Власть

«Я никому не свистел». Хвостов раскрыл взаимоотношения с Шохиным

Экс-зам Орловой никого на ковер не вызывал

Прослушать новость:

В ходе допроса на судебном заседании бывший вице-губернатор Дмитрий Хвостов опроверг многочисленные обвинения в свой адрес со стороны других свидетелей по делу. Действующие и уже уволившиеся чиновники администраций Владимирской области и города Владимира заявляли о жестком стиле руководства Хвостова, а также об угрозах и давлении с его стороны. Об этом ПроВладимир рассказал в предыдущих материалах:

«Если не выполнишь, срежу голову». Как Хвостов «тиранил» владимирских чиновников

Как руководство Владимира «стелилось» перед Хвостовым

Шохин и Рычков на суде по делу Хвостова путались в показаниях

Однако, по версии Дмитрия Хвостова, все было не совсем так, как рассказывали его коллеги и подчиненные. Давление было лишь содействием в решении вопросов для реализации строительных программ, а если речь шла о муниципалах, то уволить их он вообще не мог.

«ПАЛКУ НЕ ПЕРЕГИБАЛ»

Выступая на суде, многие свидетели заявляли о жестком стиле руководства Хвостова. Например, главному архитектору института «Владимиргражданпроект» Николаю Волкову экс-зам Орловой грозил «срезать голову», если тот сорвет сроки разработки проектов по строительство домов в Веризино-2 по федеральной программе «Жилье для российской семьи» («ЖРС»).

Обвиняемый же такой стиль управления считал нормальным и утверждал, что «палку не перегибал». Более того, «варягов» в структуры, курирующие строительную отрасль, он не притащил, работал с местными, для которых выполнение масштабных задач было в новинку. «Поэтому было непросто», – рассказал на суде Хвостов.

«Я никому не свистел». Хвостов раскрыл взаимоотношения с Шохиным
Илья Шаров на суде по делу Хвостова

Прокомментировал бывший вице-губернатор и заявление некогда директора департамента строительства и архитектуры Белого дома Ильи Шарова. Тот утверждал, что экс-зам Орловой изначально не видел Шарова в должности главы департамента и подыскал на его должность другого человека. А по словам Дмитрия Хвостова, главный строитель области уволился по болезни, поскольку был гипертоником и не мог работать так, как требовалось для выполнения поставленных задач.

Вот как подсудимый отвечал на вопросы своего адвоката Александра Карьгина.

Карьгин: Вы когда были назначены на эту должность, вы свою команду формировали? А именно, не размещали на должности своих людей, знакомых каких-то там, тех лиц, которых вы знаете, друзей?

Хвостов: Я курировал строительное направление, курировал архитектуру, лесное хозяйство, охотничье хозяйство, стройнадзор. Что еще? Все. Да нет, никого не было, все местные были. Кого-то приглашать было – ну, это не так просто пригласить на должность. А во-вторых, надо было обеспечивать жильем. Проблематично как бы, с кадровыми вопросами проблематично, а притом что касается строительства и леса – это еще проблематичнее, это люди должны в этом разбираться.

Поэтому, нет. Все, что было, то… Замглавы города Владимира по строительству Давидова – ну, пригласили. Шаров ушел по болезни своей, т.к. он, у него, гипертоник был, поэтому он ушел. Мы с ним договорились, что он там определится до конца, он проработал, я не помню, наверно, там в сентябре ушел. Мы с ним уже заранее договорились, потому что он постоянно отпрашивался, болел, а задачи были большие. Я же не могу за департамент работать как бы, да? Пригласили замглавы как бы.

«Я никому не свистел». Хвостов раскрыл взаимоотношения с Шохиным
Виталий Давидов на суде по делу Хвостова

Карьгин: Как у вас эта команда формировалась? Вы пришли, люди на местах работали. Как они к вам отнеслись? Как они вас восприняли?

Хвостов: Да были задачи поставлены, да и мы работали. Тяжело как бы было им, потому что, если честно, им непросто было такие вопросы. Раньше такие как бы масштабные задачи не были во Владимирской области, поэтому было непросто.

