Общество

Палата и бизнес-омбудсмен потребовали от Сипягина денег на аппараты

Проблема губернатору досталась по наследству

Прослушать новость:

Общественной палате Владимирской области и региональному уполномоченному по защите прав предпринимателей не хватает аппарата для выполнения своих функций. Эта проблема 27 марта обсуждалась на очередном заседании палаты. Существует она не первый год. У официальных общественников не было своего штата с самого создания в 2011 году, поэтому функции аппарата выполняли сотрудники заксобрания, а бизнес-омбудсмену в помощь выделили всего две штатные единицы. В таких условиях об эффективности работы говорить не приходится.

Вопрос об аппарате общественной палаты поднимался еще в октябре 2018 года. Тогда избранный губернатор Владимир Сипягин пообещал активистам собственный штат сотрудников.

«В целях повышения эффективности областной общественной палаты и достижения ее реальной независимости от органов государственной власти – понятно я о чем говорю, все понимают – я предлагаю создать не раздутый, небольшой, низкозатратный, но все же свой собственный аппарат, чтобы вы ни от кого не зависели.

Так или иначе, с большим или меньшим успехом ведь кто-то эту работу выполняет, и мы понимаем кто. Но вот эта взаимосвязь с теми, кто выполняет тебе работу, она может приносить определенные минусы в работу общественной палаты. Потому что кто, как говорят, музыку заказывает, там и танцы происходят.

Далее. У меня есть определенные предложения, каким образом создать аппарат общественной палаты путем минимальных, минимальных – подчеркиваю – организационных усилий. Это отдельная тема для разговора. Но я для этого предлагаю не мое мнение послушать и, возможно, не руководителя, а создать коллективный орган, для того чтобы принять правильное решение, т.е., например, рабочую группу из представителей администрации области, законодательного, конечно, собрания и общественной палаты. Для того чтобы разработать вот этот механизм той структуры, которая будет помогать вам в вашей работе. Чтобы вы ни от кого не зависели, это очень важно», – сказал почти полгода назад Владимир Сипягин.

Палата и бизнес-омбудсмен потребовали от Сипягина денег на аппараты
Владимир Сипягин на заседании общественной палаты 11 октября 2018 года

Однако с тех пор никаких подвижек в этом вопросе не произошло. На вчерашнем заседании палаты председатель Наталья Юдина напомнила Белому дому и присутствовавшей в зале врио замгубернатора Марине Чекуновой о взятых главой региона обязательствах. Хотя сама Наталья Владимировна считает, что общественники должны оставаться общественниками до конца.

«Я с 2011 года отстаиваю позицию, что общественная деятельность – это исключительно общественная деятельность, и никто не должен иметь материальные блага. И большое спасибо законодательному собранию Владимирской области и лично Владимиру Николаевичу Киселеву за то, что, начиная с 2011 года, аппарат ЗС помогает нам в реализации работы общественной палаты.

При этом, когда Владимир Владимирович Сипягин был на заседании общественной палаты 25 сентября, он как раз поднял вопрос о создании аппарата и формировании аппарата. И несмотря на мою личную позицию, что, наверно, такая форма взаимодействия с гражданским обществом не имеет смысла, но сегодня существует модельный закон, который необходимо исполнять и в рамках которого аппарат общественной палаты является жесткой необходимостью существования на территории субъекта.

На сегодняшний день аппарат до сих пор не сформирован. Если он будет сформирован – то тогда целесообразно об этом задуматься и законодательному собранию, и администрации и, очевидно, внести это в бюджет», – обратилась к органам власти Наталья Юдина.

Палата и бизнес-омбудсмен потребовали от Сипягина денег на аппараты
Наталья Юдина

Аналогичная проблема – у бизнес-омбудсмена Дмитрия Третьякова. Он уже несколько лет пытается пробиться сквозь бюрократическую стену, дабы ему увеличили штат хотя бы до шести сотрудников. Письма уполномоченный направлял и Светлане Орловой, и Владимиру Сипягину, но тщетно. В итоге Третьяков обратился к общественной палате, чтобы та вступилась за него перед губернатором. Аргумент был простой: «Без данного количества сотрудников эту работу я выполнить не смогу».

«Проблема, связанная с финансированием деятельности уполномоченного, которое должно у нас осуществляться, прежде всего, за счет средств областного бюджета. Сам аппарат уполномоченного в нашей области сформирован всего на 30%. В настоящее время в штате аппарата уполномоченного Владимирской области работают два эксперта, два сотрудника.

Работники аппарата уполномоченного являются государственными гражданскими служащими Владимирской области. В обязанности сотрудников аппарата входит достаточно большой перечень. Одновременно работники мои исполняют такие функции, как делопроизводство, специалисты по закупкам, пиар-менеджеры, сисадмины и много-много других организационных ежедневных задач и функций. Два сотрудника вместе с уполномоченным у нас сегодня работают по 33 направлениям, это те критерии, которые утверждены уполномоченным при президенте Борисом Титовым.

С каждым годом выполнять эти функции становится все сложнее и сложнее. По данному вопросу утверждена структура со штатной численностью сотрудников минимум шесть штатных единиц, именно таким штатом обладают практически все наши соседствующие субъекты. Естественно, все эти штатные единицы являются не государственными должностными лицами, чтобы не превышать ту квоту, о которой мы говорим, госслужащих на территории Владимирской области.

Мы направляли часть писем в 2017-2018 годах предыдущему губернатору и нынешнему Владимиру Владимировичу Сипягину. К сожалению, финансирование не предусмотрено до сих пор. Мы государственный орган, и мы должны быть эффективны. Без данного количества сотрудников эту работу я выполнить не смогу», – рассказал Дмитрий Третьяков.

Палата и бизнес-омбудсмен потребовали от Сипягина денег на аппараты
Дмитрий Третьяков

У членов палаты возник логичный вопрос: почему общественники должны решать «служебные, деловые вопросы» омбудсмена? Третьяков ответил, что не считает этот вопрос служебным. Он как уполномоченный помогает всем предпринимателям, налогоплательщикам, и поэтому имеет право на необходимое финансирование из бюджета региона.

«Я считаю, что это не служебный вопрос. Работу уполномоченного по защите прав предпринимателей непосредственно с точки зрения финансирования должен осуществлять субъект РФ. Это прямая обязанность. Мы опять же занимаемся конкретно защитой прав и интересов, это налогоплательщики. Я не считаю, что эта работа исключительно служебная, внутри ведомства», – ответил омбудсмен.

Председатель палаты поддержала Третьякова.

«Дмитрий Николаевич обращался уже много раз. Результата нет. Поэтому он хочет использовать уже новые механизмы для решения этой проблемы», – вступилась за уполномоченного Наталья Юдина.

В итоге общественная палата решила обратиться в Белый дом с этим вопросом.

Тэги
Back to top button
Close
Close