Общество

Палата против Плаксина: власти ответили на «голимые обвинения» владимирцев

Пациенты, врачи и чиновники впервые пообщались воочию

Вчера во Владимире прошло знаковое событие. Впервые за круглым столом собрались чиновники от медицины, врачи и недовольные владимирским здравоохранением пациенты. Назвать это мероприятие судьбоносным, конструктивным и плодотворным нельзя, поскольку его участники, похоже, сами не понимали, зачем на него пришли, как общаться с противоположной стороной и к чему это может привести. В конечном итоге все превратилось в двухчасовую перепалку на тему, хороший человек директор департамент здравоохранения или плохой, а высказанные конструктивные предложения были погребены под тоннами никому не нужных слов и взаимных обвинений.

ОВЧИНКА ВЫДЕЛКИ НЕ СТОИТ?

Этот круглый стол должен был пройти уже давно. По сути, он стал возможным благодаря действиям Сергея Плаксина, потерявшего супругу Анну Бобрикову после родов в перинатальном центре. Тот ворох проблем, который он поднял, и то внимание к сфере здравоохранения, которое есть сейчас, – во многом его заслуга, а не общественной палаты, которая почти год с момента трагедии молчала и только сейчас добралась до реального обсуждения вопросов медицины.

Так что провести мероприятие следовало бы в духе сотрудничества. Назначенные властью общественники, представители органов власти и простые владимирцы (которых, к слову, было лишь несколько человек, ведь оповещения о круглом столе фактически не было) должны были отбросить прошлые личные обиды, признать проблемы и совместно найти выход из ситуации. Вместо этого же посыпались взаимные упреки.

palata 1

Председатель общественной палаты Владимирской области Наталья Юдина на правах ведущей сразу же обозначила линию фронта: мол, на совещании при губернаторе 11 апреля собравшиеся решили, что «необходимо услышать и другую сторону, сторону пациентов, которые чаще сидят в социальных сетях и редко за круглым столом». При этом Наталья Владимировна признала сложность обсуждаемых вопросов.

Первой слово дали заместителю директора облздрава Елене Овчинниковой. Та углубила водораздел между пациентами и врачами. Почему-то представитель органа власти, который должен решать вопросы и медиков, и больных, говорила исключительно о достижениях и грандиозной работе департамента, а все проблемы списывались либо на предыдущее руководство, либо на «объективную» ситуацию.

«Мы понимаем, что есть проблемы. Вы думаете, мы их не знаем? Мы их знаем. Мы знаем о тех проблемах, которые есть, о недооснащении наших больниц. Мы знаем, что не хватает элементарного оборудования, притом что прошла модернизация здравоохранения, на которую потрачено более 5 млрд рублей. Но планомерно мы год за годом делаем все, чтобы наше здравоохранение было… в примерных рамках. Мы не создаем велосипед. У нас сейчас нет денег для создания велосипеда.

Мы работаем с каждым гражданином, и мы работаем над ошибками. И мы работаем над ошибками. Мы работаем над привлечением кадров. Но проблем у нас еще масса, и мы их прекрасно понимаем, и нам с ними работать. У нас нет розовых очков. Они давно уже на полу. Поэтому мы работаем с действительностью. Но я еще раз хочу повторить: каждый пациент для нас дорог, и с каждым пациентом мы будем работать индивидуально», – заверила Елена Овчинникова.

И все же зам Кирюхина признала, что области не хватает порядка 900 врачей, есть проблема с ФАПами и роддомами, но это не вина нынешнего руководства департамента:

«До прихода Александра Викторовича кто разрушил ФАПы, которые мы сейчас восстанавливаем, тратим деньги бюджета? Кто закрыл родильные дома? Это было закрыто при прежнем руководителе, и у нас поставлена программа 100 ФАПов до 2020 года. И мы их делаем».