Карьгин: А вот вы можете охарактеризовать свой стиль управления и пояснить, все ли приняли данный стиль управления?

Хвостов: Ну, стиль управления был как бы… Я не знаю, может, для кого-то он был жесткий, но для меня он был нормальный. Меня бывшие руководители всегда спрашивали жестко, поэтому я как бы так спрашивал. Я лишнего, палку не перегибал, но каждый должен отвечать за свои полномочия.

Карьгин: Вы несли какую-то персональную ответственность за срыв программ, федеральной программы?

Хвостов: Лично я как председатель координационного совета, конечно, нес. При срыве программы субсидии федеральные возвращались обратно в федеральный центр, меня снимали с работы, ну и все. И деньги на стройку отдавали бы из бюджета области и органов местного самоуправления, которые участвовали в этой федеральной программе.

«Я никому не свистел». Хвостов раскрыл взаимоотношения с Шохиным
Допрос Дмитрия Хвостова

«ОНИ ПОДЧИНЯЛИСЬ ГУБЕРНАТОРУ»

На процессе всплыла и другая история – как Дмитрий Хвостов фактически трудоустроил заместителем главы администрации города Владимира Александра Авсеенка, который сначала был замдиректора департамента строительства, а потом, после ухода Шарова, короткое время исполнял обязанности директора. Авсеенок утверждал, что его вызвал к себе Хвостов и предложил перейти на работу в мэрию, в противном случае он был бы уволен отовсюду. Шохин на суде категоричность трудоустройства не подтвердил, лишь сказал, что предложение от вице-губернатора по Авсеенку поступало.

Были и другие случаи. Якобы подчиненные жаловались владимирскому сити-менеджеру, что Хвостов грозился их уволить. Более того, на допросах в ходе следствия сам Шохин утверждал, что вице-губернатор мог ставить вопрос о соответствии главы горадминистрации занимаемой должности. Но в своем выступлении на суде Андрей Станиславович смягчил оценки, пояснив, что Хвостов не имел полномочий уволить ни его самого, ни кого-то из сотрудников мэрии.

То же подтвердил и обвиняемый. По его словам, он не мог «ни взять на работу, ни уволить» муниципалов и «даже не мог выговор им сделать», поскольку подчинялись главы напрямую губернатору. И если Хвостов что-то с них требовал, то только по тем решениям, которые были приняты коллегиально на координационном совете по реализации строительных программ.

«Я никому не свистел». Хвостов раскрыл взаимоотношения с Шохиным
Андрей Шохин на суде по делу Хвостова

Карьгин: Вы единолично принимали какие-то решения по реализации этих программ?

Хвостов: У нас был координационный совет рекомендательного характера, но туда входили все люди ответственные. Было все прописано, каждый координационный совет был протокол, была дорожная карта. В этой дорожной карте было прописано ответственный человек, сроки и что мы планируем, и что должны получить к этим определенным срокам.

Мы договорились раз в месяц собираться, но все вопросы, которые рабочие, мы созванивались по телефону, чтобы каждую неделю не собираться, потому что по пять часов приходилось сидеть. Задач-то много было, кроме еще программы, тяжело было, поэтому по телефону созванивались и контролировали ситуацию. Вся информация стекалась в департамент строительства и архитектуры, после этого писалась справка в министерство и докладывалось губернатору по реализации этой программы.

Карьгин: Скажите, в ваши полномочия входило согласование разрешительной документации?

Хвостов: В мои полномочия это не входило, это входит в органы местного самоуправления. Если по Владимиру проекты, то это по Владимиру, по Мурому – в Муроме, по Судогде – Судогда.

Карьгин: Вы могли повлиять на должностных лиц муниципалитетов, чтобы они принимали конкретные решения?

Хвостов: По моим должностным полномочиям я не мог повлиять, т.к. они мне не подчиняются, я их не мог ни взять на работу, ни уволить, я даже не мог выговор им сделать.

Карьгин: А кому они подчинялись?

Хвостов: Они подчинялись губернатору.

