Культура

«Молодая гвардия» во Владимире. Два часа организованной ненависти к врагам России

На городской площади украинцев сравнили с фашистами

Поздно вечером 22 июня, в годовщину начала Великой Отечественной войны, на Театральной площади Владимира прошел открытый спектакль «Молодая гвардия» режиссера драмтеатра Владимира Кузнецова. Постановка началась со сцены, где люди с флагом Украины [перевернутым] и деланным украинским акцентом заставляют патриота России кричать «Слава Украине», а затем забивают его насмерть битами. Позже эти люди переодеваются в фашистскую форму и играют известный спектакль по произведению Александра Фадеева.

Самой неоднозначной частью оказались именно первые минуты спектакля, когда действие происходит в современной Украине. Сцена построена бесхитросто, послание режиссера понятно, все смыслы открыты.

В связке с последующим действием создается впечатление, что в современной Украине фашизм стал государственной идеологией, а невинных людей там убивают почти так же легко, как на оккупированной немцами территории истребляли граждан Советского Союза.

Роман Фадеева описывает «священный гнев» партизан, сражавшихся за жизнь и свободу своего народа, рисковавших жизнью и отдавших ее за дело Победы. Что же хотел сказать режиссер украинской аллюзией? Нужно ли сильной и стабильной стране в мирное время воспитывать в своих гражданах ненависть к соседу? Что означает широкая поддержка властей такой ненависти?

01 023 01

Когда спектакль идет в стенах театра − его можно считать трансляцией мыслей режиссера. С ними можно соглашаться или нет, на них можно не обращать внимание и вынимать из постановки те смыслы, которые интересны. Когда ненависть транслируется с площади в центре города при оцеплении полиции − это становится официальной идеологией. Ненависть идет не из московской телестудии через голубой экран, она материальна, реальна и находится рядом с тобой, ее воспринимают и, возможно, одобряют люди, стоящие вокруг.

Вчерашняя постановка «Молодой гвардии» активно рекламировалось властями на городских видеоэкранах, в Белом доме для анонса специально созывали пресс-конференцию. Сама постановка прошла при участии большого количества представителей полиции и МЧС, а также курсантов Владимирского юридического института. К началу спектакля на Театральной площади собралась тысяча зрителей, треть из них выстояла до конца. После постановки на сцену вышел представитель юнармейского движения и криком проскандировал гимн своей организации, затем, выкрикнув лозунг «народ и армия едины», пригласил на сцену губернатора Светлану Орлову.

01 023 02

Параллельно правоохранители растянули на ступенях перед Драмтеатром многометровую копию Знамени Победы и вынесли флаги Советского Союза. Глава региона перечислила посвященные началу войны городские мероприятия и произнесла слова благодарности героям. Завершилось мероприятие выступлением протоиерея Георгия Горбачука, который заунывно рассказывал историю про своих родителей, узревших чудо в сельском храме за несколько часов до начала войны.

Несмотря на заверения организаторов, что никого сгонять на площадь не будут, люди на ней находились трудовыми коллективами, присутствовало большое количество городских и областных чиновников, а также представители студенческих организаций и группы военных. Тем не менее количество простых горожан, пришедших посмотреть спектакль или остановившихся, проходя мимо, было немалым.

01 023 03

«Фадеевская» часть спектакля была сценически предсказуема, актеры говорили исключительно штампами и громкими лозунгами, использовали утрированные жесты, переигрывали с интонациями. Больше того, за весь спектакль зрители едва услышали со сцены слово, сказанное без крайней патетики.

Игравшие фашистов актеры выплевывали слова с пародийным немецким акцентом, в каждой реплике переходя на истерику, характерную для публичных выступлений фюрера. Представители советского подполья пользовались тремя инструментами художественной выразительности: возгласами крайней радости при описании чувств и мирной жизни, крайним возбуждением − при обсуждении борьбы с фашизмом − и дикими криками мучений после раскрытия фашистами организации. Двухчасовая истерика, усиленная звуковой техникой, производила гнетущее впечатление, особенно на тех, кто находился близко к сцене.

01 023 04

Среди сильных сторон спектакля − умение погружать зрителя в атмосферу чудовищной несправедливости. Тема абсолютного и чистого добра в лице юных комсомольцев сталкивается с абсолютно черной силой государственного фашизма, который не просто уничтожает добро, а беспросветно заливает его горячей битумной массой. Борьба и смерть имеет смысл, но для героев они фатальны. В последней сцене, перед расстрелом комсомольцы слышат залпы советских катюш. Советские войска возвращаются на Украину, фашизм отступит.

Back to top button