Интервью

Григорий Белов – пиарщик Сипягина о работе, мемах, варягах и мести губернатора Виноградова

Беседа с новым региональным министром печати

Прослушать новость:

ПроВладимир побеседовал с руководителем комитета общественных связей и СМИ администрации Владимирской области Григорием Беловым, недавно назначенным на этот пост. Интервью для нового «регионального министра печати», по его собственному признанию, оказалось дебютным появлением перед камерами.

С новым руководителем пиар-службы губернатора Сипягина мы поговорили о задачах, которые перед ним поставили; реформации подконтрольных Белому дому СМИ – «Губернии-33» и «Владимирских ведомостях»; уходе из газеты главреда Игоря Ефремова; личном конфликте Белова с экс-губернатором Виноградовым; позиции властей в мусорном конфликте на западе Владимирской области; варягах в команде нового главы региона.

Кто предложил новую работу?

Пригласил меня, естественно, губернатор. Кто еще может пригласить на эту должность? Ольга Петрова (пресс-секретарь главы региона, замруководителя комитета общественных связей и СМИ) сама сразу сказала, что эту должность [председателя комитета] замещает временно – до моего возвращения из Владивостока. Так и планировалось, что я возвращаюсь из командировки и впрягаюсь в это дело.

Вопрос: то есть вы политтехнологом работали?

В основном, я – журналист, райтер. В какой-то мере политтехнолог. Я в 2018 году поставил рекорд, трех губернаторов «выбрал» – Кузбасского, Владимирского и Владивостокского. Это мой личный зачет 2018 года.

Вопрос: вам когда сделали предложение о работе?

Практически сразу. Когда был второй тур голосования, я был здесь, во Владимире, – перед тем, как улететь во Владивосток. Была пресс-конференция Владимира Владимировича в «Золотом кольце», я был с ним. Принципиальные позиции тогда обговорили. У меня был контракт на 2018 год, на работу на выездных выборах, вахтовым методом. Я закончил этот цикл, провел два месяца незабываемых на Японском море и вернулся.

В декабре я «выжигал коррупцию каленым железом» – выходил из учредительства, слагал директорские полномочия – полностью все это закрыл. Без этого меня бы не приняли на работу.

Нормальная работа, ее много, задачи интересные. Задачу поставил губернатор – наладить взаимодействие со всеми редакциями, создать ситуацию абсолютной информационной открытости. Быстро реагировать на все вопросы СМИ. Формирование информационной повестки.

 

Мы от общественных связей уходим

У нас отдел в комитете, который занимался общественными связями, с 8 февраля перешел в комитет внутренней политики. В рамках общей оптимизации структуры обладминистрации. Общественными организациями занимались другие подразделения (три комитета), у нас оставались два направления – религиозное и национальные диаспоры. Этот отдел ушел, мы сейчас полностью сосредоточились на СМИ. Название комитета тоже будет меняться.

 

Как с Петровой делят полномочия

Ольга работает полностью с губернатором. Сейчас она с ним вылетела в Сочи на экономический форум. А я работаю как чиновник, сидящий в центре паутины некоей. И я не особо публичный, на самом деле, должен быть чиновник. И это мой дебют общения на камеру.

 

Что будет с «Владимирскими ведомостями»?

В октябре-ноябре-декабре там прошли проверки. В «Ведомостях» уже процесс оптимизации стартовал – на текущий год уже финансирование урезано на 3,5 миллиона. Сокращен объем официальных документов, которые публикуются.

Постепенно будем уходить полностью в сетевой формат. Остались в «Ведомостях» на бумажной основе законы Владимирской области и указы губернатора. 2019 год посвящен тому, что мы прорабатываем необходимую базу, чтобы полностью уйти и от публикации этих нормативно-правовых актов. То есть экономить на бумаге, на типографии. Это процесс нескорый. Регистрируется специальное сетевое СМИ.

