Интервью

Николай Виноградов: «Я не чувствую себя лидером оппозиции»

Итоги года с экс-губернатором: про «16 лет», посадки и плюсы Орловой

При нем «16 лет ничего не делалось», он сделал Владимирскую область «Богом забытой территорией», по его вине во многих районах «не было ни дорог, ни освещения» и вообще «никогда не было власти», а тротуар в Коврове лишь недавно появился – впервые «за 70 лет». Именно такой портрет Николая Виноградова уже более трех лет рисует новое руководство области, и все же очернить его не удается. Глава региона в 1996-2013 годы, Николай Владимирович всегда имел свою собственную позицию, и сегодня его точка зрения и его опыт как никогда ценны при анализе происходящего в области.

ПроВладимир решил побеседовать с экс-губернатором о том, что волновало жителей региона в 2016 году. Николай Виноградов как всегда обстоятельно изложил свое видение проблем и рассказал не только о минусах, но и плюсах «орловской» эпохи.

НЕНАЗВАННЫЙ ЛИДЕР

 

— Николай Владимирович, этот год ознаменован вашим возвращением в публичное пространство. Впервые за три года вы дали несколько больших интервью. Но при этом вы выступали не в качестве политика, а скорее в качестве общественника. Каково вам в новой роли?

— Те годы, которые я работал в органах государственной власти, занимали все время. Его не оставалось ни на семью, ни на какие-то дела, увлечения, которыми занимался раньше. В этом плане, безусловно, плюс. Я сегодня свободен в своем времени, в поступках, и есть возможность заняться любимыми делами. Много читаю. Конечно же, есть общественная работа. Я принимал участие в выборах в ЗС, большая кампания была по выборам в Госдуму, я провел порядка 30 встреч, но результат, конечно, не удовлетворяет, потому что такого результата в целом по России и, наверно, все-таки особенно по Владимирской области у КПРФ не было. Это поражение, и это надо признавать.

— Когда вы в этом году дали резкие оценки происходящему в области, многие вновь увидели в вас регионального лидера оппозиции, человека, который мог бы объединить оппозиционно настроенное население. Но в выборах вы не участвовали. Как вы считаете, это тоже отразилось на результате?

— Думаю, что нет. Я не обольщаюсь на данный счет в силу тех причин, о которых я сказал ранее. Пошел бы я или не пошел, результат был предрешен.

Что касается вопроса – лидер оппозиции. Я не чувствую себя таковым. Хотя считаю, что в общем-то проигрыш всех партий, которые проводят политику отличную от так называемой правящей партии, причины проигрыша в том, что они не объединяются. Ведь разделяй и властвуй – этот принцип действует еще с древних времен. И мы пожинаем плоды.

Обстановка – если брать Госдуму – по сравнению с прошлой Госдумой просто усугубилась. Сегодня «ЕР» имеет конституционное большинство. А это говорит, о чем ни выступайте, какие вопросы ни поднимайте, все равно будет решать – как раньше говорили о компартии – молчаливое большинство. В этом случае, если нет состязательности, если нет конкурентной среды, ждать хорошего результата не приходится. Это одна из причин, что 25 лет страна находится в тяжелом положении. Ни у кого не должно быть исключительного права на власть, никто не должен себя считать самым высшим, самым лучшим, самым правильным.

xxxw59rd6w 1463383940

— С конкурентной средой в нашем регионе проблемы. Многие на вас обижаются, что вы в свое время не давали установить в области монополию одной партии, даже КПРФ. А сегодня – полное единодушие и власти, и общественников.

— Единодушие мнений в данном случае – это падение в никуда. Если у нас в Конституции записана многопартийность, если мы ушли от монополии одной партии, почему это было правильно инициировано в 1991 году, почему это неправильно сегодня? Много партий – это не многопартийность. У всех должны быть равные возможности.

Что касается не приближал и т.д. Я принципиально придерживался этой позиции. Более того, на меня порой обижаются, что я, может быть, мало КПРФ помогал. А почему я должен был помогать одной партии в ущерб другим? Кто тогда я? Меня что – только партии что ли избирали? Нет. Для меня было безразлично, член ты «ЕР», были аграрные партии и т.д. Я никому ни одного упрека не сказал и вхождение во власть не ставил в зависимость от должности.