Карьгин: Напрямую?

Хвостов: Конечно.

«Я никому не свистел». Хвостов раскрыл взаимоотношения с Шохиным
Адвокат Александр Карьгин

«С ШОХИНЫМ ПОСТОЯННО РУГАЛИСЬ»

Судья Дмитрий Каюшкин спросил бывшего вице-губернатора, является ли правдой рассказ Сергея Курышева о взаимоотношениях Хвостова с руководством Владимира. В частности, осужденный экс-депутат Заксобрания утверждал, что Хвостов неоднократно вызывал Андрея Шохина и главу города Владимира в 2011-2015 годы Сергея Сахарова на ковер, те «стелились» перед белодомовским чиновником и бежали исполнять его указания. Сам сити-менеджер это отрицал и говорил, что всегда имел свою позицию, и если требования Хвостова выполнить было невозможно, то так ему и объяснял.

Дмитрий Хвостов признал, что чиновников подгонял, но только для решения тех вопросов, которые были обсуждены коллегиально. Что касается Шохина, то с хозяином Оранжевого дома отношения у него были непростые. Сити-менеджер действительно поступал так, как считал нужным, зачастую не подписывал дорожные карты (например, по обманутым дольщикам), ругался с экс-замом Орловой, так что взаимоотношений – выполнения команд Хвостова «по свистку» – между чиновниками явно не было.

«Я никому не свистел». Хвостов раскрыл взаимоотношения с Шохиным
Судья Дмитрий Каюшкин

Каюшкин: Какое-либо воздействие на подчиненных, на должностных лиц местного самоуправления, сотрудников унитарных предприятий, государственных, муниципальных вами оказывалось для реализации программ по строительству?

Хвостов: Ваша честь, я уже говорил, но еще раз скажу. Все сотрудники органов местного самоуправления, кто там в комиссию входил, я с ними не общался. У нас были закреплены люди, которые входили в координационный совет. На этом координационном совете были прописаны дорожная карта и ответственные люди, которые отвечали за реализацию программы, они и прописывали там, что там кто должен: кто там согласование, кто разрешение, кто слушания. Ставились сроки определенные, потому что мы планировали как бы, принималось это все коллегиально, и на выходе, что должно было получиться, и ответственных там – Авсеенок там, Шохин там, еще там, ну, всех ответственных.

Каюшкин: Вы подгоняли этих людей? Спрашивали с них за сроки?

Хвостов: Конечно, спрашивал, а как же? Если у нас есть дорожная карта, мы же определились по ней работать.

Каюшкин: Вот эти ваши требования – они как-то были связаны с тем, о чем говорили свидетели, что они давали взятки? Либо это было сделано вами исходя из ваших должностных обязанностей?

Хвостов: Это было из должностных обязанностей. Это рабочие вопросы были. Мы же отвечали за программу и за нее и спрашивали как бы. Я же не спрашивал у них личное что-то. Если человек подписался, определился сроки, он за это должен отвечать. У нас это все было подтверждено, было все в протоколах.

«Я никому не свистел». Хвостов раскрыл взаимоотношения с Шохиным
Допрос Дмитрия Хвостова

Каюшкин: Т.е. факты определенного воздействия на…

Хвостов: Ну воздействия как? Я же там не приходил, не душил никого.

Каюшкин: Подождите вопрос. Факты воздействия на органы местного самоуправления, руководителей и сотрудников учреждений, связанных в сфере строительства, в целях ускорения их работы для реализации программы вы признаете? Я не говорю сейчас о мотивах ваших действий – за деньги это или для реализации программы. А сам факт того, что вы подгоняли этих людей, имел место?

Хвостов: Там в программе прописано: субъект обязан участникам федеральной программы «ЖРС» ускорять, оказывать всякую помощь субъектам и органам местного самоуправления в получении разрешения, согласования и т.д., любых документов для реализации этой программы. Все, что прописывалось в программе, все это мы делали.

Каюшкин: Ускоряли то есть?

