Власть

Сенатор Рыбаков рассказал, чем митинговавшая молодежь лучше поколения депутатов

Народные избранники спросили сенатора, как уберечь страну от революции

Сегодня, 30 марта, на заседании Законодательного Собрания Владимирской области перед депутатами выступил сенатор Сергей Рыбаков. Парламентарий рассказал о своей деятельности по защите малых городов России, высказав мысль о том, что, если развивать только Москву и Санкт-Петербург, можно потерять всю остальную Россию.

После выступления к сенатору обратился депутат Заксобрания Александр Березкин. Он спросил, обсудила ли верхняя палата парламента ситуацию с прошедшими в воскресенье митингами. По мнению народного избранника, молодежь, для которой есть «белое и черное», пора бы приобщить и к «серому».

«У нас уже такое было в 2011 году, но Россию удержали. Самое страшное, что сегодня это обсуждается на открытых площадках, на телевидении, что начинает увлекаться молодежь. Молодежь — это материал, для которого есть белое и черное. Нет серого, понимаете! Надо как-то влиять, объяснять людям, что есть жизнь. Поэтому в Совете Федерации этот вопрос уже обсуждался или нет?» − обратился к Сергею Рыбакову депутат ЗС.

На это сенатор ответил, что нынешняя молодежь − это умные и целеустремленные ребята, но им не хватает ощущения ценности эрудиции и, как следствие, самой эрудиции. Сергей Рыбаков предложил два рецепта, для того чтобы избежать революционного сценария: для депутатов — лучше работать, а для молодых людей — изучать историю и литературу.

Про то, что нужно работать

«Обсуждение с Валентиной Ивановной было, и мне трудно что прибавить. Для начала нужно действительно это признать и не прятаться от этого. И президент высказался, что в рамках закона, безусловно, народ может высказывать свое мнение. И важно, чтобы это не превращалось в стихийные вещи, что мы, к сожалению, в одной братской стране наблюдаем с огромным ужасом и сожалением. Вот так не должно быть. Что сделать, чтобы этого не было? Во-первых, банально работать надо. Можно закрыться бумагами и расписывать, как все хорошо, но на самом деле управлять нужно процессами. Нужно учиться разговаривать с молодежью».

grglwn

Про патриотизм

«Я испытываю личную радость за то, что наконец слово патриотизм перестало быть ругательным. Мы помним, что патриот — это как ругательство было. Наконец-то все вернулось на круги своя. Но важно, чтобы слово патриотизм не превратился в болтовню и тупые методы, которые абсолютно никому не интересны. Здесь нужно много над чем подумать».

Про поколение, которое лучше предыдущего

«Я просто еще профессором являюсь в МГУ и преподаю. У меня интересное впечатление от ребят, которым сейчас 20-25 лет. Я вижу, что они, не хочется никого обижать, но они чем-то лучше, чем предыдущие поколения. Ну мы-то уж пеньки, я про тех, кому 30-40 лет. Они более целостные, они интеллектуальнее, стремятся овладеть знаниями, сделать карьеру. Вот я вижу, это на моих глазах проходит, я в университете преподаю 17 лет, и я вижу, что это отличные ребята».

lwbetk

Про эрудицию и образование

«Но конечно, я иногда чувствую вину, что мы им очень многого недодаем. В плане образования. То, что было в образовании, — это преступление. Люди тянутся к знаниям, но у них нет общей эрудиции. Они знают свою будущую профессию, знания по ЕГЭ. Я как-то спросил, вы знаете, кто такой Ленин? Ну да, конечно, ответили мне, засмеялись. В каком году родился? Оп, и никто не сказал, в каком году. А февральская революция в каком году была? И один из группы сказал, что в 1905-м. В 1905, и я не могу их в этом обвинять, они прекрасные ребята, но ценность эрудиции ушла. Ценность того, что культурный человек должен знать историю, литературу. К сожалению, это утрачено, и мы вы этом виноваты».

Про историю и литературу

«Я родился в деревне, и моя мама была учителем. Я увлекся историей и прочитал институтские книжки еще задолго до вуза. Так вот, меня старшие ребята ловили за рукав, они меня не колотили, за то, что я вундеркинд, они меня спрашивали, в каком году была Куликовская битва. И показывали меня как диковенного зверька в зоопарке, смотрите, он все знает. То есть раньше это было ценностью, а сейчас это уходит. Здесь нужно работать. Социальные сети, интернет, но нужно разговаривать с молодежью об истории и литературы. Не нужно выдумывать для молодежи отдельный сюсюкающий язык, они взрослые люди, и они сразу все понимают».

О главном

«Сейчас две главные темы я вижу в государстве в этом плане. Это провинция, периферия — как бы нам не потерять основную территорию страны. И второй вопрос — это молодежь».

Back to top button