Я помню первую свою инаугурацию, когда меня избрали впервые губернатором. Я помню и лицо этого мужчины. Прохожу мимо, разговаривают, обсуждают что-то. Он призывает вступать в КПРФ. Его спрашивают, видимо, оппоненты, собеседники – «Как же так, сегодня всех на работу будут брать, членов КПРФ». Кто бы я был тогда? Так что не делал этого и делать не буду.

БОГОМ НЕ ЗАБЫТЫЕ

 

— Возможно, вы себя лидером оппозиции не считаете, но вас заочно назначили таковым, когда губернатор начала заявлять, что в области «16 лет ничего не делалось», что ей досталась «Богом забытая территория», и противопоставлять свои достижения вашим. Хотя в первое выступление в регионе Орлова поблагодарила вас за «слаженную эффективную работу». Как можно объяснить такие перемены в оценках?

— Я считаю, что у серьезных представителей органов власти должны быть проверенные или выверенные, апробированные точки зрения, а не просто что сегодня в голову пришло, о том и говорю. Мне кажется, здесь ощущается какая-то спонтанность, отсутствие стабильности и отсутствие здравого анализа вообще.

Я готов перечислять, что сделано было за 16-летний период, и это не Виноградовым. Я бы один ничего вообще не сделал. Это было сделано людьми, в том числе и рядовыми людьми, которые поверили во власть. Давайте посмотрим. Что было бы, если бы сегодня не было южного объезда – что было вообще с транспортными потоками по городу Владимиру? (открыт 18 ноября 2005 года – ред.) Он ведь снял напряжение как с самого города, так и с Пекинки.

Что было бы, если бы мы не решали вопрос строительства моста через Муром? (открыт 1 октября 2009 года – ред.) Ведь это мечта-то была тридцатилетней давности, если не больше. Давайте посмотрим и вопросы дорожного строительства. Мы достаточно неплохо были обеспечены дорогами – в целом по центру РФ. Та же самая газификация. Владимирская область, по существу, участвовала в реализации всех проектов по здравоохранению. Я боюсь ошибиться, но по противотуберкулезному диспансеру, который мы перенесли из разрушавшегося помещения в центре Владимира в Загородный парк, было пять судебных исков (старый снесен в 2003 году – ред.). И только переход туда позволил нам поставить противотуберкулезную помощь на совершенно иной уровень. Кстати говоря, по тем деньгами мы сэкономили порядка 230 млн рублей.

Ведь это можно перечислять и дальше. Разве этого ничего не сделано? А смотрите, инвестиционный климат в области. По объему инвестиций иностранных, а других тогда и не было, Владимирская область выходила на 3-е место по ЦФО. Давайте посмотрим сельхозпроизводство, которое сегодня хается, давая оценки прошлому состоянию. Но ведь мы-то выходили на первое место по надою молока с фуражной коровы – это по России уже. Сегодня 7-е, и этим мы гордимся. Я могу продолжать.

Так что область забытой Богом-то не была и не будет. Я помню годы, когда во Владимирской области было 47-48 действующих храмов, сегодня свыше 300. Я понимаю, что несколько буквальный подход, но просто бросаться словами не нужно. Не забыта и не забудет, потому что православие российское пошло в том числе из Владимира. Не забывал ее Бог. Он испытания дает Владимирской области, порой серьезнейшие, но не забывает.

— К слову об инвестициях. По оценкам «Коммерсанта», за этот год Владимирская область опустилась по инвестиционной привлекательности с 37-го на 39-е место, а инвестиционные риски, наоборот, выросли. Также мы наблюдали банкротство крупных предприятий, таких как «Далекс», ювелирный завод «Адамант», «Зона регулируемого развития ВТЗ» и т.д. Получается, владимирская экономика, мягко говоря, в стагнации?

— Ради объективности нужно сказать, что в целом ситуация в экономике, определенная блокада России санкциями, конечно, повлияли на эти процессы. Но в то же время в ряде случаев то, что происходит, ничем объективным объяснить нельзя. С «Волгабасом» – на мой взгляд, тут есть возможность позаниматься, насколько здесь выдержано законодательство, когда передается бесплатно площадка, а потом эта площадка закладывается якобы инвесторами. Все это нужно проверять. Это льготы. Чем же они гарантируются, и чем гарантирует инвестор выполнение того или иного проекта? Ведь насколько я помню, «Волгабас» уже должен был начать выпускать автобусы здесь.