Газета общественно-политическая на бумажной основе будет выходить. Когда-нибудь и это прекратится. Потому что бумажные газеты потихоньку уходят с медиарынка. Этот процесс идет медленно, плавно и еще есть у нас достаточное количество граждан, которые привыкли к бумаге. Поэтому переход общественно-политической газеты к сетевой версии будет происходить медленнее.

 

Почему Ефремов покинул пост главреда «Ведомостей»?

Руку к этому приложила контрольно-ревизионная инспекция. Я же начал с этого, что прошли проверки – в учреждении были выявлены нарушения. Дальнейшие процессуальные действия последуют безусловно. Именно в этот момент, когда они готовились, последовало заявление от Игоря Олеговича – оно было удовлетворено губернатором. Ефремов поблагодарил губернатора в соцсетях за то, что тот так быстро рассмотрел его заявление. Благодарность, я думаю, была связана с тем, что были другие варианты, но было отдано предпочтение такому мирному.

Вопрос: к Григорию Белову, который также был в 2005-2008 годах главредом «Ведомостей», к моменту его ухода из газеты также были претензии финансовые, но они не закончились ничем. Расскажите, что это было?

Я уходил по собственному желанию. На этот момент никаких претензий ни материального, ни финансового, ни иного характера со стороны учредителя не было. Мой уход был неожиданный для тогдашнего губернатора. Он был связан как с мировоззренческими моими разногласиями с губернатором, так и я просто получил предложение о другой работе.  Тогда Николай Владимирович [Виноградов] очень сильно обиделся на меня, он человек обидчивый. И была назначена проверка. Цель перед проверяющими была поставлена – накопать по максимуму, желательно достаточного для уголовного дела. Ничего такого не накопали. Была попытка к «административке» привлечь, тоже не увенчалось успехом, суд я выиграл.

Тогда они смогли наскрести по гражданскому делу о возвращении некоторых денег. Каких? Это очень важно, чтобы понять ту мелочность, с которой я столкнулся. Я вернул «Владимирским ведомостям» материальную помощь в связи с рождением четвертого ребенка – это были 2-3 тысячи рублей. Это получали тогда все, не так часто происходило.

 

Как дела с финансированием «Губернии-33»?

Масштабы финансирования сохранились прежние, по меркам телекомпании – это не такие большие деньги. Главное тут другое, о чем говорят и депутаты. Это телевидение должно превратиться из «рупора губернатора» в общественное телевидение. Непредвзятым взглядом видно, что оно таким уже сейчас является. Начиная с октября, никаким рупором – ни губернатора, ни администрации – «Губерния-33» не является. Это сейчас классическое общественное телевидение с уклоном в телеканал «Культура». В студии побывали Максим Шевченко, депутаты от «Справедливой России». И от «Единой России», по-моему, меньше всего от ЛДПР были.

Вопрос: почему не был губернатор там ни разу?

У губернатора «Прямая линия» запланирована весной. По госзаданию запланированы за год два интервью или «Прямых линии» со звонками слушателей. На конец второго квартала у нас запланирована вторая пресс-конференция губернатора.

Вопрос: как выстраиваются отношения с федеральными СМИ и ГТРК «Владимир»?

Что происходит с федеральными СМИ, все прекрасно видят. Телерадиокомпания «Владимир», она же является частью всероссийской компании, и у них нет собственной самостоятельной информационной политики в таких серьезных, глобальных вопросах. Они являются продолжением того, что происходит на федеральных телеканалах. С нашей стороны полная информационная открытость для ГТРК «Владимир», и туда готовы прийти. Но предложений от них, по крайней мере пока я работаю, не поступало.

 

Почему Сипягин и его пресс-секретарь по «орловскому» лекалу называет противников мусорных полигонов провокаторами?

Здесь в качестве «крикуна» была названа только одна дама. В той группе активистов по филипповскому лесу я сам контактирую, например, с Еленой Хмельченко. Нормальный абсолютно человек, адекватный, у нас с ней диалог идет. Фактически одна дама, которую вы назвали [речь идет о юристе Татьяне Гусевой], на наш взгляд, работает деструктивно. Речь шла конкретно только о ней. Учитывая, что губернатор однозначно сказал, что московского мусора не будет, на этом все, точка, больше говорить не о чем. В территориальной схеме, которая сейчас разрабатывается, в ней московского мусора не будет.

