Жизнь

«Матери ни в чем не виноваты»: признаки и опасность послеродовой депрессии

Как женщинам вредит миф о «плохой матери»

Прослушать новость:

Новости о матерях, убивших или нанесших вред своим новорожденным детям, могут прийти из любого уголка мира. В этом случае народный гнев немедленно обрушивается на женщину — исполнительницу противоправных действий. Но далеко не всегда трагедии происходят из-за злого умысла матери. Даже относительно недавняя история 38-летней жительницы Петушинского района, попытавшейся задушить маленькую дочь, показала — виновница страдала от послеродовой депрессии и другого психического расстройства личности. Это не призыв оправдывать женщин, совершивших преступление, а попытка разобраться в причинах проблемы.

Многие жители России до сих пор не верят в существование послеродовой депрессии — реальной формы депрессивного расстройства (которой, по разным данным, страдает 11% рожениц), называя это состояние блажью и капризами недавно родивших матерей. Пренебрежительное отношение лишь усугубляет чувство вины женщин, которые по объективным причинам не могут помочь себе сами.

«Матери ни в чем не виноваты»: признаки и опасность послеродовой депрессии
Фото — Pixabay License

Своевременное обращение к специалисту — вот, что смогло бы повлиять на ситуацию и сократить число преступление, совершаемых в отношении грудничков. Однако сама женщина может не оценивать свое состояние здраво и не пойти к психиатру, боясь осуждения от ближайшего окружения.

При подготовке этого материала ПроВладимир долго искал эксперта, способного дать развернутый комментарий. Забегая вперед, скажем: в регионе такого человека не нашлось. В департаменте здравоохранения администрации Владимирской области нам посоветовали обратиться в областной перинатальный центр, а дождаться ответы на вопросы из медучреждения оказалось делом непосильным (шутка ли — два запроса и почти месяц ожидания). Среди частных владимирских психологов тех, кто бы специализировался на послеродовой депрессии, мы тоже не нашли. Пришлось искать специалиста из другого региона.

Хотелось бы верить, что жительницы 33-го региона, которым нужен не комментарий, а реальная помощь, отыщут врача быстрее.

Сигналы послеродовой депрессии

Очень важно не ставить самой себе диагноз и ни в коем случае не заниматься самолечением, особенно медикаментозным, отметила в разговоре с ПроВладимиром психолог из Екатеринбурга Юлия Бренькова.

«Депрессия — это диагноз и ставить его может только врач-психиатр, либо врач-психотерапевт с медицинским образованием. Ни психолог, ни медицинский психотерапевт.

Где-то у 80% женщин после родов, а по некоторым источникам даже больше, наблюдаются симптомы, которые могут привести к депрессии. Сейчас есть такое понятие, как baby blues — послеродовое подавленное состояние, связанное с гормональными изменениями и с изменением статусы с „беременной женщины“ на „молодую маму“, но это не является послеродовой депрессией. Однако это состояние может в нее перерасти», — предупредила Бренькова.

Симптоматику запомнить несложно:

  • Подавленное состояние вплоть до нежелания вставать с постели;
  • Раздражительность — от легкой до вспышек агрессии, как по отношению к семье и друзьям, так и к ребенку;
  • Плаксивость.

По словам психолога, если речь о депрессивном расстройстве, то такое состояние пройдет в течение 2−6 недель само по себе. Но если женщине не становится лучше, не стоит откладывать визит к врачу:

«Матери ни в чем не виноваты»: признаки и опасность послеродовой депрессии
Фото — kerek-info.kz

«Необходимо обратиться к специалисту — к психиатру или к психотерапевту. Можно обратиться в районную поликлинику по полису обязательного медицинского страхования или к платному специалисту, который уже определит депрессия ли это, стоит ли назначать медикаментозное лечение или курс психотерапии.

Если будут назначены медицинские препараты, то придется прекратить грудное вскармливание, поскольку антидепрессанты с ним не совместимы. Ради психического здоровья мамы, скорее всего, придется перевести ребенка на смесь. Стабильное эмоциональное состояние матери для новорожденного даже важнее, поскольку депрессия родителя так или иначе на ребенке отражается».

Действия мужа и других членов семьи

Если семья полная, то очень важно, чтобы муж/сожитель не самоустранялся из повседневной заботы о новорожденном. Просто моральной поддержки недостаточно.

«Участие мужа в жизни мамы и младенца — очень важно. Желательно, чтобы по возможности помогали также бабушки и старшие дети, если возраст им позволяет. Для женщины этот период эмоционально очень сложный, потому что ее жизнь кардинально меняется и начинает вертеться вокруг новорожденного. Маме очень нужно отдыхать, но сделать это она сможет только, если в это время ребенком будет кому заняться.

