Жизнь

Подельница Хвостова раскрыла строительные недостатки школы в 8-ЮЗ

Проект учебного заведения вызывал вопросы

Качество строительства школы №49 в микрорайоне 8-ЮЗ города Владимира по-прежнему вызывает много вопросов. Учебное заведение строилось в авральном режиме, исполнение контракта затянулось на девять месяцев, а на сайте госзакупок до сих пор нет отметки о сдаче работ. К этому добавляется шлейф историй, связанных с деятельностью подозреваемого в коррупции бывшего вице-губернатора по строительству Дмитрия Хвостова.

На заседаниях в Ленинском районном суде уже не раз упоминалась школа в 8-ЮЗ. Сначала выяснилось, что ее возведение курировала посредница экс-зама Орловой во взятках Наталья Соловьева, родная сестра Игоря Козырского. За это ей назначили зарплату в 120 тысяч рублей в месяц. Позже гособвинение озвучило данные, что ФСБ подозревала Хвостова в хищении бюджетных средств на госконтрактах. По версии силовиков, деньги нелегальным образом выводились через «КБ Нефтяной альянс». И действительно, часть средств первоначальному генподрядчику строительства школы в 8-ЮЗ – московской компании «Главпромстрой» – перечислили на счет в этом банке.

Подельница Хвостова раскрыла строительные недостатки школы в 8-ЮЗ
Наталья Соловьева

3 октября всплыли новые подробности этого процесса. На заседании были прослушаны записи телефонных разговоров Натальи Соловьевой с родителями. Соловьева сообщала, что будет курировать строительство школы в 8-ЮЗ. На вопрос мамы, хороший ли проект, та ответила скептически. По словам подельницы Хвостова (которая все же имела опыт строительства школ и понимала в этом), учебное заведение строили из силикатного кирпича с тонкими стенами.

Мама: Проект-то хороший?

Соловьева: Ну так себе, все экономят.

Мама: А че они такой, ты говоришь, не ахти школа?

Соловьева: Ну, из силикатного кирпича, мам. В один кирпич, стенка тонкая. С утеплителем снаружи и с отделкой снаружи. Я сейчас с ними разговаривала: ну а че – нет нормального кирпича, с нормальной толщиной стенки нельзя было сделать? Ну, вроде как первоначально был, а сейчас все посокращали.

Мама: Так холодно будет в школе-то.

Соловьева: Да не, не будет. Там снаружи же утеплитель будет. Ну, знаешь, школа строится не на пять же лет, не на двадцать лет. Уж построили бы из нормального кирпича.

Заметим, что белый силикатный кирпич, из которого и строили школу в 8-ЮЗ, считается самым дешевым стеновым материалом. Изготавливается он из воздушной извести и обладает высоким коэффициентом теплопроводности, поэтому стены из него нужно делать толстыми. Однако корпуса 49-й школы имеют стены фактически в 1-2 кирпича. Справится ли с теплоизоляцией слой утеплителя снаружи, покажет уже первая зима.

В другом разговоре Наталья Соловьева поведала родителям, что на объекте будет получать зарплату в 120 тысяч рублей – вдобавок к тем 30 тысячам, что ей платили в «Вертикали» Шамова. Соловьева заметила, что завышать требования не стала – «это все-таки Владимир, не Москва», но порадовалась, что «Дмитрий Анатольевич за моей спиной», или, как она его называла, «Димка».

«Видишь, Димка вчера сразу предупредил – не ниже 120. 150. Сейчас мы разговаривали, спрашивали – на какую зарплату? Я говорю: ну, не ниже 120. Она говорит: да-да-да, это достойно. Я говорю – ваши предложения, можно и 150. Но я говорю, я не буду задираться, потому что это все-таки Владимир, не Москва», – рассказала Наталья Соловьева маме.

Подельница Хвостова раскрыла строительные недостатки школы в 8-ЮЗ

Приводим выдержки из разговоров подельницы Хвостова с родителями.

Соловьева: У меня теперь новая работа.

Мама: Ну че, Игорь бутылку требует?

Соловьева: Да нет, ничего не требует. Да предварительно обговорили, завтра уже поеду. Я сказала ему: я маме с папой сказала, что на работу. А оклад сказала – я говорю, да, сказала. Так что…

Мама: Ну правильно, а че скрывать-то. Мы же радуемся. Переживаем без конца.

Соловьева: Я потому и это, ему сказала.

Мама: А как же ты будешь ту работу выполнять, где 30 тысяч?

Соловьева: А там раз в неделю, раз в месяц зайдешь. Сейчас документы приготовим, главное – чтобы они перечисляли. Вот и все. Так что не переживай, сделаем.

Мама: Там и главный инженер тоже будет какой-то по строительству?

Соловьева: Ну естественно. Не переживай.

Мама: Ну, ты считай главная там?

Соловьева: Ну да. Буду руководить проектом, ну, стройкой.

Мама: Хоть построй нормально, чтобы дети действительно получили школу.

Соловьева: Естественно.

Мама: Проект-то хороший?

Соловьева: Ну так себе, все экономят.

Мама: На сколько человек?

Соловьева: Ну, там школа на 1200.

Мама: Трехэтажная или двух?

Соловьева: Два корпуса четырехэтажных, там между ними здание, соединяется она, такая буквой Н, и еще отдельно спортивный зал – ну, он тоже, переход в него есть. Ну и, естественно, спортивная площадка, вот это вот все.

Подельница Хвостова раскрыла строительные недостатки школы в 8-ЮЗ

Мама: Четырехэтажные школы я уже не видела.

