Жизнь

Владимирские власти не знают, кто такие велосипедисты и зачем им велодорожки

Во Владимире нет вменяемой инфраструктуры для велосипедистов

Если выехать на велосипеде из микрорайона ЮЗ-8, то за 40 минут в неспешном темпе можно доехать до улицы Безыменского, побывав попутно в Центральном парке. Дорога займет меньше времени, чем путешествие от крайней до крайней точки маршрута на общественном транспорте.

На всем пути велодорожка встретится лишь однажды − в парке. У нее даже есть отдельное освещение, но желающему проехать из одного конца города в другой она не нужна − она находится не там, где удобно ехать и она слишком узкая, чтобы ехать по ней было комфортно. Именно по этому велосипедисты в парке чаще ездят по пешеходным тротуарам. Часть тротуаров в парке разметили для велосипедистов − стало гораздо хуже. Детям никто не объясняет, для чего сделана разметка, в итоге вероятность наезда на пешехода становится выше.

Владимирские власти не знают, кто такие велосипедисты и зачем им велодорожки

С остальными велодорожками в городе проблема та же − они не построены для того, чтобы ехать из одной точки в другую, с работы домой или из дома в магазин. Велодорожки, по задумке властей, нужны для неспешных велосипедных прогулок в час досуга. Велосипедистам же они в таком качестве не нужны − они и без велодорожек найдут, где покататься ради развлечения.

Во владимирской администрации и дальше планируют развивать велодорожки в не сильно удобных для велосипедных прогулках городских парках. Уже в этом году треком для велопрогулок может обзавестись парк Добросельский.

«В настоящее время в рамках реновации парка «Добросельский» там уже в текущем году будут устроены велодорожки. Также сейчас реализуется проект создания велодорожек на участке ул. Соколова-Соколенка (срок реализации — 2020 год). В дальнейшем планируется «закольцевать» эту велодорожку с аналогичными на ул. Комиссарова, Суздальском проспекте и ул. Куйбышева. Темпы создания велодорожек будут зависеть от возможностей бюджетного финансирования и данных об их востребованности среди населения», − сообщили в мэрии ПроВладимиру.

Владимирские власти не знают, кто такие велосипедисты и зачем им велодорожки

При увеличивающемся из года в год трафике отсутствие внятной инфраструктуры и замена ее на велодорожки «для галочки» могут обернуться ростом ДТП. Пока что на общем фоне аварийности рост аварий с велосипедистами находится в рамках статистической погрешности. В 2016 году в городе зафиксировали 11 таких аварий, в 2017 − также 11, в 2018 − 19, в 2019 − 16, в 2020 − уже 18. В этом году в результате ДТП погиб один велосипедист, 12 − пострадали. В пяти случаях дело ограничилось материальным ущербом.

В ГИБДД рассказали, что в подавляющем количестве случаев таких ДТП граждане пересекают пешеходные переходы не слезая с велосипеда. Такое поведение подпадает под административные правонарушения. С начала года на велосипедистов составили 98 административных протоколов.

Для тех, кто добирается на работу на велосипеде, велодорожка нужна, чтобы отделить себя от пешеходного потока и от движения машин. Часть выбирает езду по автомобильной трассе, часть − по пешеходным дорожкам.

Владимирские власти не знают, кто такие велосипедисты и зачем им велодорожки

Основная проблема для тех, кто боится ехать по проезжей части − наличие большого количества бордюров, сделанных не только в нарушение правил, но и против артикулируемого властями принципа безбарьерной среды. Организация велосипедного трафика, рассказывает основатель владимирского сообщества «33 велосипеда» Антон Соколов, должна быть такой, чтобы старшему поколению было удобно проехать на велосипеде из дома в магазин за продуктами.

Владимирские власти не знают, кто такие велосипедисты и зачем им велодорожки
Антон Соколов

По большому счету, для подготовленных и спортивных велосипедистов отсутствие в городе инфраструктуры если и мешает, то не становится непреодолимым препятствием.

«Велосипедистам не нужны «маршруты для покататься». Уж что-то, а покататься все найдут где и как. Нужны именно пути, которые соединяют в городе точки интереса «дом» − «работа» или район с работой. Например, около Точмаша есть дорожка вдоль речки, которая затем идет через гаражи и выходит в Добром. Этот маршрут − самый простой, особенно, для тех, кому нужно попасть на Безыменского. Его можно назвать своеобразной велодорожкой по факту. Если в теплый день там стоять, то велосипедный трафик там возможно сравним с пешеходным. Для пешеходов дорога не особо нужна, но для велосипедистов − очень нужна. Таких дорог в городе не хватает, которые бы соединяли район с районом. По сути, ты выезжаешь от Доброго и до Бассейна не контактируешь ни с пешеходами, ни с машинами. Тебе никто не помешает, тебя никто не трогает и это безопасно. Этот пример показывает, что велосипедные пути нужны», − рассказывает Антон Соколов.

Формальный подход к устройству велодорожек как-будто для отчетности приводит к тому, что эти самые дорожки ведут из ниоткуда в никуда.

