ОбществоНа личном опыте

Как живут владимирцы после введения режима самоизоляции?

Расспросили представителей разных профессий о том, чем они занимаются дома и чего опасаются

Прослушать новость:

Уже несколько дней во Владимирской области действует режим самоизоляции, введенный указом губернатора Владимира Сипягина. В связи с угрозой распространения коронавируса жителям предписано не покидать места проживания или пребывания. Перемещаться по территории своего города или региона могут лишь некоторые граждане, например, работники предприятий непрерывного цикла. Остальным выходить на улицу можно только в исключительных случаях — чтобы купить продукты или лекарства, вынести мусор или погулять с собакой неподалеку от дома.

Мы пообщались с владимирцами и узнали, как они живут в новых реалиях, чем развлекают себя в условиях режима самоизоляции (если приходится его соблюдать) и какого развития событий опасаются. Имена некоторых героев материала изменены по их просьбе.


Мария, учитель биологии.

У нас в школе сначала были официальные каникулы, потом вот эта нерабочая неделя. Получается, мы вторую неделю не работаем. С детьми общаемся только в мессенджерах — Viber, WhatsApp. Со следующей недели должно начаться дистанционное обучение, поэтому собираем с детей адреса электронной почты, смотрим, какие будут каналы связи. Но будет это дистанционное обучение или нет, мы на сто процентов не знаем, ждем приказов. Непонятно, надо ли нам будет приходить в школу или мы сможем работать из дома. Предполагается, что я из дома или из кабинета будут отправлять задания ребятам, которые они должны выполнить и прислать ответы. А я их проверяю и в электронный журнал выставляю оценки.

Я считаю, что усваиваемость материала при этом снизится. Ребенок просто прочитает какой-то текст и ответит на вопросы — это легко. Другое дело, что где-то он что-то не понял до конца. Ответы он может написать при помощи родителей или интернета, правильно? Получается, что я поставлю хорошую оценку, хотя ребенок не до конца эту тему понял. А на уроке, когда я задаю вопросы, воспользоваться какой-то подсказкой нельзя.

Я не представляю себе, как дети будут сдавать экзамены. Потому что сейчас, в эти два месяца, у нас должна идти самая активная подготовка к ЕГЭ и ОГЭ. И понятно, что с учителем лучше готовиться, потому что он может проконтролировать, как дети усваивают тему. Это меня очень беспокоит. Вся эта ситуация нас выбила из графика подготовки, и непонятно, как будет дальше.

«Я не представляю себе, как дети будут сдавать экзамены. Потому что сейчас, в эти два месяца, у нас должна идти самая активная подготовка к ЕГЭ и ОГЭ. И понятно, что с учителем лучше готовиться...»

Я соблюдаю режим самоизоляции с того самого дня, когда объявили о нерабочей неделе. Перед этим сходила в магазин, купила продуктов. И вчера ходила до ближайшего магазина, он буквально через дом. У меня есть маски, причем закупленные давно — уже не помню, по какому поводу. Как оказалось, дома запас есть. Ну, естественно, есть салфетки влажные, мыло… Кстати, мыло теперь не только туалетное, но еще и хозяйственное достала, потому что считаю, что оно лучше убивает бактерии.

Дома я сейчас очень много и с удовольствием читаю. Потому что раньше не хватало времени, а сейчас — по полной программе отрываюсь. Зарегистрирована на всех сайтах типа ЛитРес, Литнет и так далее. Смотрю новинки, в интернет-библиотеках есть книги, которые можно читать бесплатно, пользуюсь этим.


Юлия Таева, детский фотограф.

Я работаю детским фотографом, снимаю выписки из роддомов, это мое основное направление. Конечно, введение режима самоизоляции на мою деятельность очень-очень повлияло. Единственное, на днях мне был звонок, спросили: «А вы можете снять нам выписку в пятницу?». Я удивилась, говорю: «Ребята, а вы не боитесь?». Они отвечают: «Ну, мы же около роддома, потом домой поедем…». Но я отказалась, потому что решила не рисковать. А вообще — все заказы отменяются и я людей понимаю. Ну что же, надо переждать.

Еще я работаю в студии, которую мы снимаем с другими фотографами. Естественно, там тоже все поотменялось. Помещение у нас находится в аренде, но владельцы нам пошли навстречу и дали арендные каникулы — на тот период, пока весь этот «апокалипсис» не закончится.