Соловьева: Четырехэтажное, да.

Мама: Ты хоть во всем разобралась?

Соловьева: Ну, разбираюсь. Да еще документов нету толком никаких. Ну, сейчас начну, потихоньку будем разгребать.

Мама: Несколько дней? Че разгребать-то?

Соловьева: Там буду разгребать.

Мама: А то ты за это деньги получаешь. Ну там, наверно, и премия какая-то будет.

Соловьева: Ну, не знаю. Не будем на это рассчитывать, потому что смета очень жесткая, сама знаешь. Составлена смета 2014 года, будем 2016-2017 год строить, так что…

Мама: Два года строить будете школу?

Соловьева: Да, там объем большой. А мне-то какая разница, хоть три.

Мама: Это конечно. Но все-таки торопятся со строительством школ.

Соловьева: Не, ну там же рассчитано все. Два года.

Мама: Срок сдачи рассчитан, да?

Соловьева: Да-да.

Мама: А че они такой, ты говоришь, не ахти школа?

Соловьева: Ну, из силикатного кирпича, мам. В один кирпич, стенка тонкая. С утеплителем снаружи и с отделкой снаружи. Я сейчас с ними разговаривала: ну а че – нет нормального кирпича, с нормальной толщиной стенки нельзя было сделать? Ну, вроде как первоначально был, а сейчас все посокращали.

Мама: Так холодно будет в школе-то.

Соловьева: Да не, не будет. Там снаружи же утеплитель будет. Ну, знаешь, школа строится не на пять же лет, не на двадцать лет. Уж построили бы из нормального кирпича.

Мама: Может че поменяют или нет?

Соловьева: Не, уже не поменяют.

Подельница Хвостова раскрыла строительные недостатки школы в 8-ЮЗ

Другой разговор.

Соловьева: Буду руководителем проекта по строительству школы с зарплатой 120 тысяч рублей.

Отец: Ох Мама Мия. Это с какого числа?

Соловьева: С завтрашнего дня приступаю. Сегодня была, все посмотрела. То, что Ванга до января сказала на 50 тысяч, теперь меня взяли те, кто будет строить, на 120. Ну все, с завтрашнего дня выхожу руководитель проекта по школе, по строительству, 120 тысяч зарплата.

Мама: Ну хорошо, дай Бог. Тебя уже утвердили?

Соловьева: Да, все, завтра выхожу. Я сегодня вот встречалась полдня, посмотрели, поговорили. Так что вот такие дела. К 8:00 поеду. Надо там разгребать. Они там уже вовсю планировку делают, но там куча моментов. Но это все по работе.

Мама: Ну и хорошо. Благодари Димку.

Соловьева: Ну да. Видишь он. Игорь вчера ржал: говорит, психанул. А они, оказывается, сейчас мне признались – тут и начальник строительства, ну и вот эта вот женщина, видать, чей этот бизнес – «Домостроительная ивановская компания». Они, говорит, сразу сказали – ну, это они с Дмитрием Анатольевичем разговаривали, он: у меня, говорит, есть женщина. Потом вроде как – нет, нам от банка будет. Те заартачились: давайте ее мне. А видать, он с Григором говорил. Кстати, неплохое впечатление оставила, что Димка решил мне повысить уровень. Не просто курировать, а заниматься этим всем делом. Ну, мам, зарплата. Мне и оттуда 30 тысяч капать будет. Игорь говорит, я потом, говорит, с Нового года Димке скажу все-таки – ИПшка, все, твоя, пускай 50. Ну а че – сейчас и ремонты надо сделать, и на следующий год двухкомнатную он мне обещал, так что…

Мама: Ну, слава Богу, выходи завтра на работу, выходи, делай все, что тебе надо. Ты хоть в этом разбираешься?

Соловьева: Ну а как же, а как же? Конечно.

Мама: Ну ты сказала, что тебе приходилось школу строить?

Соловьева: Да-да. Ты че – тоже помнишь?

Мама: Да конечно, помню. А женщина с тобой говорила – особо спрашивала по строительству-то?

Соловьева: Не, ну мы с ней понимали друг друга. Я же проект уже смотрела, понимаю все это дело. Так что такие дела. Игорь тоже доволен. Говорит – потянешь? Я говорю, потяну. А че не потяну – втяну и потяну. Куда деваться? Че – отступать есть куда что ли?

Мама: А че – тебе эта работа знакома.

Соловьева: В том и дело.

Мама: Это все будет официально оформляться?

Соловьева: Ну да, она руководитель проекта. Ну, она мне пока ничего не сказала, никакие документы.

Мама: Ну ты оформись, чтобы это не было голословно. А то сегодня скажут да, а завтра скажут нет.

Соловьева: Ну естественно. В любом случае даже договор будем оформлять. Видишь, Димка вчера сразу предупредил – не ниже 120. 150. Сейчас мы разговаривали, спрашивали – на какую зарплату. Я говорю: ну, не ниже 120. Она говорит: да-да-да, это достойно. Я говорю – ваши предложения, можно и 150. Но я говорю, я не буду задираться, потому что это все-таки Владимир, не Москва. Вот таким образом поговорили.

Мама: Дай Бог, чтобы все было хорошо. Ты только оформись, Наташа, чтоб не было…

Соловьева: Оформлюсь. Ну, тут Дмитрий Анатольевич за моей спиной. Так что тут это не пройдет, это вот, знаешь? Ну я везде и буду расписываться, понимаешь?

Мама: Ну ясно. Чтобы все это было законно.

Back to top button