Мужу и членам семьи обязательно нужно подключаться. Давать женщине возможность поспать не только ночью между кормлениями, но и, допустим, вечером. У нас же как обычно бывает: муж приходит с работы и, если он хороший отец, то забирает ребенка гулять. В это время женщина начинает убираться, готовить ужин, стирать, гладить, а этого делать не нужно. Свой быт нужно устраивать таким образом, чтобы было достаточно времени на отдых. Чтобы пока не было ребенка, можно было отдохнуть и заняться каким-то ресурсным делом, восстанавливающим силы, а не отбирающим их. Было бы хорошо, чтобы на это время муж был в состоянии самостоятельно позаботиться о себе хотя бы в элементарных вещах — что-то приготовить, убрать, постирать», — объяснила Юлия Бренькова.

«Матери ни в чем не виноваты»: признаки и опасность послеродовой депрессии

Отношение к послеродовой депрессии в России

Как уже упоминалось выше, в России ко всему, что касается душевного состояния и помощи психиатра, относятся настороженно. Бывает, что сами молодые мамы не верят в послеродовую депрессию и пытаются «переждать» происходящий внутренний разлад.

«Отношение не только к послеродовой депрессии, но и в принципе к депрессии, в России довольно неоднозначное. Подавляющее большинство людей, которые никак не связаны с психологией и психиатрией, считаю все это блажью. По их мнению, лучшим лекарством от депрессии является работа, а это не так. Соответственно, и к послеродовой депрессии люди относятся как к женским капризам: „Ой, устала она, ты же дома сидишь, ничего не делаешь. Подумаешь, ребенок у тебя“. На самом деле это очень серьезное расстройство.

Предубеждение, конечно, есть, и работать с ним непросто. Потому что первые, кто замечает признаки [послеродовой депрессии], это все-таки близкие люди молодой мамы — муж, родители, братья, сестры, подруги. Если они пытаются приободрить ее только на словах на подобии „да соберись, ничего страшного, все через это проходили“, то это не сработает. Это может даже повредить: потому что, если все через это проходили, а она не может, то появляется еще и чувство вины. Депрессия и угнетенное состояние, когда физически не могу ничего сделать, усугубляется ощущением, что „я плохая мать, как-то не так отношусь к ребенку, чего-то не делаю, не люблю его и меня ничего не радует“. Это предубеждение опасно и для мамы, и для ребенка», — считает психолог.

Раздражение на ребенка: плохая мать или серьезное расстройство

В России традиционно высокие требование к женщине, носящий статус матери. Она не должна уставать, не должна жаловаться, не должна злиться на ребенка или плакать от беспомощности. В противном случае на нее вешают ярлык «плохая мать» — морально уничтожающий и без того эмоционально нестабильную женщину. Многие находят отдушину, увы, не в поддержке семьи и друзей, а в анонимным пабликах с закрытыми комментариями, где можно высказать накипевшее и не получить в ответ осуждение. Тем не менее, следует понимать: мать имеет право на чувства, в том числе негативные.

«Когда у мамы нет внутренних ресурсов и она истощена, любая потребность ребенка в ней будет вызывать злость. Возможно, сил нет настолько, что это может быть и отчаяние — „я не могу помочь своему ребенку, не уделяю ему достаточно внимание, не вовлечена эмоционально“. Это не про „плохую мать“, это отражение глубины расстройства. Повторюсь, в этом случае обязательно следует обратиться к специалисту.

Если врач не диагностировал депрессию, а поставил расстройство и усталость, то тогда стоит, по возможности, заняться терапией, походить к психологу и поработать над этими ощущениями — над чувством вины, над осознанием себя матерью. 99% обратившихся за помощью мам, действительно, не могу объективно оценить себя по вопросу „действительно ли я виновата перед ребенком или нет?“. Но, конечно, они ни в чем не виноваты. Чувство вины может быть как социально навязанным, так и следствием расстройства.

Знаете, после таких рассуждений вспоминается инструктаж, который проводится на борту самолета перед полетом: сначала наденьте кислородную маску на себя, потом на ребенка — я с этим полностью согласна. Сначала мама сама должна быть при ресурсе, по возможности в спокойном состоянии, тогда она сможет справиться», — добавила Юлия Бренькова.

«Матери ни в чем не виноваты»: признаки и опасность послеродовой депрессии

Тэги
Back to top button
Close
Close