Я не офисный работник и у меня режим особо не поменялся. У меня бывало так, что я два-три дня на выездах, а так-то — дома, дома… Теперь тоже дома, но подольше. Скучать мне совершенно некогда, у меня нашлось очень много времени для уборки — никогда еще Пасха не была такой чистой, как будет в этом году. И так у всех, думаю. Плюс сегодня я так убиралась на кухне, что внезапно начала делать там ремонт. Все пообдирала, подготовила стены… Я давно собиралась, все материалы были закуплены, но руки не доходили. А сегодня вот дошли. И еще у меня в планах много чего. Нужно разобрать гардеробную, кроме того, младший ребенок у меня — школьник, у них сейчас начнется дистанционное обучение, будем этот вопрос решать. Старший ребенок учится в автошколе — будем с ним ПДД учить. Работы-то много!

«Когда весь этот ажиотаж начался и все стали скупать гречку, я немного посмеивалась, но все-таки кое-что купила. Только не гречку, а всякие средства для личной гигиены, моющие, чистящие…»

Когда весь этот ажиотаж начался и все стали скупать гречку, я немного посмеивалась, но все-таки кое-что купила. Только не гречку, а всякие средства для личной гигиены, моющие, чистящие. И сейчас я очень собой горжусь, потому что не нужно лишний раз выходить из дома, если, например, раковина засорилась. В самые последние дни перед карантином мне подвернулась возможность купить многоразовые маски. Их можно стирать и дезинфицировать. Еще я купила одноразовые хирургические перчатки, так что у меня все есть, в случае чего.

А насчет продуктов, то каких-то каш, макарон и прочих углеводов мы не закупаем, просто потому что не едим их. Питаемся в основном овощами и фруктами. И поэтому сейчас нам тяжело, ведь лишний раз в магазин не выйдешь. Еще смотрю, что многие люди начинают дома что-то усиленно готовить, пекут. Но так как я давно пытаюсь похудеть, то понимаю, что это очень опасное дело. Хотя когда в семье три мужика — муж и двое пацанов, понятное дело, нужно готовить. Если раньше кто-то в школе поест, кто-то на работе перекусит, то сейчас все дома и еды стало больше уходить.

Чего я боюсь в этой ситуации? Того, что она может затянуться. И я боюсь мародеров, мне кажется, мы не защищены в плане криминала. Честно говоря, я не боюсь заболеть, такого страха у меня нет. Но вот дефицита продуктов питания и спекуляции — да.


Алексей Шишкин, руководитель IT-компании

Я, наверное, отличаюсь от большинства людей, потому что считаю, что этот период может принести большую пользу. Наступило время, когда можно наконец-то остановиться. Потому что в бизнесе у меня бешеная движуха постоянно была, а сейчас все стало очень спокойно. И сейчас настало время смотреть по сторонам, чтобы понять, что происходит. У меня произошло какое-то прозрение, все встало на свои места — люди, которые окружают меня, отношения. Все стало максимально понятно. Прояснилось. Отделились зерна от плевел.

Я могу из дома нормально и эффективно работать, на меня это психологически не давит. Наконец-то занимаюсь в бизнесе тем, до чего у меня не доходили руки. Я себе скорректировал график, теперь у меня появилось больше времени, чтобы заниматься спортом. Делаю физические упражнения, на которые раньше не хватало времени.

По поводу еды — у меня есть определенный запас премиальных, так скажем, импортных продуктов. Просто я следил за курсом доллара и понял, что они подорожают, поэтому закупился. Плюс у меня есть большой опыт всяких походных и яхтсменских историй, всегда есть «на борту» запас еды. Ну и есть умение готовить еду из ничего. Я не переживаю.

«Скорее всего, это полностью поменяет и рынок, и нашу с вами жизнь. Все сферы, которые можно было перевести в онлайн, теперь туда и уйдут, потому что люди на период карантина туда очень плотно интегрируются…»

Да, непонятно, что будет в будущем, но мой посыл вполне позитивный. Надо понимать, что когда я родился, был развал Союза. Потом, когда я начал чего-то одуплять, — танки стреляли в Белый дом. Я вырос в 90-е и регистрировал свой бизнес в 2008 году. А потом был 2014-й. И сейчас — 2020-й. Я этих кризисов уже как минимум пять видел. Я считаю, что все будет нормально. Хотя то, что не все выживут в плане бизнеса, это факт.

