Власть

«Вспыльчивая, импульсивная, неадекватная женщина». Зам Мокшиной охарактеризовал начальницу Росгвардии

С Алфии Мокшиной потребовали возместить ущерб

Прослушать новость:

На вчерашнем заседании в Октябрьском районном суде по делу Мокшиной допросили ее заместителя Алексея Прямова, который и сообщил о ее преступлениях в ФСБ. На допросе Прямов нелицеприятно отозвался о своем руководителе, и стало понятно, почему сотрудники Росгвардии не защищали своего патрона, а наоборот – скорее хотели от нее избавиться.

Во второй половине заседания, после обеденного перерыва, потерпевшие Александр Севостьянов и Ольга Равковская подали гражданские иски к Мокшиной, чтобы та возместила им ущерб в 27 и 23 тысячи рублей соответственно. Такие суммы они передали начальнице Росгвардии в качестве «взятки» (по их же словам). Решение по искам примут после вынесения приговора Алфие Рашитовне.

Допрос замначальника управления Росгвардии по Владимирской области по материально-техническому обеспечению занял более часа. В самом начале судья Юрий Евтухов спросил майора полиции, не испытывает ли тот к Мокшиной неприязненных отношений. Прямов ответил отрицательно. Однако уже в выступлении, а также в зачитанном протоколе допроса от 30 октября 2018 года давались негативные оценки личным качествам Алфии Мокшиной, из чего следовало, что неприязненное отношение к ней было не только у самого Прямова, но и у большинства сотрудников Росгвардии.

«Вспыльчивая, импульсивная, неадекватная женщина». Зам Мокшиной охарактеризовал начальницу Росгвардии
Алексей Прямов справа

Вот что рассказал о начальнице ее зам:

На заседании 30 октября 2019 года: «Такой стиль руководства вообще я считал неприемлемым. Хамоватость, наглость, все остальное к подчиненным сотрудникам, невзирая на звания, ранги, выслуги, все остальное. Авторитетом Мокшина не пользовалась. Это обусловливалось только страхом и все».

Допрос 30 октября 2018 года: «Начальника управления Мокшину могу охарактеризовать как вспыльчивую, импульсивную, неадекватную женщину. Имели место факты служебных проверок и привлечения сотрудников к дисциплинарной ответственности без серьезных на то оснований. Мокшина, не разбираясь, могла привлечь конкретное лицо по итогам служебной проверки к ответственности.

С сотрудниками вела себя по-хамски, применяла грубые, нецензурные выражения, обращалась с подчиненными, как будто со своей собственностью. Например, могла при младшем сотруднике в должности лейтенанта отчитать его начальника, полковника или подполковника, не скупясь на выражения, что вызывало негативную реакцию подчиненных. Данное обстоятельство не способствовало укреплению авторитета Мокшиной, наоборот, усиливало негативное отношение к ней как со стороны руководства, заместителей, так и со стороны других сотрудников.

Большинство сотрудников и начальников вынуждены были терпеть такое хамское, непрофессиональное и неуважительное отношение со стороны Мокшиной, ибо, находясь в служебной зависимости от нее, боялись ей перечить. Кроме того, у Мокшиной была вульгарная и грубая манера общения с подчиненными. Сотрудники постоянно находились в стрессовом состоянии, особенно после проводимых у нее совещаний и личных бесед.

Для Мокшиной существовало только одно правильное мнение – это ее личное. Она не любила тех сотрудников, кто пытался высказывать свое личное мнение, особенно если оно противоречило мнению Мокшиной. Отказать в исполнении приказа или указания Мокшиной было невозможно. Это никто из сотрудников не делал, т.к. ее боялись».

«Вспыльчивая, импульсивная, неадекватная женщина». Зам Мокшиной охарактеризовал начальницу Росгвардии

Далее выяснилась еще одна интересная деталь. Замом Мокшиной Алексей Прямов стал 24 апреля 2018 года. И ровно в тот же день он сообщил в ФСБ о готовящемся преступлении со стороны начальницы Росгвардии. До этого же Прямов работал замначальника управления вневедомственной охраны, т.е. был связан с потерпевшими Севостьяновым и Равковской. Свое решение сдать руководителя силовикам Прямов объяснил тем, что свобода, семья и работа были для него «гораздо дороже» одобрения и хороших отношений с Мокшиной.