Александровская свалка – это, конечно, боль. Она находится фактически в городе. Как мне сказали специалисты, когда она создавалась в глубокие советские годы, она была далеко от города. Не свалка двигалась к городу, а город двигался к свалке. Закономерный вопрос к муниципальным властям – а что же вы город двигали к свалке? Чем думали? Эту проблему создали муниципальными власти, развивая город в этом направлении. Конечно, надо с ней что-то делать, это вопрос территориальной схемы.

 

Не боитесь ли остаться без должности, если власть сменится?

Скорее всего, я не буду работать со следующим губернатором, но если предложение поступит через пять лет [то могу согласиться]. Пойдет ли Сипягин на второй срок, пока трудно говорить. У меня вообще контракт на год. Сейчас со всеми губернатор заключает контракт на год. Если у нас будет согласие сторон, если я захочу продолжить эту работу, если губернатор будет продолжать меня видеть в этой должности, он будет продлен.

И я, на самом деле, человек легкий на подъем. За последние 10 лет сменил столько видов деятельности. Поработал в целом ряде регионов страны, приобрел колоссальный опыт в избирательных кампаниях. Я, собственно, и продолжал бы работать на этой стезе, но большой минус – очень длительные разлуки с семьей. В 2018-м я полгода жил в отрыве от семьи. Сначала в Кузбассе, потом во Владивостоке. А так меня это очень устраивало. Зарплата там просто в разы выше, чем на нынешней должности.

 

Автор предвыборных мемов

Я приложил руку к результату выборов, пусть мой вклад был и очень скромный. Оказывал консультативные услуги Сипягину и кое-какие вещи, которые сейчас являются мемами вроде «выжгу коррупцию каленым железом» и «хватит приезжих» [придуманы мной].

 

Почему там много варягов в команде Сипягина?

На самом деле не все, есть старожилы в команде губернатора. Их могло бы быть больше, если бы не ушел Конышев – его никто не гнал. Конышев ушел сам – ушел очень неожиданно. Губернатор рассчитывал, что он продолжит работу. Мое личное мнение, что на Конышева оказывалось давление, чтобы он ушел. Условным станом «супостатов». Этим как раз объясняется, что очень многие профессионалы, которые могли бы занимать эти должности, отказывались.

Аргументы были «нынешний губернатор – это ненадолго, ну куда вы пойдете [потом работать]? Вы себе подпишете волчий билет». Давление [на потенциальных членов команды Сипягина] было колоссальное. Это одна из причин.

Другая причина – у нас проблема с хорошими профессиональными кадрами есть. Многие хорошие специалисты переехали в Москву. Это долгая история, она была еще в 90-е годы при Николае Владимировиче. У нас кадровый застой был. Антиселекция проходила.

Должностным лицом, несущим за все ответственность и формирующим политику, является губернатором. Он наш, местный. До мозга костей. Все, кто работает у него шестеренками, винтиками, рабочими механизмами, – наемные работники. Когда речь шла о местных [в предвыборных лозунгах], имелись в виду прежде всего губернатор и депутаты. В той избирательной кампании была еще интрига – один из кандидатов в депутаты был варягом [этот лозунг был против него]. Сипягин вел две кампании – губернаторскую и в Заксобрание.

Понятно, что на раннем этапе акцент делался на депутатской кампании. Основными выборами главными были выборы в ЗС. Речь была о губернаторе и депутатах. А кто назначается на должности в аппарате, об этом тогда и речи не было. И специалисты нанимаются на временную работу, у всех контракт на год. У действующих замов губернатора [Кузин и Трутнев] – постоянные контракты, а у всех врио – контракты на год. Это все исполнители.

Тэги
Back to top button
Close
Close