Я считаю так — нет смысла переживать из-за того, на что ты не можешь оказать прямое влияние. Это новая ситуация, раньше она никогда не происходила. И логично, что последствия ее будут такими, о каких мы даже и не догадываемся. Скорее всего, это полностью поменяет и рынок, и нашу с вами жизнь. Все сферы, которые можно было перевести в онлайн, теперь туда и уйдут, потому что люди на период карантина туда очень плотно интегрируются. А мы привыкнем жить по-новому и адаптируемся.


Александр, строитель.

Нас всех сначала отправили по домам, но уже два раза пытались вывести на работу на один из объектов [на строительство многоэтажки]. В понедельник туда люди выходили на день, потом обратно всех по домам разогнали. Теперь снова собираются работать по каким-то там пропускам… Но я решил не ходить. Кто, в случае чего, берет на себя ответственность? Разумеется, никто. В итоге из 50 человек выходит 15, в основном из Собинки, Камешково, Коврова.

Площадка находится под открытым небом и даже обычной воды там нет, чтобы банально руки помыть. Если, не дай бог, кто-то заболеет, то просто сделают так, словно ты там никогда и не работал. Тебя просто используют как ресурс, чтобы заработать бабла.

За эти нерабочие дни нам никто платить не будет. Мы сейчас сидим дома, зная, что когда придет время получать зарплату, то мы ничего не получим. Вся эта идея с карантином как будто имеет цель расплодить нищету. Я не до конца верю во все эти официальные данные о заболевших коронавирусом. Все это неспроста происходит, мне кажется. А еще меня интересует законность этой самоизоляции. По моему, в законодательстве нет такого термина. И какими законами все это будет регулироваться, все вот эти штрафы, о которых пишут СМИ? Остановит меня полицейский на улице — что он мне скажет?

«Главный вопрос, который меня волнует: кто за все это будет платить? Вот я сижу дома. А жрать-то хочется каждый день. Поэтому — работать надо…»

На улице я бываю каждый день — мусор выбросить и в магазин неподалеку сходить. Куда-то дальше идти смысла нет, все закрыто. Маску не использую, просто мою руки, когда возвращаюсь домой. Но толпы людей в магазинах наблюдаю — не только в масках, но и в перчатках. На кассах стоят антисептики для покупателей.

Дома все время находиться очень неудобно. Все дела переделал в первый же день, приставка надоела, компьютерные игры — тоже. Что посмотреть, даже и не знаю. Просто слоняюсь из угла в угол, мешаю своей девушке, которая работает на удаленке. Еще есть готовлю, всякие вкусные блюда. До карантина я ходил в спортзал, но сейчас дома не занимаюсь. Как можно дома спортом заниматься? Отжиматься и пресс качать? Каждый день это не имеет смысла…

Главный вопрос, который меня волнует: кто за все это будет платить? Вот я сижу дома. А жрать-то хочется каждый день. Поэтому — работать надо. Зарплату же никто не заплатит. Как это все будет компенсироваться? Все эти обещанные пособия будут только для административных работников и госслужащих. Для простого населения, мне кажется, ничего не будет. И все это может привести к беспорядкам, как в Европе.

P.S. Вскоре после нашего разговора Александру позвонили с работы и сообщили, что с понедельника бригаду ждут на строительной площадке. Всем обещали выдать справки, разрешающие следовать до места работы и обратно.


Юлия, кондуктор автобуса.

Я пока работаю, но мой график изменился, потому что число рейсов стало меньше. Пассажиропоток уменьшился, люди по домам сидят — не рентабельно гонять автобусы. Естественно, это скажется на выручке и на моей зарплате. Нам сказали, что чуть-чуть побольше сделают процент по выручке, чтобы мы побольше получили. Но зарплата будет меньше обычной, это понятно. Где работодатель денег возьмет, у него же их тоже нет, выручку мы не привозим…

Каждый день нам выдают маски, перчатки, сухие и влажные салфетки. Еще выдают септик, чтобы обрабатывать салон автобуса. Его на мойке вечером обрабатывают, а мы несколько раз в день, после каждого рейса. Опрыскиваем, протираем поручни.

«Раньше пассажиров в масках почти не было, но сейчас основная часть все-таки их надевает. Ну и люди стараются по возможности соблюдать рекомендованную дистанцию…»

Раньше пассажиров в масках почти не было, но сейчас основная часть все-таки их надевает. Ну и люди стараются по возможности соблюдать рекомендованную дистанцию.

