Общество

«Золотые» госзакупки вызвали в обладминистрации «легкий смех»

Организатор аукционов объяснил, что все хорошо, а где воруют – непонятно

Последние коррупционные скандалы, связанные с закупками, аукционами и уголовными делами, вызывают в Белом доме только «легкий смех». Об этом прямо заявил на сегодняшней пресс-конференции директор департамента имущественных и земельных отношений с говорящей фамилией Сердюков. Владимирский чиновник подробно расписал схему госзакупок, из которой следовало, что воровать там негде, а если кто и ворует, то это все обоснованно.

В ходе общения с белодомовским сотрудником журналисты вспомнили целый ряд странных конкурсов – тут и «золотые ершики», которые Елена Мазанько назвала «абсолютно рядовой закупкой», и продажа здания бывшего аграрного колледжа за полцены (57 млн вместо 114), и приобретение медицинских товаров по «кратно завышенной стоимости». По всем этим эпизодам сейчас разбираются следственные органы. А вот по мнению Александра Сердюкова, коррупции там просто не могло быть.

Скажем, по продаже здания на Большой Московской, 79 директор ДИЗО заявил, что «вся приватизация проходит открыто», и Белый дом «заинтересован любой объект продать максимально выгодно и максимально дорого». Правда, почему тогда бюджет потерял 57 млн рублей, непонятно. Однако проходившие ранее проверки, по словам чиновника, ничего не выявили.

ptgr6e5i2d 1472473467В здании бывшего военного госпиталя вскоре откроется частная клиника

С ершиками и медзакупками еще интереснее. Как в свое время и Елена Мазанько, Сердюков доказывал, что ДИЗО выполняет чисто технические функции.

«Технически для нас нет никакого значения, торгуем мы закупку в 10 тысяч рублей или в миллиард. В данном случае мы работаем по формальному принципу: заказчик определил – мне надо, размещаем, делаем – все!» – открыто заявил подчиненный Светланы Орловой.

Далее он на примере учреждений здравоохранения расписал целую схему осуществления госзакупок, в которой ДИЗО, да и департамент здравоохранения действительно выполняют незначительную функцию. Все, как в советском фильме: к пуговицам претензии есть? Вдобавок Александр Сердюков настаивал на большой ответственности своих коллег: за неправильно принятое решение каждый член конкурсной комиссии заплатит штраф от 5 до 30 тысяч рублей, а проводится по 400 закупок в день. Благо «коэффициент ошибок менее 1%»: за два года удовлетворены лишь 3 жалобы. В общем:

«Департамент работает для людей, для населения. С той нагрузкой, с тем графиком работы, который у нас есть, наверно, по-другому мы не можем действовать. Мы ходим в те же самые лечебные учреждения, мы ездим по тем же самым дорогам, мы пользуемся теми же самыми котельными, поэтому нас ни торопить, ни подгонять не нужно. Мы заинтересованы, чтобы в максимально короткий срок и максимально качественно провести такую работу».

serdyukovАлександр Сердюков

И все же ПроВладимир поинтересовался у чиновника: если все так хорошо, как могло получиться, что медицинские учреждения закупали товары по «кратно завышенной стоимости» и у аффилированных лиц, что подтвердили генпрокуратура и полиция. В ответ директор ДИЗО заявил, что у него такие заявления вызывают «легкий смех», и разразился пространной речью. Суть сводилась к следующему: за закупки отвечают заказчики, т.е. лечебницы и главврачи, но если им что-то нужно, то, значит, все в порядке. Это же касается и роскошных интерьеров с «золотым ершиком».

Если же стоимость действительно завышена, то почему в аукционах не выигрывают компании со стороны, которые могли бы предложить более низкую цену? Видимо, о таких случаях, как составление технического задания под конкретного поставщика, организатор закупок не слышал.

Также его удивило то, что, по сведениям полиции, начальная цена товаров определялась по коммерческим предложениям аффилированных между собой фирм. Т.е. они выставляли выгодную для себя цену, а медучреждения и облздрав не проверяли ее обоснованность и осуществляли закупку именно по такой стоимости. На это руководитель ДИЗО ответил, что в больницах и поликлиниках работают специалисты, и им лучше знать, что и по какой цене приобретать. И если говорят, что обычный сетевой кабель нужно купить за 89 тысяч рублей, то так оно и есть.

ivz49u0any 1496303385Сергей Плаксин показывает тот самый сетевой кабель за 89 тысяч рублей

Приводим тезисы высказывания Александра Сердюкова:

ПроВладимир: Как так произошло, что цены товаров при осуществлении медицинских закупок были завышены в разы?

Сердюков: У меня это вызывает, извините, легкий такой смех, почему? Начальная максимальная цена формируется непосредственно заказчиком, она проверяется департаментом здравоохранения. Если, как вы говорите, цена была завышена, то она должна быть максимально привлекательна для всех участников рынка. Поэтому, когда мы говорим о завышении стоимости, у меня всегда возникает вопрос: а почему, если стоимость была настолько завышена, она была настолько привлекательна для участников рынка, почему никто не пришел на эти торги? Почему за эти миллионы, миллиарды, как мы привыкли это обсуждать, не было потенциальных конкурентов?

Начальная максимальная цена, вы совершенно верно сказали, формируется самим учреждением. Если предположить, что некие аффилированные структуры представили некую завышенную стоимость. Закупка осуществляется в сети интернет, любой желающий, абсолютно любой, который обладает возможностью обеспечить данное лечебное учреждение товаром, они готовы участвовать в этой закупке и дисконтировать. Приходите, пожалуйста, и участвуйте. Вы получите сверхприбыль, о которой все сейчас говорят. Такого, на самом деле, я уверен, не происходит. Если препарат какой-то готов поставляться, он готов поставляться по некой стоимости, которая сложилась у нас на рынке. Вот и все.

У нас за организацию отвечает руководитель. Руководитель определяет, что нужно закупить, чтобы организация работала эффективно. Поэтому когда мы согласуем крупные сделки, сказать – нужно ли закупать эту продукцию, нужно ли покупать такое количество таблеток. Если есть такая потребность, если возникает необходимость использовать миллион таблеток аспирина, значит они должны быть закуплены. И департамент здравоохранения в первую очередь проверяет наличие данной закупки в плане-графике, плане закупок, наличие денежных средств на проведение этой закупки, наличие необходимых требований к участнику. Может еще посмотреть техническое задание на проведение каких-то работать.

Но опять же вы можете задать вопрос – по таблеткам еще более-менее понятно, а нужно ли закупать такое оборудование? Вот именно такой томограф. Вот если главный врач принимает решение, что есть потребность на данной территории по лечению и диагностике определенного заболевания, именно это оборудование должно быть поставлено. У него работают специалисты определенного уровня. Таблетки тоже бывают разной цены. Здесь лучше и правильнее ответит департамент здравоохранения и само лечебное учреждение. Я подчеркиваю – мы смотрим только поверхностно: таблетки, не таблетки. Для нас абсолютно все равно, какие закупаются таблетки, в какой концентрации. Для нас не имеет значения все это.

По вопросу о целесообразности данной закупки, о трате денежных средств на тот или иной объект лучше всего обращаться непосредственно к заказчикам. Я подчеркиваю: для наших специалистов, которые рассматривают ту или иную документацию, по сути, не имеет значения, 100-рублевая эта закупка или 10-рублевая. Если заказчик принимает решение, что ему необходимо именно такое оборудование… Если есть необходимость закупить предметы интерьера, заказчик определяет, что это за предметы интерьера и для чего они ему нужны.

Back to top button