Власть

Коррупцию в строительстве Белый дом объяснил «отголосками 90-х»

Дело Хвостова профильный департамент предпочел не комментировать

В Белом доме закрывают глаза на дело бывшего вице-губернатора по строительству Дмитрия Хвостова. На вчерашней пресс-конференции директор профильного департамента Сергей Коробкин отказался комментировать представленные следствием коррупционные схемы, а все объекты, которые были построены с нарушениями, объяснил «отголосками 90-х годов».

Четыре уголовных дела экс-зама Орловой не могут оставаться незамеченными. Следком провел большую работу по установлению всех деталей инкриминируемых Хвостову преступлений. В озвученных судом документах еще в марте этого года всплыли фамилии известных владимирских строителей – Шамов, Андреев, Замбин. А на заседании в июне следствие подробно описало возможную схему совершения правонарушений. По версии обвинения, во взятках участвовали даже бывший депутат Заксобрания Сергей Курышев и личная помощница губернатора Олеся Кузнецова.

В материалах дела фигурировали и несколько объектов, которые благодаря заносу денег высокому чиновнику были или не были построены. Так, не появился детский сад в микрорайоне Веризино, зато возвели впритык к другим зданиям дом на Верхней Дуброве (вероятно, речь идет о доме №2-Б). А уж вопросов по точечной застройке к городским властям у владимирцев накопилась масса, хотя расследование по этим случаям еще не проводилось.

2k3xsilwj4 1498301198 copy

В связи с тем, что с 2018 года все полномочия по строительству город передает области, ПроВладимир поинтересовался у Сергея Коробкина, каким образом департамент будет противодействовать коррупции в отрасли и что будет с теми объектами, о которых шла речь в судебных документах по делу Хвостова. Коробкин сразу же начал вилять и попытался уйти от ответа отговоркой, что не может комментировать расследование, хотя мы об этом и не просили. Что касается неправильно построенных зданий, то ответ последовал типично чиновничий – мол, «поднимайте вопрос», пишите заявление, мы его рассмотрим.

И все же главный по строительству в Белом доме нашел причину коррупционных скандалов, и это… «лихие 90-е». Разумеется, откуда еще, как не из 90-х, взялись все эти воткнутые в плотную жилую застройку здания, которые начали возводить в конце нулевых или уже в последние годы? Но здесь, по мнению Сергея Коробкина, важна психология и подход, которые, очевидно, восприняли некоторые владимирские строители и управленцы:

«Все вот эти скандалы и проблемы, которые у нас возникают периодически в строительной отрасли по застройке, – ведь они не вчера родились и не позавчера. Это все у нас – отголоски 90-х годов, когда все думали: можно строить, как хочу, можно строить, что хочу, и никакой власти нету, и вообще государство у нас не рулит этим вопросом.

Пример – Сновицы. Выдача разрешений на строительство [Ново-]Александровским сельским поселением. Ну и что? Ну выдали разрешение, понаставили там домов непонятно как, и сейчас мы пытаемся всю эту ситуацию уже разрешить с помощью администрации Суздальского района. Все это идет оттуда, поэтому и вопросы сейчас возникают о восстановлении централизации и передаче полномочий в одни руки, чтобы эти вопросы решали профессионалы, люди, которые в этом разбираются».

Тем же «отголоском 90-х» Сергей Коробкин назвал и дом-«утюг», который, как установил суд, возвели вообще без каких-либо разрешительных документов, но мэрия в итоге согласилась его оставить, приняв в подарок половину площадей здания.

dsc06437

А вообще закрывать глаза на правонарушения и оправдывать их какими-то умозрительными вещами стало «фишкой» Белого дома. В конце прошлого года главный антикоррупционер обладминистрации даже оправдал поборы в школах, а следом за ним это сделал вице-губернатор Михаил Колков.

Приводим ответ Сергея Коробкина на наш вопрос полностью.

ПроВладимир: Второй вопрос – ключевой, на мой взгляд. По поводу прошедших коррупционных скандалов – каким образом департамент, особенно после передачи полномочий на уровень области, будет бороться с коррупцией в сфере строительства и что будет с теми объектами, которые благодаря таким схемам были построены или не были построены? Например, на Верхней Дуброве дом построили фактически без парковки, сейчас мы знаем из судебных документов, что этот дом, по версии следствия, был построен благодаря занесению денег бывшему вице-губернатору. Или детский сад в Веризино – тоже известный застройщик должен был построить, но не построил благодаря тому, что занес деньги известно кому, как считает следствие. Что будет с этими объектами и этими застройщиками? Будут ли их обязывать, скажем, возвести этот детский сад в Веризино?

Коробкин: Я бы не хотел комментировать то, что вы сейчас сказали.

ПроВладимир: Не надо комментировать.

Коробкин: По поводу коррупционных составляющих, схем и т.д. Есть органы правосудия, которые этим занимаются, и пускай они вынесут свой вердикт. Я никому оценок давать не буду и не собираюсь. Это неправильно. И зря вы тоже об этом так уверенно говорите. Вы же не присутствовали и не видели все это. Если дома построены с нарушениями… Они построены и введены в эксплуатацию?

ПроВладимир: Да.

Коробкин: Значит поднимайте вопрос. Будем проверять этот вопрос. Почему дали разрешение на ввод, что не обеспечено. Если это подтвердится, те факты, которые вы сказали, есть процедура отмены ввода, доработки проекта. Будем разговаривать с застройщиком, который его возвел. Это все… Не очень хотелось бы этим заниматься, но нужно, это наша работа, нам положено этим заниматься.

Но я хотел сказать еще следующее, что вот вы имели в виду полномочия, которые мы заберем с 2018 года. Да, мы будем работать в новом формате. Я уверен, мы подберем достойных специалистов, которые будут стоять на страже выполнения всех градостроительных законов, и скандалов в этой сфере станет гораздо меньше.

Я хотел вам сказать еще вот что. Все вот эти скандалы и проблемы, которые у нас возникают периодически в строительной отрасли по застройке, – ведь они не вчера родились и не позавчера. Это все у нас – отголоски 90-х годов, когда все думали: можно строить, как хочу, можно строить, что хочу, и никакой власти нету, и вообще государство у нас не рулит этим вопросом.

Пример – Сновицы. Выдача разрешений на строительство [Ново-]Александровским сельским поселением. Ну и что? Ну выдали разрешение, понаставили там домов непонятно как, и сейчас мы пытаемся всю эту ситуацию уже разрешить с помощью администрации Суздальского района. Все это идет оттуда, поэтому и вопросы сейчас возникают о восстановлении централизации и передаче полномочий в одни руки, чтобы эти вопросы решали профессионалы, люди, которые в этом разбираются.

Вопрос: А дом-«утюг» – это тоже отрыжка 90-х годов?

Коробкин: Спросите, пожалуйста, администрацию города, я этот вопрос отслеживаю из СМИ. И это тоже отголоски тех годов, я думаю, когда решались вопросы несколько по-другому.

Back to top button