«Если мы возьмем кусок на проспекте Строителей. Там аж двухсторонняя велодорожка. Обыватель посмотрит — прекрасная велодорожка. По факту же − крайне неудачное место и было довольно глупо ее там наносить, потому что, во-первых, это огромный кусок широкого асфальта − а это автоматически означает, что все, кто живут в этом районе, ведут своих детей туда кататься на роликах. Велосипедисту эта велодорожка там мешает.

Во-вторых, с одной стороны дорожка заканчивается у Факела, а с другой стороны упирается в палатки сезонной продажи овощей. То есть, даже если представить, что ты едешь по велодорожке, тебе комфортно и ты разгоняешься, то в итоге упираешься в бабушку с помидорами. Это достаточно глупо. Тем более, что рядом там дорога-дублер. Учитывая, что на ней почти не паркуют машины, можно было бы на ней по голландскому варианту нарисовать две пунктирные линии по бокам дороги. Обозначается, что машины едут по центру. Если им надо разъехаться, они разъезжаются, но в остальное время едут по центру, потому что по бокам место для велосипедистов. Это мог бы быть нормальный вариант, но нарисовали как нарисовали».

Владимирские власти не знают, кто такие велосипедисты и зачем им велодорожки

Пример еще лучше: поставленный явно «от балды» знак для велосипедистов около главного корпуса ВлГУ рядом с велодорожкой, отъеденной от и без того неширокого тротуара. Сам тротуар находится в состоянии Воронежа после бомбежки. Инфраструктурно в этом месте сделано все, чтобы велосипедист либо нарушил правила дорожного движения, либо плюнул на затею кататься на велосипеде.

Владимирские власти не знают, кто такие велосипедисты и зачем им велодорожки

«Мэрия не привлекает специалистов, они просто смотрят, что можно что-то на тротуаре нарисовать и вроде так будет хорошо. С тем же знаком, который, кажется, поставили в прошлом году. Они воткнули знак «велодорожка», а по факту там разбитый тротуар, который лет десять никто не менял. Если там кто-то поедет, то совсем от отчаяния. В итоге с точки зрения ПДД тебе нужно ехать по разбитому тротуару, потому что если есть знак, то ты не имеешь права ехать конкретно в этом месте по дороге, у тебя для этого есть велодорожка. Но, учитывая, что нет знака окончания велодорожки, на следующем перекрестке можно уже выехать на дорогу».

Владимирские власти не знают, кто такие велосипедисты и зачем им велодорожки

Ежегодно количество велосипедистов увеличивается. Это регистрируют и в мэрии, и в ГИБДД. Правда, ни там, ни там замеров интенсивности велопотока не делают и не дают примерной оценки количества велосипедистов. То есть, власти не только не обладают квалификацией и достаточной интуицией для устройства велосипедной инфраструктуры, но и не представляют, кто такие велосипедисты и сколько их в городе. Среди вариантов, которые предлагают сами велосипедисты − сделать во Владимире выделенную полосу для общественного транспорта.

«Делить дорогу с пешеходами − плохой вариант. Все равно будут мешать. Подростков не научишь ехать по велодорожке такой. По-хорошему, нужно отбирать место у дороги, но с автомобилистами ты особо не поспоришь. Есть такой вариант: у нас по закону можно по автобусным полосам ездить. Если бы на проспекте Ленина сделать выделенную полосу для автобусов, то по факту велосипедный трафик можно было бы согнать туда. Кто-то скажет, что они бы мешались автобусам, но на самом деле велосипеды в этом месте едет быстрее, чем автобус. Это все решается такими вариантами. Должен сесть специалист, где-то подрезать, где-то добавить. Где-то нужно кардинально переделать улицы. С другой стороны, проспект Ленина довольно широкий, можно было бы забрать полметра с краю. Останется проблема с остановкой и нужно переделывать ливневки, потому что делают их ужасно и опасно для велосипедистов. Куда не плюнь, везде нужна планировка и переделка − полосочками не обойдешься», − считает Антон Соколов.

Еще одним логичным вариантом решения проблемы кажется планирование велодорожек на этапе проектирования новых территорий. Но и здесь, как и с комплексной застройкой, мешают две вещи: то одно, то другое. Во время проектирования Лыбедской магистрали официальные лица не раз заявляли о том, что вдоль трассы появится велодорожка. По факту, все как всегда.

«У меня брали интервью, чуть ли не в 2013 году, и в этом же видео другой спикер из администрации говорит, что все будет замечательно, все будет построено, деньги будут освоены. По факту, ничего нет».

Когда во Владимире появятся нормальные велодорожки? Видимо, для этого должны совпасть сразу несколько факторов: в мэрии должен оказаться специалист, понимающий, кому и для чего нужны велодорожки. На федеральном уровне должны быть подкрепленные деньгами сигналы о необходимости развития в стране велодвижения, а лучше, нацпроект или подпрограмма в нем, поддерживающая строительство инфраструктуры.

Back to top button