Бизнес

Нужна ли Владимирской области особая экономическая зона?

Счетная палата РФ и эксперты считают ОЭЗ малоэффективными

Прослушать новость:

Особая экономическая зона (ОЭЗ) — часть территории региона, на которой действует льготный режим предпринимательской деятельности, а также может применяться процедура свободной таможенной зоны. Регулируется Федеральным законом от 22 июля 2005 года № 116-ФЗ.

Цель создания особых зон довольно очевидна — привлечение инвестиций в регионы, развитие различных экономических отраслей и создание новых рабочих мест. «Островки свободы» должны были стать привлекательными для бизнесменов и предпринимателей.

Всего существует четыре типа ОЭЗ:

  • Промышленно-производственные (ППТ ОЭЗ);
  • Технико-внедренческие (ТВТ ОЭЗ);
  • Туристско-рекреационные (ТРТ ОЭЗ);
  • Портовые (ПОЭЗ).

Пока в России зарегистрировано всего 25 особых экономических зон, причем большая часть из них приходится на промышленные и туристские. По данным Минэкономразвития, за годы работы объем заявленных инвестиций составил 850 миллиардов рублей, вложенных инвестиций — более 260 миллиардов рублей.

Нужна ли Владимирской области особая экономическая зона?
Фото — russez.ru

В теории идея создания ОЭЗ звучит хорошо. Такие зоны существуют в США, Южной Корее, Беларуси, Китае и некоторых других странах. Но на практике, как это часто бывает, все оказалось не так радужно. Счетная палата РФ в 2018 году опубликовала доклад, согласно которому механизм ОЭЗ — неэффективен для отечественной экономики.

«По словам аудитора, одной из причин сложившейся ситуации является ненадлежащее исполнение Минэкономразвития, органами исполнительной власти регионов, а также управляющими компаниями возложенных на них полномочий по управлению ОЭЗ. Так, (на 1 июля 2018 г.) перечни объектов инфраструктуры не утверждены по 12 из 20 ОЭЗ, по которым заключены соглашения о передаче полномочий по управлению субъектам Российской Федерации. Создание и развитие ОЭЗ осуществлялось достаточно медленно, в том числе затягивались сроки строительства объектов инфраструктуры ОЭЗ, что в ряде случаев приводило к росту стоимости строительства».

Условно эффективными эксперты назвали лишь часть особых зон — в Татарстане, Липецке и Санкт-Петербурге, поскольку объем инвестиций резидентов существенно превысил объем вложенных средств федерального бюджета

Нужна ли Владимирской области особая экономическая зона?
ОЭЗ ТРТ Северокавказский туристический кластер

Во Владимирской области тоже давно планируется появление ОЭЗ промышленно-производственного типа — «Доброград-1» в Ковровском районе. В 2018 году региональные власти писали, что инвесторы хотят развернуть там производство пенополиуретана, мебельной и текстильной продукции, а также деталей для машиностроительного сектора.

Владимир Сипягин внес законопроект с предложением на 10 лет освободить от уплаты транспортного налога резидентов особых экономических зон. Аналогичная льгота действует сейчас в Татарстане, Калужской, Липецкой, Псковской, Самарской и Тульской областях.

Кроме того, предлагается снизить налоговую ставку на прибыль: первые семь лет — в размере 0% (начиная с периода получения первой прибыли), 5% — на последующие пять лет, 13,5% — в дальнейшем.

В октябре депутаты заксобрания проголосовали за оба законопроекта в первом чтении, но высказали свои замечания и опасения. В частности, это касалось защиты местных товаропроизводителей, которые платят налоги, но вряд ли смогут конкурировать с резидентами ОЭЗ. Представители регионального отделения ФНС обрисовали схему ухода от налогов, к которой могут прибегнуть нечестные предприниматели.

Нужна ли Владимирской области особая экономическая зона?
Владимир Сипягин

Бывший замминистра энергетики России Владимир Милов считает, что ситуация с особыми экономическими зонами очень похожа с территориями опережающего развития — по бесполезности для улучшения бизнес-климата в стране. Комментарий по этому поводу он давал еще пару лет назад, но, по его словам, и сейчас придерживается той же точки зрения.

Владимир Милов — бывший замминистра энергетики РФ, политик

«Это попытка расчистить какую-то отдельную территорию от высоких налогов и неработающих законов, но это не срабатывает, так как в целом никто в нашу систему не верит.

