Культура

Светлана Мельникова vs Игорь Конышев: как директора защищают музеи от претензий РПЦ

Вслед за Музеем хрусталя и Исаакием церковь потребовала крымские соборы

Скандал с передачей Русской православной церкви музейных зданий приобрел всероссийский масштаб. РПЦ уже потребовала вернуть несколько сооружений Владимиро-Суздальского музея-заповедника, Исаакиевский собор и 24 объекта комплекса «Херсонес Таврический», которым сегодня управляет экс-директор ВСМЗ Светлана Мельникова. Конфликт собственников дошел до Кремля, и возможно, руководство страны даст рекомендации как музейному, так и церковному сообществу.

Претензии РПЦ стали возможны после принятия в ноябре 2010 года федерального закона №327-ФЗ «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности». Согласно документу, возвращение зданий в собственность церкви носит заявительный характер. Передать сооружения служителям культа государство обязано в течение шести лет. В то же время в законе оговаривается, что учреждения культуры взамен должны получить равноценные помещения для осуществления своей деятельности. В каждом подобном случае решать вопросы должны правительство, областные и местные администрации.

Загвоздка в том, что во многих случаях предоставить, скажем, музеям равноценное здание не представляется возможным. Чем можно заменить Исаакиевский собор в Санкт-Петербурге или Спасо-Евфимиевский монастырь в Суздале? Под вопрос ставится дальнейшее функционирование самих музеев, что, безусловно, касается не только их сотрудников, но и большинства населения. Оттого эта тема и вызвала общественный резонанс.

h1ree2ze5h 1477047722Музей хрусталя в Гусь-Хрустальном. Фото – 101hotels.ru

Закон фактически начинает действовать с этого года. Поскольку плодов его реализации пока нет, дальнейшую судьбу музеев может решить позиция как граждан, так и руководителей учреждений. Однако музейные работники почему-то в этом вопросе не консолидируются. Так, гендиректор ВСМЗ Игорь Конышев не против того, чтобы передать РПЦ сразу три здания – Музеи хрусталя во Владимире и Гусь-Хрустальном и Знаменскую церковь в Суздале. Этот вопрос уже обсуждался Конышевым и митрополитом Владимирским и Суздальским Евлогием. Уже через три-пять лет в нынешних музейных сооружениях могут начаться службы.

В интервью ПроВладимиру руководитель ВСМЗ пояснил свою позицию тем, что закон есть закон, потому музейщикам только и остается, что «с болью в сердце» наблюдать за происходящим.

«Музей зажат, на самом деле. У музея очень много церковных зданий, а они сейчас как раз находятся в этой зоне риска 327-го закона. Мы вообще ничего не сможем сделать. Никакие протесты, никакие демонстрации, никакие письма не смогут отменить действие закона. Вот в чем проблема. Примеров того, как из церковных зданий выгоняли музеи, множество. Это происходило даже до введения закона», − пояснил Конышев.

А вот руководитель музея-заповедника «Херсонес Таврический» Светлана Мельникова категорически против передачи Симферопольской и Крымской епархии 24 объектов комплекса. Заявление о возвращении зданий РПЦ уже готовит, причем, по мнению священнослужителей, это станет благом для всех.

«Ни Советский Союз, ни Украина, ни сегодня Российская Федерация на сегодняшний день не сделала ничего, чтобы этот музей стал действительно музеем. Есть концепция развития Национального заповедника Херсонеса Таврического. Это строительство современного музейного комплекса. Поэтому нужно спокойно, без конфликтов постепенно идти к пониманию того, что Богу нужно вернуть Богово, а Кесарю вернуть кесарево.

Мы обязаны исполнять закон. Наше обращение, может быть, поможет сегодня и Министерству культуры РФ, и дирекции заповедника начать процесс подлинного развития Национального заповедника», − сообщил телеканалу «НТС» протоиерей Сергий Халюта, Благочинный Севастопольского округа.

В свою очередь Светлана Мельникова пояснила, что в тех зданиях, которые требует церковь, находятся экспозиционные площадки, фондохранилища, реставрационные мастерские, поэтому передача объектов «нанесет большой вред херсонесскому заповеднику и не позволит ему развиваться в дальнейшем». Такой же позиции придерживается и Минкульт, ответивший на претензии РПЦ.

«На сегодня подобное решение поставило бы под сомнение само существование заповедника «Херсонес Таврический». Заявка подана на 24 здания, все они используются музеем: экспозиционные пространства, фондохранилища, кабинеты сотрудников, склады. Поэтому ответ Минкультуры России так и прозвучал: решение о передаче сделает невозможным дальнейшее развитие музея», − рассказала Life Светлана Мельникова.

dscn5201111Светлана Мельникова и Сергий Халюта. Фото − пресс-служба музея «Херсонес Таврический»

Кроме того, по мнению Светланы Евгеньевны, этот конфликт может иметь и политические последствия, учитывая непростое восприятие в мире возвращения Крыма России. В то же время Мельникова не вступает в конфронтацию с РПЦ, даже наоборот: 10 января она подписала с благочинным Севастопольского церковного округа Сергием Халютой соглашение о сотрудничестве.

Сегодня ситуацию с передачей церкви музейных зданий прокомментировал и пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. С его точки зрения, единого подхода тут быть не может. «Это вопрос целесообразности, который в каждом конкретном случае», − цитирует Пескова Life.

Напомним, что в декабре ПроВладимир сравнил, что успели сделать Светлана Мельникова и Игорь Конышев за полгода работы на новых постах. 

Back to top button