Из 100 ФАПов пока что открыли около десяти. За оставшиеся три года Белому дому придется открывать по 30 ФАПов каждые 12 месяцев.

palata 2

В разговоре с Сергеем Плаксиным Елена Овчинникова сразу же заняла оборонительную позицию. А помогли ей в этом главврачи и даже уполномоченный по правам человека Людмила Романова. Последняя вообще назвала все обвинения в адрес чиновников «голимыми», заявив при этом, что не понимает, зачем такое собрание нужно в принципе.

«Разговор действительно не очень корректный и некрасивый. Да, мы не умеем еще говорить друг с другом, и мы не понимаем, зачем мы сюда пришли. Кто будет спорить, что проблем в здравоохранении нет? Нет такого человека. Мы все знаем, что проблем масса. И что департамент – плохо он, хорошо [работает], мы не оценки сюда пришли выставлять. Мы пришли подсказать, а как исправить ситуацию, чтобы было хорошо, чтобы было так, как должно быть, чтобы это заработало.

С нас с вами сегодня спрашивают совета, а мы с вами устроили какой-то вот, извините, базар. Давайте встанем на позицию понимания друг друга. В конце концов в одной области живем, мы в одни больницы ходим лечиться. А только лишь голимые обвинения – это дело прокуратуры и следственных органов. Давайте не будем вешать ярлыки, а работать по существу», – призвала омбудсмен.

АТАКА ПЛАКСИНА

Эти слова прозвучали уже под конец круглого стола, когда «работать по существу» все уже передумали. Если такое намерение и было (хотя очевидно, что организаторы с самого начала готовились к «обороне»), то оно исчезло после выступления Сергея Плаксина. Вдовец Анны Бобриковой в своей речи обозначил следующие позиции:

— Перинатальный центр – вовсе не перинатальный центр, а обычный роддом. Это признали и сам Александр Кирюхин, и присутствующие. Однако лицензию на перинатальный центр выдал именно нынешний директор департамента. Плаксин призвал не принимать желаемое за действительное:

«На каком основании [была выдана лицензия] – мы в недоумении. Специалистов в перинатальном центре вообще нет, оборудования нет»;

— Тысячи граждан поддержали требование отставки Александра Кирюхина. То же касается и руководителя перинатального центра Надежды Тумановой:

«Рыба гниет с головы. Кирюхин не делал свою работу и кормил отписками. Разруха и коррупция в медицине – от некомпетентного управления»;

— В закупках медицинского оборудования возможна коррупционная составляющая. Сергей Плаксин продемонстрировал обычный сетевой шнур, который закупают для больниц за 34-89 тысяч рублей, причем у фирмы, в которой работает сын главы облздрава:

«Идет растаскивание фонда ОМС, когда вместо конкуренции одна фирма забирает все контракты. Делается аукцион под конкретного поставщика».

palata 4

Конечно, у Сергея Плаксина были личные мотивы, однако он обозначил реально существующие проблемы. Участники же круглого стола вместо того, чтобы признать их и обсудить, принялись выискивать бреши в позициях недовольного гражданина. Одни – как главврач горбольницы №4 Владимир Савинов – стали расхваливать Кирюхина, какой он «глубоко эрудированный человек», как «болеет за здравоохранение области» и какие «колоссальные вещи делает». Медик явно подменял понятия: Плаксин и другие граждане требовали отставки не Кирюхина как личности, а Кирюхина как должностного лица, которое отвечает за работу подведомственных учреждений. Но такое понимание ситуации их не устраивало.

Другие присутствующие подвергли сомнению собранные подписи. Мол, адреса указаны не везде, да и среди поддержавших отставку были жители других регионов. Разумеется, в очередной раз вспомнили и про предыдущее руководство облздрава: 

«Столько времени разваливали, за несколько лет восстановить невозможно» (Николай Зайцев, областная стоматологическая поликлиника).

