Власть

Глава владимирской Росгвардии Мокшина произнесла последнее слово

27 августа состоится оглашение приговора

27 августа в Октябрьском районном суде прошло заседание, на котором заслушивалось последнее слово отстраненной от исполнения служебных обязанностей начальницы владимирской Росгвардии Алфии Мокшиной. Напомним, ее обвиняют в мошенничестве с использованием служебного положения, в причинении значительного ущерба потерпевшим — Ольге Равковской и Александру Севостьянову, в приготовлении к получению взятки, в получении взяток в значительном размере по двум эпизодам и мелком мошенничестве.

Последнее слово Алфии Мокшиной заняло чуть более 20 минут — глава владимирской Росгвардии рассказала о себе, о сделанных ею выводах и о том, как уголовное преследование повлияло на ее семью. Речь получилась эмоциональной — несколько раз Алфия Рашитовна замолкала, чтобы вытереть слезы, ее голос и руки дрожали.

Во вступлении Мокшина в очередной раз указала — дело под названием «Коррупционер — стяжатель» шито белыми нитками сотрудниками ФСБ и следствием. Она настаивает, что за 35 лет работы не нажила богатств, только семью и хронические заболевания:

«Как объяснить в последнем слове то, что этот „стяжатель“ за отданные верой и правдой государству и обществу 35 лет жизни в виде службы на различных должностях, из ценностей нажил только дочь и внучку, при этом никаких иных ценностей: ни денег, ни дач, ни машин, ни квартир, ни золота с бриллиантами, ни в России и ни за её пределами не „приискал“, а заработал лишь ряд хронических заболеваний. Как рассказать о событиях, имевших совсем иное содержание, когда с одной стороны находится целая государственная машина с ее механизмом применения права, маховик которого остановить невозможно, а с другой стороны — песчинка, пусть это и человек со своими болями и страхами, своей ментальностью и верой, своим представлением о добре и зле…»

Мокшина призналась, что ей следовало выстраивать отношения с подчиненными иначе — держать дистанцию и доверять только себе. Кроме того, размышления над своей судьбой привели ее к выводу, что возможно руководящие должности в Росгвардии не для женщин. По словам подсудимой, ее начали разрабатывать не в связи с ревизионной проверкой, а сразу после прибытия во Владимир:

«Ведь меня начали „разрабатывать“ не в связи с проводимой ревизионной проверкой, а значительно раньше. Сотрудники ФСБ закинули свои сети сразу, как только я появилась во Владимире, и стала изучать проблемные вопросы ОВО, связанные с теневыми финансовыми потоками. Правда, в отношении меня они так ничего и не „накопали“. Неловко вспомнить, но в поисках „компромата“ сотрудники ФСБ „копались и в моем нижнем белье“, и пытались уличить меня в излишнем расходе бензина на служебной машине, и Бог весть в чем еще».

Мокшина отметила, что требование прокурора лишить ее воинского звания полковника резануло ее не меньше, чем предполагаемый срок заключения под стражу. Алфия Рашитовна подчеркнула — она офицер и никакие обещанные преференции не заставят ее признать вину в том, чего она не совершала.

Глава владимирской Росгвардии Мокшина произнесла последнее слово

Своему назначению начальником регионального управления Росгвардии Мокшина обрадовалась и одновременно с этим испугалась. Она также рассказала, что практически сразу после ее задержания, в доверительной беседе ей предложили огласить негативную информацию о тогдашнему губернаторе Светлане Орловой.

«Каким „совпадением“ в кавычках можно объяснить тот факт, что после моего задержания и ареста незамедлительно, словно будучи заранее подготовленными, отреагировали политтехнологи, связавшие мое задержание с критикой губернатора Орловой Светланы Юрьевны, после чего предвыборный политический рейтинг Светланы Юрьевны резко обрушился?

А можно ли считать совпадением тот факт, что через несколько часов после моего задержания мне во время „доверительной беседы“ тет-а-тет было предложено „совершить обмен“ моего ареста на негативную информацию в отношении губернатора Владимирской области и руководителя Росгвардии РФ?».

Уголовное преследование сильно ударило по семье, считает Мокшина. Из близких у подсудимой дочь и маленькая внучка, которые столкнулись с прессингом и угрозами со стороны разных людей.

Начальница владимирской Росгвардии поблагодарила всех честных сослуживцев-коллег, поддержавшие ее организации и СМИ, которые «за подробное и неравнодушное освещение этого судебного процесса».

Полный текст последнего слова Алфии Мокшиной читайте ниже.

Back to top button