. Но это не значит, что не стоит пытаться. Сайт госзакупок вполне доступен, можно работать, есть инструкция, поэтому пожалуйста. И в следующем году мы будем проводить такую антипремию.

И.К.: Если происходят такие вот траты со стороны губернаторов, аппаратов губернаторских, администраций муниципалитетов крупных городов в разных регионах, почему на это так спокойно и скромно реагирует федеральный центр, как вы думаете? Закупка вот этих часов, почти 7 млн рублей – это немыслимо. Все знают, что руководители других стран носят часы менее, чем за 200 долларов. Недавно первая леди, если я не ошибаюсь, Сингапура прилетала с визитом в США, и у нее в руках была сумочка за 11 долларов. Почему, как вы считаете, федеральный центр так спокойно реагирует на такие нецелесообразные, абсолютно ненужные траты?

А.К.: Потому что, лично мое мнение, одна рука не будет бить другую. Только в том случае, если будет какая-то ссора элит или нужно будет устроить показательную порку. Периодически такие порки устраивают для губернаторов, все эти случаи на виду, они известны. Громкие отставки, как правило, тоже сопряжены с внутриэлитной борьбой. Не стоит ожидать такой моноцентричной власти, которая в России сложилась, когда все подчинено одному центру, я не про федеративное устройство, а именно про иерархию отношений. Когда нет разделения властей, не стоит ожидать, что суд будет независимый, не стоит ожидать, что будут парламенты в регионах независимые, когда все подчиняется одному центру и работает вручную. Нужно разделение властей, тогда будет жесткая реакция и соблюдение закона. До тех пор, пока власть будет несменяема, они не будут жестко реагировать на эти нарушения закона. Они будут на них реагировать, только если захотят. В этом проблема. Но если случай становится ну уж совсем вопиющим, если возмущаются люди, если пишут СМИ, игнорировать становится все труднее. В этом и задача – привлечь внимание к проблеме.

И.К.: У нас моноцентричная модель власти на данный момент?

А.К.: Да.

И.К.: Получается, что была сейчас череда отставок, смены, какая-то чехарда была, кого-то полпредом, кого-то губернатором и т.д. Разные аналитики приводили разные примеры. Получилось, что все – довольно близкие люди к первому лицу страны, к президенту. Фигурные перестановки происходили. Но где гарантия того, что такая смена кардинально изменит ситуацию на местах, что не будет такой вот картины? Было бы лучше, чтобы в следующем году премии «Золотой Ёршик» не было, потому что действительно некого было бы привлечь к этому, и можно было бы сказать: «Там губернаторы молодцы, не покупают ершики, а окна в детском саду вставляют». Гарантии есть какие-то после таких кардинальных смен региональных властей или нам нужно ждать неопределенное количество времени, когда в России поменяется отношение к непринятию коррупции, законодательство поменяется и т.д.?

А.К.: Все зависит от людей, от граждан и от активной гражданской позиции, как бы это ни звучало. Потому что если сидеть дома и ждать, что все само изменится, ничего меняться не будет. Если люди начинают активно голосовать, вести на избирательные участки своих друзей и знакомых, они делают осознанный рациональный выбор. Ты понимаешь, что если ты проголосуешь за этого человека, из бюджета будут воровать, а если ты проголосуешь за этого человека, он будет ездить на работу на велосипеде, как наш экс-депутат Псковского Заксобрания. Нужно просто думать, что делать, за кого голосовать и не бездействовать. Потому что бездействие и пассивность ведут к безнаказанности.

Приведу еще пример. Представим дом, в котором множество жителей, которые друг с другом не общаются, не здороваются, и при этом кто-то постоянно бьет стекла в подъезде или пишет что-то плохое на стенах. Пока люди вместе не соберутся и не скажут «Нет» этому, пока не станут охранять свой подъезд, пока что-то не сделают, ничего меняться не будет. Нужно к стране относиться как к своей стране, а не просто, что она существует параллельно с нами.