«В период с 20 по 23 апреля 2018 года я обдумывал, взвешивал все сказанное мне Мокшиной. Я понимал, что то, что предлагает мне сделать начальник управления Росгвардии, – это преступление, т.е. она хотела моими руками собрать с подчиненных деньги, чтобы я передал их ей в качестве взятки за решение вопросов по непривлечению их к ответственности. Я также понимал, что противоправные действия Мокшиной напрямую затронут меня, я могу быть посредником в ее преступлениях.

Осознав факт соучастия в коррупционных действиях моего начальника, я решил срочно обратиться в компетентные органы, сообщить о готовящемся преступлении. Я прекрасно понимал, что, если я передам деньги в качестве взятки Мокшиной, я буду соучастником преступления. Решив для себя, что свобода, моя работа и моя семья мне гораздо дороже, чем благодарность по службе и хорошее отношение с начальством, я решил обратиться в УФСБ России по Владимирской области», – говорилось в допросе Прямова годичной давности.

«Вспыльчивая, импульсивная, неадекватная женщина». Зам Мокшиной охарактеризовал начальницу Росгвардии
Скриншот с сайта 33.rosgvard.ru

К слову, такой же позиции придерживался и другой зам Мокшиной Андрей Бодягин, с которого требовали 30 тысяч рублей. Он отказался передавать деньги, назвав это «наивысшей степенью наглости».

«Он не хотел принимать участие в коррупционных проступках нашего руководителя и незаконном сборе денег с подчиненных, а ее угрозы наказания в случае непередачи денег вообще оценил как наивысшую степень наглости, и что такого человека, который бесцеремонно тянул деньги с нас, нужно вовремя привлекать к ответственности», – сообщил Прямов следователю 30 октября 2018 года.

Также именно в допросе годичной давности постоянно упоминалось, что Алфия Мокшина намекала на взятки жестами, а деньги в разговоре называла «документами особой важности». При даче показаний в суде замначальника Росгвардии о жестах ни разу не упомянул.

Что касается самих взяток, то Мокшина, по словам Прямова, попросила его собрать деньги с начальников управлений вневедомственной охраны по Александровскому району Вадима Сильчихина (40 тысяч рублей), по Петушинскому району Сергея Кашутина (30 тысяч) и по Кольчугинскому району Сергея Просыпалова (5 тысяч рублей). Якобы Алфия Рашитовна установила «методику расчета»: за незначительные преступления – 5 тысяч, за серьезные – не менее 30.

«Вспыльчивая, импульсивная, неадекватная женщина». Зам Мокшиной охарактеризовал начальницу Росгвардии

Деньги Прямов, согласно его рассказу, передавал Мокшиной в два подхода: 3 мая – в служебном кабинете в управлении Росгвардии (положил в красную сумочку), 10 мая – у дома Мокшиной на улице Гастелло, 7-Г (в личном авто положил в черную сумочку с металлическим ремешком). В итоге указанных сотрудников как «отреагировавших правильно» к ответственности не привлекли. Правда, сам майор полиции считает, что его начальница создала эту ситуацию искусственно, чтобы вытянуть деньги с подчиненных.

Допрос 30 октября 2018 года: «Мокшина добавила, что ситуация с дисциплинарными наказаниями руководителей структурных подразделений управления ей была создана искусственно для получения с руководителей денежных средств».

Выступление 30 октября 2019 года: «Мокшина сказала то, что действительно будет проводить в отношении всех служебные проверки, кто не подчинится требованиям. Я это понял, что действительно было создано искусственно».

Вообще, за вычетом денежных средств, судя по допросу Прямова, большинство сотрудников Росгвардии остались только в плюсе: и выговор им не объявили, и от нелюбимого руководителя избавились.

Тэги
Back to top button
Close
Close