Нездоровая обстановка сложилась в Александрове. Проект «Александрова слобода» был подписан В.В. Путиным и Эрдоганом. Он был одобрен. И мы действительно собирались создать крупную структуру по реализации целого ряда инвестпроектов. В плане поддержки инвесторов мы оговаривали вопрос, что предоставим возможность бесплатного подключения электроэнергии. Это было зафиксировано протоколом моим, энергетиками и пр. В протоколе было записано, что до 2015 года берется обязательство областью, энергетиками ввести эту «Александрову слободу» в инвестпрограмму по энергетике. Но оказалось, благополучно забыли о включении в программу, это обещание выполнено не было, и сегодня инвестор, который сюда собирался прийти, должен платить 46 млн. Таких примеров могу приводить много. Нужна системная работа, а не просто заявления.

Нужны специалисты другого уровня в управленческом звене. Я считаю, они у нас вырастали, когда я работал, в лице моих заместителей. Были эрудиты, которые считались не только внутри области, но и за ее пределами. Был анализ, было знание обстановки. Я глубоко убежден, что занимать ту или иную должность должны специалисты, а вовсе не популисты, которые больше наобещали, с места на место перескакивали. Вот основная причина.

6z3qcmz3ui 1478083102Роман Русанов борется со слухами о ящуре в молоке 

— В команде Орловой, помимо варягов, все же есть владимирские кадры. Роман Русанов, например, который вас критиковал в ЗС. Вы бы его, наверняка, не взяли бы к себе.

— Что не взял бы, это точно. Есть такая поговорка старая – птицу судят по полету. Вице-губернаторы тоже птицы разные могут быть. Может быть, он и талантливый, не знаю, может быть, что-то и получится. Но когда мне за достижение выдают седьмое место по надоям, а мы имели первое, с Ленинградской областью конкурировали, я думаю: «Елки-палки, куда мы идем!»

Или другой вопрос. С высоких трибун стали говорить, в т.ч. во Владимирской области, что санкции – это хорошо, у нас будет импортозамещение, «Покупай владимирское». Лозунг «Покупай владимирское» стоял или его пытались протащить в 1994 году, когда мне говорили – давайте поставим шлагбаум, не будем продукцию выпускать, нам тогда все хватит. Я тогда сказал: «Вы чего, с ума сошли»?

Так вот этот лозунг – «Хорошо, что санкции есть, благодаря санкциям мы поднимем все». Че подняли-то? Ведь для того, чтобы сельское хозяйство задышало вот сейчас, в нынешних условиях, необходимо, может быть, лет пять при хорошем финансировании, поддержки с/х со стороны государства. Ведь сразу молоко не появится, нужно иное поголовье – кстати, его тоже мы очень много покупали на Западе, меняли маточное поголовье коров. Необходимы современные комплексы и т.д. Сыр, конечно, можно делать и в квартире. Но нельзя же до маразма доходить.

Поэтому здесь тоже должны быть специалисты, нужно знать свое направление, а не быть просто приверженцем или членом какой-то партии активным. Я помню, как некоторые представители общественности кричали, что здравоохранение во Владимирской области в загоне – низкие тарифы, низкие зарплаты и т.д. Сегодня они у руля. Высокие зарплаты, все прекрасно, эффективно?!

РАЗ НАПАДКА, ДВА НАПАДКА

 

— Раз уж заговорили о медицине. Много упреков было в адрес вашей администрации в том числе по перинатальному центру. Строили не так, оборудование поставили не то, и в результате все кончилось трагедией. Хотя ведь ситуация была сложнее, чем ее описывают сейчас?

— Что касается трагедий – это беда, то, что произошло. Думаю, здесь вопрос не в оборудовании, здесь вопрос в отношении – отношении к больным, отношении к роженицам, открытость в работе. И эти случаи, на мой взгляд, неправильно увязывать с перинатальными центрами.

