Блог

А не послать ли нам гостей, или Зачем владимирской глубинке туристы?

Размышления о тщете, сарафанах и мифотворчестве

В середине мая мне довелось поучаствовать в двухдневном рекламно-информационном туре во владимирскую глубинку. Организаторы – «Региональный информационный центр развития туризма» («РИЦТР») – пригласили туроператоров и журналистов, дабы продемонстрировать им, куда в области можно привезти гостей, помимо городов Золотого кольца.

Первый день тура посвятили Кольчугино, второй – Юрьев-Польскому. Сама организация была на достаточно высоком уровне. Было видно, что и руководство «РИЦТР» старалось, и местные администрации подсуетились. По крайней мере, отношение со стороны чиновников было благожелательное и трепетное, да и вниманием гостей районы не избалованы, потому и старались представить музеи, туристические объекты и гостиничные комплексы с лучшей стороны. Тем не менее тур выявил и существенные недостатки в туристической отрасли региона, которым и посвящен этот блог.

ЮРЬЕВ-ПОЛЬСКИЙ

А не послать ли нам гостей, или Зачем владимирской глубинке туристы?
Георгиевский собор в Юрьев-Польском

Начну с хорошего. Второй день поездки выдался гораздо лучше первого, и на то был ряд причин. В Юрьев-Польском власти и организации уже привыкли к потокам туристов. В конце концов, там располагается и Георгиевский собор XIII века, и усадьба князей Голицыных в Симе, где скончался и был похоронен герой Отечественной войны 1812 года Петр Багратион. Потому и программы для туристов здесь отработаны до мелочей и способны удивить даже самых притязательных путешественников.

Приведу один пример. По дороге в Симу нам встретилась женщина, одетая как паломница. Сопровождавший нас гид предложила посадить ее в автобус и подвезти до села. Позже выяснилось, что все это часть экскурсии: сотрудница музея специально остановилась за несколько километров от Симы, чтобы начать свой рассказ о селе еще в автобусе, а уже в усадьбе Голицыных разыграть другую сценку – с княгиней и самим Петром Багратионом.

Все это не выглядело искусственным и банальным. А красота и сохранившаяся первозданность тех мест – усадьбы, сада с многовековыми деревьями и сельского храма – создавали атмосферу погружения в историю. Единственное, что удручало, – так это ветхость всех строений. Усадьбу давно пора реставрировать или хотя бы отремонтировать. То же касается и Георгиевского собора, и Кремля в Юрьев-Польском: хоть губернатор Светлана Орлова и обещала выделить миллиард на их обновление, собор как стоял обшарпанный, так и стоит.

Вдобавок не мешало бы привести в порядок и сами населенные пункты: скажем, по пути к первой могиле Багратиона туристы по мосту пересекают пруд, который весь зарос, зацвел и замусорен. Вряд ли привести его в порядок стоит больших денег в масштабах области (у села, скорее всего, и таких средств не найдется). В итоге впечатления у гостей омрачаются вторжением бытовых проблем и неурядиц.

Второй недостаток, который бросался в глаза, – это отсутствие оригинальных идей у всех, кто занимается турбизнесом. От этого, кстати, страдает не только глубинка. Практически повсеместно нас встречали ряженые в кокошники и сарафаны девицы с хлебом-солью. Уместно это смотрелось лишь раз, в селе Шихобалово, где для группы разыграли один из обрядов-гуляний – «Именины невеженской рябины». Там гостей и в хоровод увлекли, и в «ручеек», и накормили, и напоили.

А не послать ли нам гостей, или Зачем владимирской глубинке туристы?

Однако когда девицы с кокошниками встречали нас у какой-нибудь забегаловки или у дома культуры в Кольчугино, это выглядело по меньшей мере странно. Создается впечатление, что участники турбизнеса считают лубок, сарафаны и каравай единственным проявлением гостеприимства, которое можно использовать повсеместно и в любых ситуациях. Прав был Гоголь, утверждая, что «истинная национальность состоит не в описании сарафана, но в самом духе народа». Когда же тебе по три раза на дню к месту и не к месту пытаются скормить непропеченный хлеб ряженые захудалые актеры, это точно не создает национальный колорит.

В то же время в Юрьев-Польском есть вполне колоритные места и объекты показа. Взять хотя бы мастер-класс по печатанью узоров на ткани или пчелиную ферму в крестьянско-фермерском хозяйстве Александра Самодурова, производителя «Меда Ополья». Там можно было и что-то полезное узнать, и что-то интересное попробовать, и уехать не с пустыми руками.