Лично я хотела бы и дальше работать, хотя нахожусь в зоне риска. Потому что иначе денег не будет. Да и проще как-то на работе, мозги заняты. А сидела бы дома — больше бы думала обо всем этом и переживала. Хотя заболеть я опасаюсь. Любая болезнь страшна, а тут даже лекарства нет.


Александр Аладышев, актер Владимирского академического театра драмы.

Пока я бы даже хотел, чтобы эта самоизоляция подольше продлилась. Потому что — никакой суеты, можно свое время регулировать, день расписан и ты спокойно занимаешься саморазвитием. Читаешь то, что хотел прочитать, смотришь то, что собирался посмотреть, делаешь то, что давно хотел сделать. Раньше откладывал, а сейчас — отличное время для всего этого. Поэтому, если честно, для меня это прямо полное совпадение с моими желаниями, как по личному запросу.

Какие-то репетиции в драмтеатре проходят онлайн. Так же можно общаться, делать какие-то проекты в интернете. Я вот, допустим, запустил проект со сказками — артисты записывают, как читают сказки для детей, и выкладывают видео в интернет. Наш театр организовал трансляцию спектаклей в соцсетях. Все это можно развить очень круто. В онлайн-режиме много чего можно делать. Единственное, иногда интернет бывает перегружен, наверное, потому что все сейчас записывают life-трансляции. Порой создается ощущение, что все их записывают, а не смотрят.

Продуктами сильно не запасался. Что-то купил заранее, а так — перешел через дорогу, зашел в магазин. Выходя на улицу, я надеваю маску, у меня есть несколько штук. Первые дни выезжал в лес, а теперь никуда не выезжаю. Я предпочитаю сейчас сидеть дома и всем это же советую. Мне кажется, что если бы весь мир две недели посидел дома, то это все закончилось бы гораздо быстрее.

«В онлайн-режиме много чего можно делать. Единственное, иногда интернет бывает перегружен, наверное, потому что все сейчас записывают life-трансляции. Порой создается ощущение, что все их записывают, а не смотрят…»

В этой ситуации я лично за себя особо не переживаю. Но есть переживания за родных и близких, в первую очередь — за маму, за мою тетю. Постоянно их прошу, чтобы дома сидели, потому что они в зоне риска. Также у меня есть знакомые, которые живут в Милане, в Израиле. Они мне про эту историю с коронавирусом начали рассказывать еще когда все только-только начиналось. У нас тогда к этому легко относились и даже с юмором. Но когда люди начинают рассказывать про своих знакомых 50-55 лет, которые умирают, как-то не до шуток становится. Самое главное, чтобы не заразилось большое количество людей и система здравоохранения смогла принять всех заболевших. Чтобы не пришлось врачам делать выбор, кого спасать, а кого — нет. Вот этого, конечно, хотелось бы избежать.


Валерий, администратор владимирского бара.

Все ужасно, на самом деле. Все очень плохо. Нас закрыли в прошлую пятницу. Причем не то что предупредили заранее, а просто пошли ночью с проверками, дабы выявить «злоумышленников», кто в 12 ночи не успел закрыться. Как всегда у нас в стране бывает, главное — заработать себе лишнюю галочку.

Мы распустили весь персонал в ночь с пятницы на субботу. Будут ли сотрудники кафе и баров получать за время «простоя» деньги — все зависит от руководства заведения. Политика везде разная, кто-то будет поддерживать работников финансово, кто-то заставит «за свой счет» написать заявления. Кому-то выплатят минималку, но что с ней делать?

Я уверен, что вся эта история скажется на отрасли. Во-первых, очень сильно пострадают кальянные. Под этот шумок, думаю, их могут вообще закрыть. Во-вторых, даже когда заведения откроются, у гостей не будет денег. Наша сфера, как и туризм, пострадает первой. Отсутствие конкурентов кому-то сыграет на руку, но когда это будет, через сколько месяцев? Поначалу всем будет очень тяжело. Выживут сильнейшие.

«Во-первых, очень сильно пострадают кальянные. Под этот шумок, думаю, их могут вообще закрыть. Во-вторых, даже когда заведения откроются, у гостей не будет денег…»

Сейчас я сижу дома, доделываю ремонт — давно обещал жене. В этом плане у меня все хорошо, мне не скучно. Нет, ну денек я повалялся, конечно. Даже два. А потом делами занялся. В магазин хожу регулярно, потому что постоянно что-то кончается — молоко, например…

Кстати, по поводу масок. С ними вообще проблема! Было предписание Роспотребнадзора, еще до закрытия заведений, которое обязывало сотрудников общепита ходить в масках. А их тупо негде купить! В итоге нашли детские, они оказались такого же размера, как и взрослые, но с веселеньким рисунком. В них и работали в последнюю неделю. И еще было предписание по поводу антисептиков. Но их, во-первых, фиг где найдешь — нужны были литровые, а во вторых, к ним должен был прилагаться сертификат качества. Не каждая аптека такой дает!