В конечном итоге все свелось к тому, что Сергей Плаксин очерняет медицину, выдает конкретный случай за общую практику («отождествляет департамент как черное пятно» – Овчинникова), а мнение «одной десятитысячной» доли всех пациентов – за общую позицию общественности. А вишенкой на этом торте пренебрежения стало традиционное обвинение в адрес недовольных владимирцев, что они называют врачей «убийцами» и «фашистами», и именно поэтому в медицину никто не идет. А не из-за низких зарплат.

Единственный, кто вступился за Плаксина, стал политаналитик Кирилл Николенко. Однако и его доводы Наталья Юдина быстро свела на нет обвинением в предвзятом отношении и политических играх:

«Мы слышим претензии только Плаксина и Николенко. Кроме вас и Сергея Николаевича, вопросов нет. Это вопросы очень горькие. Они очень острые, они касаются судьбы, семьи, человека. Неужели вы думаете, что есть те, кто не сочувствует и не понимает? Нет таких людей. Но есть еще масса других дел, которые сделал Кирюхин и его команда, и очень позитивных вещей.

Почему вы все время хотите говорить о том, что все всё делают плохо? Когда ты моешь пол и видишь одну бумажку, ты хоть раз этот пол продолжаешь мыть, или ты смотришь на эту бумажку? Вот в этом суть претензий, которые есть, и того, что сделано. Может, все-таки имеет смысл поставить на весы сделанное и не сделанное? Или вы считаете, что есть необходимость изменить ситуацию только тем, что изменится этот человек?

Мы знаем ваши политические задачи, которые вы для себя ставите на сегодняшнем мероприятии. 19-й год, 17-й год – всем очевидно и понятно, все здесь здравомыслящие люди, что вы имеете в виду, какие политические процессы на уровне региона, какие политические процессы на уровне области, тем более на уровне РФ».

palata 6

НАДЕЖДА НА КОНСТРУКТИВ

Как уже было сказано, взаимные обвинения затмили все важные конструктивные предложения, которые были высказаны. Мы их суммируем в надежде, что общественная палата и органы власти вспомнят о них и займутся решением этих проблем.

1) Строительство нового перинатального центра. Проблему признали все, и продвигать ее нужно;

2) Открытие поликлиник и больниц в новых микрорайонах. Владимир расстраивается, а новых учреждений не появляется. С каждым годом ситуация будет только усугубляться;

3) Проблема с закупкой жизненно важных лекарств. На это жалуются и пациенты, и врачи, и департамент. Необходимо собрать экспертов, выработать предложения и направить их в правительство и парламент;

4) Коррупция в госзакупках. Проверить то, что обозначил Сергей Плаксин, согласился бизнес-омбудсмен Дмитрий Третьяков совместно с рабочей группой;

5) Отставка Кирюхина. Собранные подписи следовало просто приобщить к материалам круглого стола и отразить мнение в резолюции;

6) Кадровый вопрос. На мероприятии вновь звучало предложение обязательного послевузовского распределения студентов. Соответствующий законопроект уже разработан, нужно только провести его через Госдуму;

7) Открытость власти. То, к чему всегда призывает Светлана Орлова и что на деле не выполняется ни ей самой, ни ее подчиненными. Реакции облздрава на трагедию Анны Бобриковой журналисты и общественность ждали почти полтора месяца, да и то последовало лишь не соответствовавшее действительности заявление Юлии Арсениной.

Если бы департамент не замалчивал острые случаи, открыто и оперативно на них реагировал, не скрывал информацию, а наоборот – привлекал к проверкам самих пациентов, то вопросов стало бы гораздо меньше. Ту же проблему с закупкой шнура можно решить в два счета: просто опубликовать документы – спецификацию товара, место его производства, российские и зарубежные аналоги. Тогда сразу же можно было установить правоту или не правоту обвинений Плаксина.

Так что врачам, чиновникам и пациентам надо чаще встречаться и находить общий язык. Административными мерами диалог вряд ли наладить. Надеемся, что подобные круглые столы будут проходить регулярно и в будущем – более конструктивно.

Back to top button