И.К.: Активно высказывать гражданскую позицию и проявлять ее всеми законными формами.

А.К.: Да. По поводу тех перестановок, которые за последнее время были — есть разные версии, почему они произошли. Но учитывая, что в большинстве регионов поставили силовиков, близких к президенту Путину, учитывая, что буквально недавно создана Национальная гвардия, во главе которой встал бывший личный охранник Путина, — это тоже очень показательно. Идет курс перед выборами, как одна из версий, на какое-то полицейское преследование несогласных. Если при этом люди будут действовать агрессивно, это будет еще больше усиливаться. Поэтому должны быть такая мягкая сила, мирно, но мощно. Люди должны действовать, как вы правильно говорите, законными методами. Тогда что-то можно поменять.

И.К.: имеет право человек выйти в одиночный пикет – пожалуйста. Хотят люди собраться на митинг – пожалуйста. Но иногда начинают в рамках правового поля отказывать в организации пикетов, как это было в Москве, когда хотели организовать пикет против пакета Яровой. В других городах это мало-мальски проходило, люди собирались, высказывали свою гражданскую позицию. А в Москве все периодически отменяли, потому что боялись стихийного митинга. Смена властей на полицейский контроль – это очень интересная мысль. Я думаю, что мы сделаем отдельную программу на эту тему даже.

А.К.: Вы говорите, что часто запрещают делать то, что мы по сути вправе делать. Есть примеры, когда людей сажают, вплоть до этого. Сейчас ужесточается закон. Опять же, если люди активно не заявляют, что они не согласны с таки положением дел, идут и голосуют не будем говорить, за кого, и каждый раз ничего не меняется, тогда ничего и не будет меняться. Круг возможностей будет сокращаться. Есть общественные организации, которые противодействуют этому, активно. Московская Хельсинкская Группа, которая занимается защитой прав человека и др. Эти организации противоборствуют такому бесправию. Но они в одиночку ничего не могут. Только при поддержке населения.

И.К.: Нужна четкая активная гражданская позиция большого количества людей.

А.К.: Да. И сбор подписей. Буквально недавно яркий пример – Павел Астахов. После массового сбора подписей за его отставку, несмотря на его заявления, что это оплачено Западом, все это совершенные глупости, — он вышел в отставку, был вынужден. Власть не может уже игнорировать.

И.К.: По поводу премьер-министра Д.А. Медведева тоже порядка 300 тысяч подписей было собрано, чтобы он ушел в отставку. Как вы думаете, рычаг такого давления подействует? Тем более ушел в отставку руководитель Администрации президента. Будут ли какие-то еще изменения?

А.К.: Оправдаются прогнозы или нет – это орел или решка. На мой взгляд, для отставки премьер-министра Медведева нужно серьезное количество подписей, чтобы на это отреагировала власть. И позиция у него пока что достаточно сильная. Но учитывая все его последние заявления… Он утверждает, что нет денег на пенсии, вы там держитесь, при этом правительство выделяет 139 млрд на дорогу в Крыму. Причем трасса уже есть, ее просто реконструируют. Вроде как денег нет, но на эти нужды находятся. Это интересно.

И.К.: Да. Все очень странно.

А.К.: В этом случае чем больше подписей, тем лучше. Поэтому нужно рассказывать друзьям, коллегам, собирать все больше. Собственно, действия премьер-министра за последнее время явно странные. Помимо даже этого заявления, их можно перечислять и перечислять. Он сам рубит сук, на котором сидит. Это уже многие ощущают. Все возможно, просто нужно действовать.

И.К.: Как сказали Алексей Карнаухов и Сергей Казаков, должна быть очень сильная гражданская позиция, люди должны ее высказывать. Если это нецелевые денежные средства, и они куда-то уходят в сторону, люди должны об этом говорить, указывать власти на ее неправильные действия. Я посмотрел, к слову, сколько стоит вертолет, на котором периодически передвигается господин Воробьев, — 14 160 тысяч евро. Это огромные деньги.

Back to top button