Чего меня пугает? Неизвестность, конечно. Неопределенность — сколько все это продлится. Если это продлится больше полутора месяцев, то подняться будет сложно. И команда может разойтись. Идти некуда, конечно, но тем не менее…


Дмитрий Павлов, депутат горсовета Владимира.

Во-первых, всем городским депутатам было рекомендовано все личные приемы оставить до лучших времен, до окончания этого антивирусного режима. Во-вторых, вы, наверное, знаете, что на предыдущем заседании горсовета мы приняли упреждающую меру на случай полного карантина — можно будет проводить голосование опросным методом. Третий момент — сейчас повестка дня у людей резко изменилась, все говорят только об этом вирусе, соответственно, ведется разъяснительная работа касаемо этой тематики, вплоть до использования личных соцсетей.

Лично я соблюдаю режим самоизоляции на 99 процентов — в том плане, что приходится выходить в магазин и выносить мусор. Я не закупался ни гречкой, ни масками. У меня в личной аптечке есть три маски, я раз в неделю хожу в магазин, ну и вот — на месяц мне хватит, практически. Также прекратил пользоваться лифтом, потому что это закрытое пространство, уверенности в том, что оно идеально чистое, нет. Хожу исключительно по лестнице вверх и вниз. Плюс это хоть какая-то физкультура в наше время.

«Также прекратил пользоваться лифтом, потому что это закрытое пространство, уверенности в том, что оно идеально чистое, нет. Хожу исключительно по лестнице вверх и вниз. Плюс это хоть какая-то физкультура в наше время…»

Как и все люди, я опасаюсь за себя, своих родных и близких — это очевидно. Еще меня настораживает то, что я не могу быть уверенным в точности и оперативности той информации, которую доносят до жителей областные власти через свои каналы. Хотелось бы, чтобы эта информация была достоверной и оперативной, а не двух-трехдневной давности. Еще я опасаюсь за нашу экономику. Если мы с вами, производящие что-либо и оказывающие какие-либо услуги, будем и дальше сидеть дома, то, естественно, ни о каком экономическое росте разговаривать не придется. Говорить придется совсем о других вещах с другим вектором. И чем лучше мы сейчас будем соблюдать режим вот этой самоизоляции и поддерживать друг друга, тем быстрее эта ситуация закончится и мы вернемся к прежнему образу жизни.


Наталия Фельдман, психолог и сотрудник Информационного центра по атомной энергии г.Владимира.

Совсем самоизолироваться у меня не получается, потому что иногда приходится выходить в магазин. Но в целом — да, я вторую неделю соблюдаю домашний режим, потому что на прошлой неделе нас уже перевели на удаленную работу. Тогда, конечно, еще можно было выходить, ходить в спортзал, без которого мне сейчас грустно. Но вообще это один из привычных для меня режимов. Иногда получается, что я в отпуске, на улице погода плохая и нужно срочно что-то прочитать, проверить, поправить… И я так же сижу несколько дней дома и работаю.

Когда нас перевели на удаленную работу, я думала, что наконец-то разберу все шкафы — я об этом с осени мечтаю. Но не получилось пока. Потому что у меня удаленная работа, связанная с текстами, и я на прошлой неделе активно работала почти все время. Помимо этого я написала одну научную статью, одну научно-популярную статью. На этой неделе я тоже сижу и пишу одну большую работу… Зато я с большим удовольствие готовлю сейчас блюда, которые любят мои домашние, и всем хорошо.

Если я иду в магазин, то маску надеваю перед входом туда. На улице, думаю, и без нее можно, поскольку прохожих мало, никто на меня не чихает и не кашляет. А в магазине она нужна, в том числе, и для успокоения людей. Когда окружающие видят, что ты в маске, им спокойнее.

