Власть

Белый дом называет губернатора Сипягина информационно открытым. Объясняем, почему это не так

Анонсированную ранее пресс-конференцию главы региона перенесли на сентябрь

Комитет общественных связей и СМИ ответил на запрос ПроВладимира по поводу встречи губернатора Владимира Сипягина с журналистами. В обладминистрации сообщили, что «в соответствии с планом-графиком пресс-конференция намечена на сентябрь 2020 года». В каком формате она состоится — будет зависеть от эпидемиологической ситуации.

Это значит, что обещание губернатора, данное депутатам Законодательного собрания в начале июля, останется невыполненным. Тогда губернатор заявлял, что планы по регулярному проведению пресс-конференций нарушила пандемия коронавируса, однако он намерен в самое ближайшее время организовать встречу с журналистами «через современные формы взаимодействия».

«Планируем организовать в течение ближайшего периода пресс-конференцию, не дожидаясь окончания пандемии. О чем я тоже сказал — ну сколько можно ждать. Надо отвечать на вопросы журналистов, и мне это очень важно…», — добавил губернатор.

Сложно сказать, почему расходятся обещания губернатора и белодомовского комитета общественных связей и СМИ. Возможно, причина в несогласованности планов главы региона и сотрудников обладминистрации. Или же Владимир Сипягин не очень следит за тем, что говорит (тут можно вспомнить про заявления о втором случае заражения коронавирусом в регионе, которые создали много шума, а потом были опровергнуты). Также не исключено, что решение отложить пресс-конференцию на сентябрь было принято по итогам прямой линии с жителями региона в соцсетях. Последние написали массу гневных комментариев и создали негативный фон онлайн-мероприятию. В конце концов, сам губернатор сейчас в отпуске, едва не заразился коронавирусом и ему не до общения с журналистами.

Белый дом называет губернатора Сипягина информационно открытым. Объясняем, почему это не так
Владимир Сипягин общается с населением в Instagram

Так или иначе, но обещания губернатора проводить ежеквартальные пресс-конференции остаются невыполненными. Хотя в Белом доме упорно считают, что Владимир Сипягин придерживается максимальной открытости:

«Владимир Сипягин регулярно беседует с журналистами в рамках пресс-подходов, дает комментарии и интервью по значимым темам, и раз в квартал в рамках своего насыщенного графика старается выходить на большой диалог с прессой. В 2019-м году губернатор ежеквартально общался с журналистами в рамках пресс-конференций, охватывая большой спектр тем. Один раз, в апреле, пресс-конференция была заменена более лаконичной формой общения — брифингом. В 2020 году первая ежеквартальная пресс-конференция состоялась по графику — в январе. Следующая пресс-конференция, запланированная на начало апреля, была перенесена в связи с пандемией коронавирусной инфекции…».

Не очень понятно, как в списке пресс-конференций 2019 года оказался брифинг, где освещались лишь несколько узких тем. Кроме того, нельзя считать за нормальную пресс-конференцию «секретную встречу» губернатора с прессой 8 октября 2019-го в фармацевтической компании «Генериум». На нее журналистов приглашали адресно, с просьбой не разглашать данные о месте и времени. В итоге ПроВладимир решил не участвовать в тайном собрании, куда позвали далеко не все СМИ. Таким образом, в прошлом году вместо четырех полноценных пресс-конференций Владимир Сипягин провел лишь две.

Не лучше дела обстоят и в 2020-м, но тут появилось удобное оправдание — коронавирус.

«Несмотря на ограничения, губернатор нашел новый формат общения, позволяющий включить в разговор о наиболее важных сторонах жизни региона не только журналистов, но и жителей области — прямые линии в социальных сетях. Первая прямая линия состоялась в июне 2020 года, вторая — 22-го июля», — подчеркивают в обладминистрации.

Белый дом называет губернатора Сипягина информационно открытым. Объясняем, почему это не так

Можно сделать вывод, что такое общение с народом в Белом доме тоже зачтут за пресс-конференции, невзирая на то, то между этими мероприятиями есть существенные различия. Указанные прямые линии предполагали определенную тематику (поправки в Конституцию и ситуацию с коронавирусом), а журналистам, вероятно, предлагалось вклиниваться со своими вопросами в комментарии в соцсетях, с надеждой, что глава региона заметит их.