Мы могли это наблюдать на примере Сколково, которое изъяли из кучи наших репрессивных законов. Думали, что ученые туда потянутся, но все оказалось сложнее. До этого были особые экономические зоны в Ингушетии и еще где-то… Это неправильный подход — пытаться выдрать какую-то одну территорию из нашего общего российского контекста. Из контекста, где творится беспредел чиновников, доминирует монополия, где частный предприниматель оказывается зажат разными препонами и барьерами — у него нет возможности развиваться.

Это иллюзия, что вы сможете расчистить это пространство, а туда потянутся все бизнесмены. Потому что у вас точно так же потом появятся эти чиновники, которые захотят этот бизнес отжать, вы точно так же захотите защитить свои права и пойдете в суд, а вы знаете, как работает наш суд».

К слову, в пользу этого мнения говорит положение единственной территории опережающего развития во Владимирской области «Камешково», которая рискует потерять свой статус:

Нужна ли Владимирской области особая экономическая зона?
Светлана Орлова в технопарке «Камешково». Фото — пресс-служба администрации Владимирской области

«Территория опережающего социально-экономического развития „Камешково“ фактически не функционирует. По состоянию на 01.07.2019 зарегистрированные резиденты ТОСЭР г. Камешково отсутствуют, что создает риски нарушения соглашения с Министерством экономического развития РФ и утраты статуса ТОСЭР», — сообщает Счетная палата 33-го региона.

Нельзя наверняка утверждать, что такая же судьба уготована ОЭЗ в Ковровском районе, но 33-й регион, увы, не отличается инвестиционной привлекательностью, несмотря на многочисленные заявления бывших и нынешних властей.

Политолог Илья Гращенков тоже сомневается в эффективности любых особых зон, полагая, что успех ожидает лишь часть из них:

Илья Гращенков — политолог, гендиректор Центра развития региональной политики

«Экономические зоны — их называют то особыми, то свободными (ОЭЗ, СЭЗ и так далее) начали появляться в России еще в конце 90-х. Эффективными организационными формами, позволяющими обеспечить системное применение финансовых и административных инструментов для экономического развития, основанного на знаниях и инновациях, являются территориальные элементы инфраструктуры инновационной системы — такова логика создания ОЗ. Хотя практика их создания и опыт функционирования подобных территорий оказался неэффективным. Среди основных недостатки на этапе формирования таких зон: отсутствие четкого понимания целей и задач, массовая раздача льгот всем подряд, стремление местных властей к локальному самоуправлению зоной, отсутствие нормативно-правовой базы для их нормального функционирования.

Потом важно понимать, что за льготы даются резидентам? Если не говорить о таможенных льготах, то это в основном налоговые („каникулы“), финансовые, административные (упрощенные процедуры регистрации и т. д.). В основном, когда говорят об ОЗ, имеют в виду налоги. Но здесь важно понимать, кому и за что их спишут? За инновации, за подъем экономики? Тут то и появляются коррупционные и прочие факторы.

Поэтому, на мой взгляд, в России оправдан только один вид ОЗ — научных. Взаимная близость большого количества наукоемких предприятий на территории особых экономических зон дает возможность постоянного обмена новой информацией, полезными разработками. Это также удобно и для инвесторов, которым в таких условиях гораздо легче найти интересующую их компанию. Развивать такую зону в дальнейшем можно через систему кластеров.

Например фармацевтический кластер в Алтае вырос из ОЭЗ. Вообще на Дальнем Востоке особые экономические зоны развиваются достаточно динамично — на Камчатке, в Приморье и Хабаровске. Ну это все что связано с туризмом и наукой. Когда речь идет просто о том, чтобы кому-то списать налоги, то тут тяжело измерить эффект от такой процедуры».

Нужна ли Владимирской области особая экономическая зона?
ОЭЗ ТВТ «Иннополис». Фото — russez.ru

Отметим, что бизнес-среда в России удерживает статус не самой дружелюбной. Большая часть жалоб бизнесменов, направляемых уполномоченному по правам предпринимателей Борису Титову, приходится на уголовное преследование. Это по-прежнему популярный способ разрешения гражданско-правовых споров. Суды продолжают игнорировать законодательный запрет на арест предпринимателей. Ведение бизнеса в нашей стране называют небезопасным делом.

Тэги
Back to top button
Close
Close