Жизнь

В муромском роддоме повторилась история Анны Бобриковой?

Главврач больницы не согласен с претензиями пациентки

Жители Владимирской области все чаще предъявляют претензии к качеству медицинских услуг. Очередной случай произошел в Муроме. В сентябре прошлого года горожанка Валерия Нацибулина по рекомендации врача легла в местный родильный дом на сохранение. На момент поступления будущую роженицу беспокоили только отеки, однако в тот же день появились и другие тревожные симптомы. Мучаясь сильной болью в правом боку и тошнотой, беременная пациентка обратилась за помощью к медперсоналу. Несмотря на плохие анализы и жалобы женщины, в больнице не нашли ничего тревожного в ее состоянии, рассказал муж Валерии Илья Нацибулин.

С каждым днем беременной становилось только хуже, но дежурный врач в ее палате так и не появился. Вместо этого пациентке регулярно кололи обезболивающее, «чтобы спали, а не ходили и не плакали». На четвертые сутки Валерия получила от заведующего роддомом новые рекомендации, но лечение желаемых результатов не принесло.

«Доверяясь мнению врача, мы привезли жене это средство, от которого у нее боли стали разлитыми по всему животу. Отчего Валерия практически не могла ходить, а ребенок перестал шевелиться», — поделился воспоминаниями муж пациентки.

В результате семья Нацибулиных обратилась в другую больницу, где беременной сразу поставили диагноз – гангренозный аппендицит. Хирург принял решение об экстренном прерывании беременности путем кесарева сечения. Родившаяся раньше положенного срока девочка не дышала и первые свои дни провела в «инкубаторе». О последствиях запоздалой операции ПроВладимиру рассказал Илья Нацибулин:

«Лечащие врачи предполагают, что Валерия не сможет больше выносить ребенка. Супруга до сих пор плачет и не может вспоминать стены роддома, в которых она мучилась страшными болями.

Моя дочь провела свои первые дни жизни в реанимации, на искусственной вентиляции лёгких и зондовом питании. Сейчас она мало весит, не добирает рост, у неё плохой аппетит и нарушен сон. Доченька страдает рядом неврологических заболеваний и неизвестно, как перенесенное состояние в условиях четырехдневного перитонита и асфиксии скажется на её будущем развитии и здоровье».

У сотрудников муромского роддома — своя версия событий. Главврач медицинского учреждения Константин Овчинников согласился с тем, что состояние Валерии Нацибулиной было опасным как для матери, так и для младенца. Вот только о дальнейших событиях, связанных с этой семьей, он рассказал несколько иначе:

«Мы предупреждали ее об опасности, но она говорила, что разберется сама, что такое у нее уже было. Все анализы и симптомы, на которые она жаловалась, говорили о том, что это аппендицит. Только проявился он позднее, а не в день поступления. Она ни на что первые дни не жаловалась, в выходные дежурный врач неоднократно приходил в палату, но ее никогда не было на месте.

У нас тут магазинчики рядом есть, к ней приходили посетители, мы искали ее, но врач ее так и не дождался. Медсестра у нас — все время на посту, но никто к ней не обращался с такими жалобами. В понедельник у нас была готова для нее машина, чтобы увезти её в хирургию, так как у нас такие операции не делают, но она написала официальный отказ, и муж увез ее».

Главврач роддома акцентировал внимание на том, что пациентка сама является сотрудницей больницы, в которую в дальнейшем обратилась. Не доверяя местным врачам, она якобы неоднократно отказывалась от лечения в роддоме, несмотря на многочисленные уговоры, и тем самым сама поставила под угрозу свое здоровье и жизнь ребенка.

Это еще одно дело в общую копилку инцидентов и споров между владимирскими роддомами и пациентками. Чаще всего ошибки врачей доказать очень сложно, как в случае с Галиной Фоминой, а последствия иногда могут стать необратимыми. Трагическая история Анны Бобриковой — один из таких примеров.

Попытки семьи Валерии доказать свою правоту в суде пока остаются безрезультатными.

«На настоящий момент завести уголовное дело в отношении роддома нет возможности ввиду отсутствия состава преступления», сообщили ПроВладимиру правоохранительные органы.

Back to top button