Культура

Игорь Конышев объяснил черно-белую реновацию Палат

Пространства для временных экспозиций откроют через месяц

К столетию Октябрьской революции в Палатах Владимиро-Суздальского музея-заповедника откроют четыре экспозиционных зала общей площадью в 450 квадратных метров, выполненные по канонам минимализма. Впервые обновленные пространства палат посетители могли видеть во время акции «Ночь музеев». В залах закрыты окна, а стены и потолок покрашены в один цвет черный или белый.

Вопреки слухам, большой зал с роялем, где проходили выпускные балы и игра «Умники и умницы» Юрия Вяземского, реновация не затронула.

Привыкшие к классическим интерьерам посетители неоднозначно отреагировали на музейную реновацию. Тем не менее такая организация выставочного пространства сегодня является самой часто используемой, правда, в основном, в галереях современного искусства. Черные и белые пространства с софитами по периметру можно найти почти во всех залах питерской галереи «Эрарта», в Москве далеко ходить не надо (от Курского вокзала) экспозиционный минимализм в галереях «Винзавод» и «Артплей». Для временных выставок монотонными сделали даже часть залов Эрмитажа.

001928353 Выставка А. Кифера в Эрмитаже

О том, зачем в музее белый и черный зал, а также о планах по выставочной деятельности ПроВладимир поговорил с генеральным директором ВСМЗ Игорем Конышевым.

ПроВладимир: Откуда берутся белые и черные комнаты, и для чего все это нужно?

 

Игорь Конышев: Классическое выставочное пространство традиционно пользуется некими приемами. Желательно, чтобы в выставочном пространстве не было окон. Для того чтобы солнечный свет не попадал в экспозиционное пространство, и все, что касается выставочного предмета, нужно, чтобы он работал в том искусственном освещении, которое кажется наиболее выгодным для него. Это первое. Плюс ко всему солнечный свет, это ни для кого не секрет, вредит подлинным музейным предметам, и поэтому музеи старательно закрывают окна, чтобы инсоляция не попадала внутрь.

 

Классика представления музейного предмета зиждется на двух принципах. Первый: окружение музейного предмета не должно отвлекать от самого предмета. И поэтому здесь используются два нейтральных тона − белый и черный. Мы понимаем, что и белый это отсутствие цвета, и черный тоже отсутствие цвета по большому счету. Поэтому этот принцип двух коробок белая и черная классически используется в музейной деятельности, здесь нет ничего нового.

13210

Второе  это искусственный свет. Он необходим для того, чтобы музейному предмету было комфортно. Разные предметы, графика, живопись, скульптура требуют различного света. Что касается черных комнат, не мы их придумали и не вчера это было придумано. Давно был такой русский художник Архип Куинджи, который впервые представил свою картину «Лунная ночь на Днепре» именно в черной комнате. Может быть, помните эту картину.

 

ПроВладимир: Да, она темная и зеленая.

 

Игорь Конышев: Да-да, зеленая, там глубокое свечение от луны, где-то там в южном местечке. Здесь мы повторяем подходы и принципы. Для разных предметов необходимы разные пространства.

013215

Игорь Конышев: Если вы обратили внимание, это все на третьем этаже, и это только выставочные залы. У нас там нет постоянных экспозиций, там исключительно выставки. Там закрыты окна, висит современное световое оборудование  светодиодные регулируемые светильники.

 

ПроВладимир: Залы похожи на комнаты в музеях современного искусства.

 

Игорь Конышев: Что касается современного искусства. Мы реэкспозицию, или скажем так, реновацию помещений начали достаточно давно, еще зимой. Первый опыт у нас был на «Ночь музеев» в конце мая, когда мы показывали объемные предметы в белых и черных комнатах. Нам показалось, что это выглядит достаточно выигрышно для музейного предмета. По крайней мере, ты не отвлекаешься ни на какие другие элементы декора помещения, и все твое внимание нацелено исключительно на музейный предмет, и он в достаточной степени акцентирован. Эти приемы работают как для археологии − для предметов древности, так и для живописи, графики, скульптуры. Необязательно выставлять актуальное искусство, можно выставлять классическое искусство, оно тоже будет прекрасно там себя чувствовать. Ты будешь обращать внимание именно на искусство. 

094718

ПроВладимир: Есть ли какие-то конкретные задумки, какие выставки будут в ближайшее время?

 

Игорь Конышев: В ближайшее время мы начинаем монтировать выставку, посвященную столетию революционных событий 1917 года. Она будет называться «1917  Год жизни». До конца года мы планируем провести пару живописных выставок классического искусства. Пока мы примеряемся к этим залам и сами учимся с ними обходиться.

 

ПроВладимир: Во Владимире или никогда, или очень давно были стоящие выставки современного искусства. В Москве это сейчас расцветает, в Пушкинском музее выставка китайца Цая Гоцяна, как раз к столетию революции 1917 года.

 

Игорь Конышев: Вы знаете, чтобы дать хорошим авторам наше пространство, нужно сначала это пространство получить. Я надеюсь, мы в течение месяца закончим реновацию выставочных залов. А это пять выставочных залов площадью более 450 квадратных метров. Это хороший вклад в выставочный фонд выставочных залов для Владимира. Это большое пространство. Вот мы их сейчас получим, попытаемся понять, все ли мы предусмотрели, что-то добавим, убавим, поработаем с залами.

 

После этого будем предлагать и в том числе выставки конца XX − начала XXI века. Тем более что фонды подобного рода работ есть и в федеральных музеях, есть и у частных коллекционеров. Я думаю, что это интересно, тем более что на современное искусство в Москву, я наверняка знаю, владимирская молодежь ездит с удовольствием, и если здесь появится возможность посмотреть что-то подобное, вниманием мы не будем обделены.

но за какие то старые еще мы с владом ждем) просто н
Back to top button