Хвостов: Ну, конечно. Было ускорение. Надо же было быстрее это все делать. Ваша честь, но, если бы мы это не сделали, пришлось бы из бюджета возвращать денежные средства.

Каюшкин: Вы это делали бескорыстно? Или по чьей-то просьбе? Либо в силу ваших обязанностей?

Хвостов: Бескорыстно – это как? Я выполнял должностные свои полномочия, мне положено было. Координационный совет носит рекомендательный характер.

Сергей Михайлов, адвокат: Вот все. Бескорыстно и все.

Хвостов: Ну какая там корысть?

«Я никому не свистел». Хвостов раскрыл взаимоотношения с Шохиным
Адвокат Сергей Михайлов

Каюшкин: Вот эти областные лица, органов местного самоуправления и сотрудники учреждений – они выполняли ваши указания по ускорению своих действий?

Хвостов: Они выполняли те указания, которые были прописаны в дорожной карте. Было прописано в течение двух недель согласовать какой-либо документ, они его и согласовывали. Если они его не согласовывали, мы по телефону созванивались. Они говорили: не можем согласовать, потому что, допустим, Шамов там или там кто-то другой участник не принес какую-то бумагу. Или наоборот – Шамов все сдал, а те не могут подписать. Вот такие чисто технические рабочие вопросы. Т.е. есть определены у всех должностной регламент, определена реализация этой дорожной карты как бы. Это вся страна сейчас этим занимается, работает.

Каюшкин: А вот взаимоотношения с сотрудниками администрации, о которых говорил Курышев, что вы только свистнете – и перед вами и Шохин, и Сахаров появятся и побегут выполнять ваши указания. Такие у вас были взаимоотношения?

Хвостов: Насчет Курышева, вы же слышали его все показания. Я, во-первых, не свищу. Это раз. А во-вторых, как я ему свистну? Что он – главе города свистну, он прибежал? Мы с Андреем Станиславовичем постоянно, как бы бывало, и ругались. недопонимание. И он, бывало, и дорожную карту не подписывал, потому что говорил, что не сможет выполнить в определенные сроки. Были такие вещи. Даже допустим ту же дорожную карту по обманутым дольщикам все подписывали главы, а Шохин как бы сказал, что не будет подписывать, хотя больше всех у нас обманутых дольщиков в городе Владимире. Но он дорожную карту не подписал, но проблему обманутых дольщиков – совместно мы ее решали.

Т.е. у нас были вопросы, недопонимания, мы ругались. А то, что я там свистну – не свистну… Я никому не свистел. И если есть совещание, приглашали на это совещание. Они-то мне не подчинялись, чем им свистеть буду? А Сахаров вообще у нас председатель там был городской думы. Он вообще отношения ни к каким программам, он ничего не имел.

«Я никому не свистел». Хвостов раскрыл взаимоотношения с Шохиным
Андрей Шохин на суде по делу Хвостова

«ЗАЧЕМ МНЕ ОКАЗЫВАТЬ ДАВЛЕНИЕ?»

Напоследок адвокат Александр Карьгин поинтересовался у подзащитного, оказывал ли он на кого-то из участников уголовного дела давление? В частности, в ходе следствия некоторые фигуранты, типа Натальи Соловьевой, просили оставить Дмитрия Хвостова под стражей, поскольку якобы опасались за свою жизнь. Правда, позже выяснилось, что эту формулировку в протокол вписал следователь, а допрашиваемые лишь подписали бумагу, которая служила для продления ареста бывшему вице-губернатору.

Хвостов же на суде заявил, что под стражей ни на кого оказывать давление не мог, да и ему это было не надо.

Карьгин: Дмитрий Анатольевич, скажите, вы оказывали на кого-то лично, через кого-то просили, может быть, чтобы оказали влияние на участников уголовного производства? В частности, на Солоухину, на Соловьеву? Пытались заставить отказаться от каких-то показаний?

Хвостов: Да нет, зачем мне это надо? Зачем мне оказывать давление? И как я могу оказать давление, если я сижу в тюрьме? Телефона там нету, письма мои не ходят, свиданий нет.

Тэги
Back to top button
Close
Close