«Главное, что нужно сделать, это переключиться с ощущения несчастной жертвы обстоятельств на позицию деятеля. Спросить себя: «А что я могу сделать в предлагаемых обстоятельствах?». Даже если ответ на этот вопрос будет «Лечь и поспать», то это тоже хороший ответ…»

Из-за чего у людей начинается паника, ощущение беспомощности или протест? Из-за того, что карантин начинает восприниматься как контроль или ограничение собственной свободы. Но надо помнить о том, что это, во-первых, не навсегда. А во-вторых, это вопрос не месяцев, я надеюсь, а недель. Вспомните, когда на улице дурацкая погода и не хочется выходить. Или когда кто-то из членов семьи болеет, а вы остаетесь дома, чтобы за ним ухаживать… Когда мы сами себя ограничиваем в передвижениях, мы же так не страдаем. Главное, что нужно сделать, это переключиться с ощущения несчастной жертвы обстоятельств на позицию деятеля. Спросить себя: «А что я могу сделать в предлагаемых обстоятельствах?». Даже если ответ на этот вопрос будет «Лечь и поспать», то это тоже хороший ответ. Чем бегать по дому, тревожиться, читать новости и чатики, в которых предлагают есть лимон с имбирем, лучше поспать. Или посмотреть фильм, поболтать с домашними, может быть, наоборот, оставить их в покое, пусть занимаются чем хотят.

Конечно, я тоже переживаю, например, о том, как там дела у родителей. Но вроде бы они ничего, справляются. Конечно, когда мне понадобилось перемещаться по городу, я думала — а как я поеду, а вдруг там будут задерживать и какие-то санкции применять. Ну, попереживала немножко. Но в целом же — не война, до магазина дойти можно, до аптеки, волонтеры помогают пожилым людям, продукты им приносят, лекарства. Все равно жизнь как-то идет в городе.

Если подумать о том, что же будет дальше, то тут переживаний больше, потому что больше неопределенности. Одна из главных проблем — экономическая, и я говорю не о стране в целом, я не эксперт, а, например, о кофейнях, к которым я уже привыкла. Выживут они, не выживут… Хочется их как-то поддержать, но как — непонятно. Я думаю о людях, которым будет сложно выбираться из этой ситуации. Но, опять же, поскольку вот сейчас я ничем помочь не могу, будем ждать, когда карантин закончится, и тогда уже посмотрим.


Олег, врач одной из городских больниц.

Мы ходим на работу как и раньше, все дежурства по плану. Единственное, каждый раз нам говорят, что в случае заражения или контакта с зараженным мы с работы не уходим, а остаемся жить в больнице. А как иначе? По закону, если ты был в контакте, тебя нужно изолировать. Вот на работе и изолируют сразу.

Плановые госпитализации отменили, но пациенты в больнице все равно есть, не все же планово к нам попадают. Может, на 15-20 процентов меньше людей стало. Паники нет, все спокойно, все с пониманием относятся. И привыкли к карантину — посещение ограничено, контактов с внешним миром нет, за исключением телефона. Все ходят в масках. Так как ты постоянно с кем-то контактируешь, то постоянно обрабатываешь руки, и кожа начинает сильно шелушиться. Но это такие, бытовые нюансы.

«Оставаться сейчас дома — это то, что могут сделать люди. Я не являюсь сторонником теории, якобы этот вирус кто-то выдумал, чтобы как-то отвлечь население и обмануть. Нет, все это действительно происходит…»

Нам выдают справки, которые разрешают ездить на работу и обратно. Сначала одни справки выдавали, потом другие — пока единый образец утверждался. Вообще, сейчас удобно на работу ездить, утром в городе как будто в выходной, никого нет, дороги свободны.

Детей не видел уже две недели, они в деревне. Родители тоже там, общаемся по телефону. Жена у меня врач, она в городе и тоже продолжает работать. В магазин хожу в маске и перчатках, всем своим видом подаю людям пример, чтобы они тоже так поступали.

Определенные опасения есть — как тут все будет. Понятно, что у нас много чего делается, по сравнению с тем, как было в Европе, где людей вирус врасплох застал. Но очень не хочется, чтобы у нас массовое поступление пациентов было.

Оставаться сейчас дома — это то, что могут сделать люди. Я не являюсь сторонником теории, якобы этот вирус кто-то выдумал, чтобы как-то отвлечь население и обмануть. Нет, все это действительно происходит. В Испании и Италии ежедневно сотнями хоронят людей. И чтобы у нас здесь этого не было, я рекомендую делать то, что просят — на время самоизолироваться. А вот как долго это все будет, я не могу предсказать. Это же не непогоду пересидеть. Надо запасаться терпением…

Тэги
Back to top button
Close
Close