КОЛЬЧУГИНО

Если в Юрьев-Польском районе взаимодействие с туристами уже налажено, то в Кольчугино с этим беда. И дело не в том, что там нечего показывать, а в том, что власти пока не научились использовать потенциал города, выстраивать программы и завлекать гостей. Да и сами гости – это было видно по отношению со стороны многих представителей турбизнеса – не больно-то им и нужны.

Основная проблема в том, что, увлеченные идеей губернатора привлечь в область 10 млн туристов, областные власти, вероятно, стали насаживать муниципалам чуждые им занятия – в том числе по развитию туризма. В итоге в Кольчугино эту задачу повесили на заведующую отделом культуры и туризма райадминистрации Марину Беляеву, которая очень старается, но в одиночку с этим справиться не может.

А не послать ли нам гостей, или Зачем владимирской глубинке туристы?

Кольчугинские власти судорожно пытаются нащупать соломинку, за которую можно ухватиться, но пока отчетливо нащупывают только дно. Вроде как специфика города подсказывает, что надо развивать промышленный туризм, однако это, как мне кажется, след ложный. Товары в Кольчугино далеко не уникальные: вряд ли кто-то поедет за 40 км от Александрова и за 65 км от Владимира, чтобы посмотреть на производство кабелей или купить подстаканник, который, к слову, можно приобрести и в фирменном магазине в столице региона, прямо в центре Владимира.

Пожалуй, единственным уникальным производством является ручное раскрашивание тканей и соответствующие мастер-классы для туристов, но опять же ехать для этого на целый день или даже на несколько часов в Кольчугино мало кто захочет.

А не послать ли нам гостей, или Зачем владимирской глубинке туристы?

Остальные объекты показа в райцентре вообще никакого интереса не вызывают. Участникам тура зачем-то в первую очередь показали один из кольчугинских стадионов, где недавно сделали лыжероллерную трассу – видимо, чтобы продемонстрировать заботу областных властей.

Также нас отвезли в приватизированную бывшую базу отдыха кольчугинского завода, из которой сделали средство наживы, а по пути к ней туристы могут лицезреть другую достопримечательность – мусорный полигон высотой с многоэтажку. Есть еще музей завода «Электрокабель», в котором рассказывается и история города, но хаотичность и разноплановость объектов, отсутствие общей концепции и стиля не позволяет увидеть какую-то изюминку  Кольчугино.

А не послать ли нам гостей, или Зачем владимирской глубинке туристы?
База отдыха «Горшиха» под Кольчугино

И в этом главная беда – отсутствие у Кольчугино бренда, с которым бы он ассоциировался у туристов. К счастью, эта проблема решаемая. Взять хотя бы Мышкин: ничем не примечательный город в 30 км от Углича вдруг стал одним из обязательных мест посещения во всех турах в Ярославскую область, а все потому, что местные придумали красивую историю, концепцию, под которую и подстроили весь гостевой бизнес – музеи, сувениры и прочее.

То, что нельзя подобное организовать в любом городе Владимирской области, – разговоры для бедных. В истории того же Кольчугино уже заключена изюминка, которую можно использовать. Населенный пункт был основан купцом Александром Кольчугиным при его заводе в 1871 году. Для развития производства предприниматель взял кредит у торгового дома «Вогау и Ко», но справиться с ним не смог, и в итоге фабрика отошла немцам. Какое-то время Кольчугин был управляющим завода, а в 1887 году продал свою долю и отошел от дел.

А не послать ли нам гостей, или Зачем владимирской глубинке туристы?
Памятник купцу Кольчугину. Фото — yubik.net.ru

Из этой типичной и по сей день для российских производителей истории (вспомните «Автоприбор») можно многое выжать для развития туризма в городе. Назвать Кольчугино «родиной дикого российского капитализма», «первой столицей рейдерских захватов», и уже под этот экзотический бренд подвести промышленные объекты с их историей и продукцией и другие интересные места райцентра, создающие необходимую атмосферу (благо, домов XIX века в глубинке еще полно).

Либо же можно поступить проще и придумать миф, связав название Кольчугино не с купцом Кольчугиным, а со средневековой кольчугой. Под этой эгидой можно для начала организовать фестивали реконструкции, различные праздники, открыть музей тайн и теорий происхождения города. В общем, придумать замануху, которую и ждет турист. Далеко не всем нужна историческая достоверность. Путешественники ищут, прежде всего, эмоций и впечатлений, а уж каким способом их создать – решать участникам турбизнеса.

Все это может показаться простыми обывательскими размышлениями, но ведь бренд «Золотое кольцо России» тоже придумал журналист. Если подойти к делу с умом и фантазией, то можно и 10 млн туристов привлечь в область. Пока же презентовать себя мы не научились, потому и выезжаем, как и 50 лет назад, на белокаменных соборах XII-XIII веков.

Back to top button