По просьбе ПроВладимира губернаторскую «политику максимальной открытости» прокомментировал редактор «Зебра-ТВ», бывший пресс-секретарь экс-губернатора Николая Виноградова Петр Фокин:

«Такое понятие, как «информационное открытость» — это вопрос философский. И мне не важно, в каком режиме проходят эти пресс-конференции — в плановом, в неплановом. Так или иначе это всегда событие. Но вопрос: а вы удовлетворены качеством ответов Сипягина? В принципе, было бы нормально, если бы он эти пресс-конференции вообще не проводил, а делегировал бы эти полномочия своим заместителям, которые могут компетентно рассуждать о каких-то вещах. Делегировал бы это, например, директорам департаментов, которые больше в теме. А этого не происходит.

Когда говорят: «Ой, Владимир Владимирович, вы обещали пресс-конференцию проводить раз в квартал, а на самом деле не проводите», то начинаются споры, какую пресс-конференцию к какому кварталу относить. Да это все блажь, дурь. Я когда слышу о том, что «мы работаем в открытом режиме», то мне хочется ругаться. Ребята, не надо компостировать мне мозг.

Белый дом называет губернатора Сипягина информационно открытым. Объясняем, почему это не так
Петр Фокин

Вот, например, при Светлане Юрьевне Орловой как было. К ней можно относиться по-разному, но Рита Борисовна Шляхова так работу организовала, что можно было получить любой комментарий по любому вопросу. Я сейчас не даю оценку качеству этих комментариев, но по крайней мере от ответов никто не уходил. Можно было позвонить любому чиновнику напрямую и с ним побеседовать. Там, конечно, по-разному было, кто-то соглашался, что можно его цитировать и на него ссылаться, кто-то просил этого не делать, но ситуацию пояснял.

Плюс Светлана Юрьевна достаточно ревностно и пристально следила за тем, что про нее пишут независимые СМИ, хотя бы для того, чтобы иметь понимание, что происходит. Да, она неоднократно выражала недовольство независимыми СМИ — «прихвостни Бандеры», «иностранные агенты» и так далее. Но при этом она четко понимала, что если запрессует их, то полностью окажется в информационном вакууме, который зависел от тех, кто ее окружал. Как мы знаем, там были достойные люди, но, скажем так, не все.

Виноградов был человеком старой формации, ему информационный шум был не нужен. У него с 2003 по 2007 вообще не было пресс-секретаря. Кто-то как-то выполнял эти обязанности чисто технически: организовать пресс-конференцию, выезд, собрать прессу. В 2007 году Виноградова убедили, видимо, что пресс-секретарь все-таки нужен. И каким-то образом, я даже сам не знаю по каким причинам, он меня пригласил на эту должность. Я когда работал его пресс-секретарем, может быть, два-три комментария за год дал. Виноградов сам справлялся, все тихой сапой шло. Если где-то происходила какая-то позитивная новость, он давал мне или комитету общественных связей и СМИ задание ее где-то продвинуть. Он, конечно же, активизировался во время выборов, особенно федеральных, потому что понимал, что на данном историческом этапе ему это было необходимо. А во всех остальных периодах ему это было не нужно.

Сейчас [при губернаторе Сипягине] четко: звонок — официальный запрос. Я понимаю, что запросы иногда нужны. Когда, например, какая-то чувствительная тема или нужно собрать дополнительную информацию, задействовать целый ряд чиновников, особенно если речь заходит о межведомственном взаимодействии. Но должно быть так: 20 обращений — одно предложение на запрос. И тогда я буду говорить: «Да, вы информационно открыты». А то, что вы создаете шум своими пресс-релизами… Ну, наверное, если бы они [комитет общественных связей и СМИ] при таком количестве сотрудников еще бы и пресс-релизы не писали, то это было бы вообще грустно для налогоплательщиков.

Я считаю, что рассуждать об информационной открытости власти — это пустое. Комитет общественных связей и СМИ перевел всю работу в запросы и заткнул, по сути, всем чиновникам рот. Каждый раз, когда слышу выражение «мы работаем в открытом режиме», мне хочется ругаться. При Светлане Юрьевне я смеялся, а при Сипягине хочется ругаться».

Back to top button