Общество

Вице-губернатор объяснил, чем школьные пожертвования отличаются от поборов

Спойлер: грамотным оформлением

Вчера, 24 мая, на молодежном форуме «Борьба с коррупцией и роль молодежи в ней» вице-губернатор по социальной политике Михаил Колков рассказал студентам о том, что не все собираемые школой деньги на ремонт, охрану и прочие нужды незаконны. Если средства собирает родительский комитет, и школа публично о них отчитывается, то о поборах говорить нельзя.

«Вот что собственно говоря является поборами? Это незаконный сбор денежных средств без решения родительского собрания и без отчетности о расходовании. Родители имеют безусловное право выступать в качестве жертвователей. В том числе согласно закону о благотворительной деятельности. И есть непременное условие законного осуществления этой деятельности.

Если, к примеру, директор побуждает родителей без решения родительского собрания сдать деньги на охрану, учебники, школьный праздник − это является поборами. Есть основание для реагирования нашей правоохранительной системы. Но если есть собрание, ежеквартальный отчет, публичный, размещенный на официальном сайте, например, на сайте школы [то оснований для реагирования правоохранительной системы нет]», − сообщил вице-губернатор.

kolkovkol

Во Владимире в середине мая произошел скандал. Родители школы №25 заявили о требованиях руководства образовательного учреждения сдать по тысяче рублей с ребенка на ремонт фасада здания школы. Формально решение преподносилось как исходящее от родительского комитета, хотя в реальности многие родители были поставлены перед фактом. Как они сообщили ПроВладимиру, им объяснили, что сдавать деньги нужно обязательно.

Директор школы Татьяна Шаркова в разговоре с ПроВладимиром ничего не ответила по сути вопроса, ограничившись лишь фразой, что лично она деньги не собирала. Также бывшая чиновница, а с недавнего времени работник образования трижды пригрозила редакции судом, если ее слова будут переданы неверно.

shirshirФото — администрация г. Владимира (Татьяна Шаркова с микрофоном)

Чтобы избежать недоразумений, публикуем текстовую расшифровку телефонной беседы без купюр. В редакции есть запись разговора.

ПроВладимир: Был ли сбор денег на ремонт школы?

Татьяна Шаркова: Вы мне задаете не те вопросы… Я деньги не собираю, все деньги собирает родительский комитет.

ПроВладимир: А вы можете озвучить проблемы, для решения которых потребовались деньги от родительского комитета?

Татьяна Шаркова: Что озвучить?

ПроВладимир: Какие проблемы у вас в школе.

Татьяна Шаркова: Нет, конечно, а вам зачем?

ПроВладимир: Расскажите все-таки про ремонт..

Татьяна Шаркова: Ничего я вам рассказывать не буду. Я вам почему должна что-то рассказывать? Вы в качестве мецената, жертвователя, кого?

ПроВладимир: Может, вы мне расскажете, а я пожертвую.

Татьяна Шаркова: Ну, придете ко мне в кабинет, я расскажу. Я по телефону никому никакие проблемы не озвучиваю. А то, что вы хотите жареный факт написать, я вам сразу говорю, я буду обращаться в суд, если вы хоть слово какое-то моё исказите. Понимаете?

ПроВладимир: Я не слышал ответа, я же не спрашивал вас, собираете ли вы деньги..

Татьяна Шаркова: Я не собираю.

ПроВладимир: Вот. Я об этом не спрашивал.

Татьяна Шаркова: Я еще раз отвечаю, я не собираю. Что и где мне говорить, я выбираю сама.

ПроВладимир: На последнем родительском собрании учителя ли, или …

Татьяна Шаркова: Я еще раз вам говорю… жалуются родители… скажите, кто жалуется. Анонимки я не разбираю. Вы меня поняли??

ПроВладимир: Да.

Татьяна Шаркова: Спасибо вам большое, до свидания.

Информация о поборах во владимирских школах доходит до журналистов периодически. Проверяют ее и в управлении по противодействию коррупции Белого дома. В прошлом году, правда, в ходе проверок выяснилось отсутствие поборов в школах. Видимо, сбор средств на турникет для безопасности в 37-й школе также можно отнести к родительским пожертвованиям. Кстати, в учебном заведении в прошлом году необходимость установки турникета обосновали борьбой с запрещенной в России организацией ИГИЛ. 

Back to top button