Дело в том, что утверждение проекта тоже проводилось раньше, и опять-таки зона ответственности была иная. Ведь у нас роддом №1, который закрыли, старый уже был, и вот тогда возник вопрос достроить перинатальный центр. Он так назывался и по проекту, и такие требования к нему предъявлялись. И мы сделали все, областная администрация, чтобы завершить это строительство. Кстати говоря, полномочия эти были тоже не областные. Но я не делил и не делю. Я там неоднократно бывал. Думаю, что помогал, и его сдали в конечном итоге. Там еще спор был при передаче – как передавать области, что в этом отношении делать. У нас часто бывает как – сам не ам и другому не дам, и делать не делали, но не дай бог что-то забирают – полномочия ведь, руководить надо. А можешь ли руководить – вот в чем вопрос.

Теперь по оборудованию. Я не специалист, не готов судить в данном вопросе. Но проходили определенные законом стадии проектирования, утверждения, насыщения оборудованием. Знаю одно – департамент здравоохранения в министерстве по вопросу реализации данного проекта раз 10 был, я выезжал, встречался, для того чтобы получить деньги. Каждый проект подобного уровня проходит стадии утверждения. Его нужно защитить, отстоять, и мы отстояли. Сейчас строятся перинатальные центры, наверно, лучшего уровня, жизнь идет вперед. Так давайте подумаем – вместо того чтобы фасады красить везде, деньги вложить в модернизацию оборудования и т.д. Т.е. не пыль в глаза пускать, делом заниматься надо.

— Другой упрек в ваш адрес, прозвучавший в этом году, – по газификации. Мол, были высокие долги за газ в 2013 году, а темпы низкие.

— Одна из первых встреч по газификации Владимирской области у меня еще состоялась с Ремом Вяхиревым (председатель правления РАО Газпром с 1992 по 2002 год – ред.), какое-то крупное мероприятие проходило в Нижнем Новгороде. Я договорился о встрече и приехал. Мы тогда решили один важный вопрос – увеличение лимита выпуска газа на коммунальные службы Владимирской области. Т.е. появился немножко жирок, который позволял начинать развивать сети. Это где-то 1998-99 год.

Далее 2002 год – заключение соглашения я подписывал уже с Миллером по газификации Владимирской области. В 2012 году было проведено совещание на этот счет, подводили итоги, где констатировалось, что за 2002-2012 годы уровень газификации области возрос тогда в целом на 11%, а уровень газификации сельской местности возрос в два раза, это вот результаты газификации. И когда сегодня дают какие-то другие характеристики, у меня возникает вопрос – откуда вы это берете?

Но в то же самое время я должен признать, что в 2012 году был допущен рост задолженности за газ. Но самое интересное другое. На сайте Газпрома идет разговор о серьезных долгах Владимирской области, которые поставили под вопрос вообще газификацию региона из-за срыва соглашений, подписанных губернатором и Газпромом. Так когда были накоплены долги-то – тогда или сейчас? Тогда или сейчас это препятствовало газификации? Но никогда не стремился и не буду это делать сейчас – вести полемику по принципу «сам такой». На каждом этапе есть свои трудности, весь вопрос – как мобилизовать людей, коллективы на их решение.

 

— Говоря о нападках, нельзя не вспомнить закупку «золотых ершиках». Когда Светлану Орлову спрашивали про нее и про многомиллионные траты на резиденцию и ремонт Белого дома, она вновь упрекнула прошлое руководство области. Мол, «сын Белкина» что-то попилил на благоустройстве лестницы у обладминистрации. А у людей возникает ощущение, что чиновники просто оборзели.

— Что касается вопроса по ершикам и Белкину – на мой взгляд, это интермедия Райкина «Запустить дуру», когда спрашивают об одном, а отвечают совершенно о другом. Какое отношение к ершикам имеет Белкин, что он собирался, где ими чистить, разве он участвовал в закупках этого дела? Что касается его сына – не знаю, не занимался. Потому что многие вопросы решаются просто на доверии. Я верил людям, которые работали со мной и занимались в том числе госзакупками. И мы начинали по ним заниматься достаточно неплохо.

— А когда губернатор говорит, что она не в курсе всех закупок, наверно, это так. Но если речь идет о резиденции губернатора, разве она может не быть в курсе?

— Действительно. Все губернатор знать не может, но, если возникла какая-то проблема, необходимо разобраться и разобравшись рассказать, как это получилось, что, как и для чего покупалось. Тогда будет все ясно. А когда опять рака за камень заводят, возникает вопрос.

ТАЛАНТЛИВЫЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ

 

— В этом году произошло несколько крупных арестов и посадок, в том числе под домашний арест на некоторое время посадили Сергея Филиппова, некогда замгубернатора. Сам же он говорит, что его семью просто хотят «пустить под нож». Вы с этим согласны?

— В чем здесь основная причина возникновения подобных дел? Об этом сказал в последнем послании президент, что основным моментом является презумпция невиновности. Только суд может сказать, виновен или не виновен человек. Это как будто про нашу область. У нас сначала находят виновного, а потом пытаются подвести правовую базу. Причем эта правовая база – в частности под семью Филипповых – подводится годами, года четыре уже. Как же так? Если уже сказали, обвинили в чем-то, значит должна быть доказательная база, но ничего подобного нет. И отсюда появляются дела за делами. Этот процесс может быть бесконечным.

И следующий вопрос – президент также заявлял, что необходимо минимизировать аресты и лишения свободы за экономические преступления. У нас картинка другая. Поэтому я давал согласие выступать на процессе по делу Филипповых. Я очень хорошо отношусь к этой семье. Если было нарушение закона, пусть несут ответственность, вопросов нет. Но я смотрю совершенно по-другому. Я знаю фактуру, по которой рассматриваются эти дела, и сегодня они рассматриваются в том числе в апелляционных инстанциях. Посмотрим, какой будет результат.

То, что Филипповы сделали с тепловым хозяйством области, заслуживает оценки-то высокой, а не так, как сегодня оценивают. Я знаю, с чего начинался «Межрегионгаз», что делалось на территории области. Если вы помните, пытались сначала Виноградова обвинить, что у него скоро найдут виллу на лазурном берегу, потом говорилось о сотне каких-то земельных участков. Я здесь, никуда не уехал, здесь мои корни, и очевидно, я здесь буду жить дальше. Нет у меня этого ничего. Кстати говоря, в данном случае это здорово беспокоит и раздражает кого-то. Всё выражают сомнения. Я своих позиций не меняю. Я и линию жизни определил.

Т.е. презумпция невиновности – это святая вещь, прописанная в Конституции. Но на практике это получается далеко не всегда. Также президент заявлял, что есть случаи развала правоохранителями бизнеса и говорил о несении ответственности за подобные вещи.

Вопрос не только в семье Филипповых. Давайте посмотрим по семье Мельниковых. Как и семью Филипповых, я Алексея Александровича считаю одним из талантливых предпринимателей, который работает, работал на территории Владимирской и, надеюсь, будет работать. Как человек может сам у себя воровать? То, что ему вменили в вину – задержку выплаты налога физлиц. Весь вопрос – когда был совершен этот проступок. Законодательство говорит, что это было не первоочередным платежом. Сегодня это обвинение сняли, другое появилось – злоупотребление полномочиями и т.д. Кому от этого лучше?

Перечень фамилий я могу продолжать. Поэтому вновь возвращаюсь к вопросу презумпции невиновности – или она есть, или ее нет. И глубоко убежден, что когда должностные лица высокого уровня заявляют о том, что виновен человек или невиновен, это надо рассматривать. И просто так оставлять это нельзя.

ПОХВАЛА ОРЛОВОЙ

 

— Понятно, что о минусах и проблемах можно говорить бесконечно. А можете ли вы назвать достижения Светланы Орловой, положительные качества ее правления?

— Есть и положительные, безусловно. Я считаю серьезным достижением, в том числе обладминистрации, выделение средств на Лыбедскую магистраль. Это продолжение того проекта, который начинали мы. Кстати, тогда тоже больших усилий стоило войти в федеральную программу сохранения исторического ядра. Именно тогда мы первую очередь начали делать и сделали. Считаю, что это достижение администрации области и конкретно губернатора.

То, что стали предметней заниматься благоустройством, я уже говорил. Это касается и города Владимира, и города Мурома. Я сейчас меньше езжу по области, но то, что вижу положительные изменения, не подлежит никакому сомнению. Очевидно, является находкой Георгиевская улица. Только опять – ну какие тысячи ходят-то? Дальнейшее благоустройство тоже правильно. Есть изменения в лучшую сторону в данном направлении – это хорошо. Надо просто продолжать это дело – настойчиво, планомерно, целенаправленно, это тяжелейшая работа. Так что есть и положительное, я далек от очернительства.

Полную версию интервью смотрите в нашем видео.

Back to top button