Бизнес

«Мы не собираемся платить ни 100 тысяч, ни рубль». Бизнес оценил «компромисс» ВСМЗ

Предприниматели намерены твердо стоять на своем

Прослушать новость:

Владимирское отделение «Опоры России» сообщило, что договорилось с руководством Владимиро-Суздальского музея-заповедника об упрощении и смягчении прейскуранта на использование изображений объектов ВСМЗ в коммерческих целях. Подробнее мы писали об этом здесь, однако эта новость не была бы полной без мнения предпринимателей. Никто из опрошенных уступкам не обрадовался.

Полина Вахотина, руководитель книжного клуба «Эйдос»

«Музей готов двигаться по ценам свой первоначальный шокирующий прейскурант отредактировал. С краеведов обещал денег не брать, с некоммерческих историй тоже. Такая гибкость — это замечательно. Однако все это хорошо для музейных коллекций, а требование денег за видовые памятники в открытом доступе имеет весьма сомнительную законность и противоречит ГК РФ статье 1276.

На этом настаивает группа предпринимателей, написавшая то самое письмо и готовая отстаивать свои интересы. В данном вопросе позиция музея выглядит непродуманной и довольно слабой. Прецедентов таких поборов в России нет, хотя попытки были. Музей утверждает обратное, но приводит в пример только один выигранный кейс, в котором музейное здание находилось на огороженной территории, куда можно попасть за билет.

Но лично меня огорчает даже не юридический аспект. Вместо того, чтоб громко сказать: „Даешь сувениры разные и свои! Давайте бороться с китайским ширпотребом, давайте будем веселыми и разными, и народ к нам потянется!“, музей ставит непонятные препоны и рискует выглядеть смешно и недостойно, когда начнет по суду требовать свои 480 рублей у того, кто посмел скреативить открытку с Золотыми воротами… А о том, чтоб на этих условиях кто-нибудь замахнулся на путеводитель (кроме самого музея, который его так, заметим, и не делает уже годы) — вообще говорить будет странно.

По факту, вместо того, чтоб бороться с чужими, с теми, кто ваяет однотипную продукцию для всего мира и во Владимире-то не бывал (а потому что поди-ка их найди!) — происходит некрасивое давление на наших, местных производителей — просто потому что они на виду. Хорошо это? Не очень».

«Мы не собираемся платить ни 100 тысяч, ни рубль». Бизнес оценил «компромисс» ВСМЗ

Светлана Хлебникова, руководитель издательства «Городской треугольник»

«По поводу публикаций на сайте „Опоры России“: первый ключевой момент — инициативная группа предпринимателей, которая писала открытые письма, не имеет к этой организации никакого отношения. История следующая: на первое заседание департамента предпринимательства пришел некий Григорий Кузьмин, никто из нас его раньше не знал, потом суздальцы припомнили, что он торговал когда-то монетами на Суздальском рынке. Сам же он сказал, что у него свой бизнес и его эта ситуация тоже сильно волнует, а „Опора России“ готова выделить нам юриста и он готов подать в суд, если что. Мы сильно этому обрадовались и выразили готовность взять его в команду.

Он пришел на встречу с нами один раз, пытался продвинуть идею снижения прайса, типа „Давайте пойдем на снижение, заключим договора и все будет хорошо“. Оставил всем визитки, а на них два несуществующих сайта — в реальности у него нет никакого бизнеса, это чистый политикан из „Опоры России“. На заседания „Опоры России“ никто из нас ни разу не был приглашен. Они абсолютно не заинтересованы в реальном сотрудничестве с предпринимателями. И, прикрываясь тем, что они нас защищают, они на самом деле держат сторону музея. Поэтому для нас музей и „Опора“ — одно целое. То, о чем они там договорились, не имеет к реальности никакого отношения. Департамент предпринимательства тоже не хочет ссориться с властями, но они хотя бы пытаются что-то делать, занимают нашу сторону. Их юрист дал четкое обоснование незаконности требований платы за изображения внешних фасадов строений.

Наша позиция тверда и неизменна: мы готовы обсуждать прайс по поводу публикаций внутренних экспозиций музея. Это касается, к примеру, диорамы штурма Владимира Батыем — бывает, что надо опубликовать, в путеводителе, либо изображение музейных экспонатов, либо фото фресок Андрея Рублева, входящих в состав музейных экспозиций. По поводу этого нет никаких вопросов, мы всегда идем в музей, платим какую-то денежку, и, по договору, публикуем. По поводу внешнего вида зданий, которые относятся к народному достоянию, считаем: требовать любую плату за возможность художникам их рисовать, фотографам делать снимки для любых целей — незаконно.

Мы не собираемся платить ни сто тысяч, ни четыре рубля, ни три рубля, ни рубль. В любом случае. У нас нет никакого договора с музеем-заповедником, нет никаких юридических оснований нам ему платить. Они не имеют право ничего взимать с бизнесменов, поскольку такое же юридическое лицо, как и мы. Одно юридическое лицо платит другому лицу только на основании договора. Есть нюансы с авторскими правами, поэтому сразу говорим: если разговор о внутренних экспозициях — ок, готовы обсуждать и подписывать бумаги. Но внешний вид зданий им не принадлежит.

Еще интересный момент: на заседаниях департамента предпринимательства присутствовал заместитель гендиректора ВСМЗ по развитию Александр Капусткин. Он честно сказал, что нет в судебной практике прецедента штрафа за изображение внешнего вида памятников. И вот сейчас они хотят такой прецедент создать. Мы ни в коем случае не хотим этого допустить, потому что могут пострадать предприниматели по всей России. Можно сказать, что мы первая линия обороны».

«Мы не собираемся платить ни 100 тысяч, ни рубль». Бизнес оценил «компромисс» ВСМЗ

Михаил Самойлов, директор артели «Дядя Миша»

«Я, как предприниматель, разумеется, не согласен, вообще не понимаю, какие могут быть разговоры. Единственное, на что мы с нашей инициативной группой согласны, это на то, чтобы ВСМЗ полностью устранил прайс. Торг здесь неуместен. Даже, если это будет стоить символично один рубль, я думаю, это все равно неправильное решение.

Речь идет об экстерьерах, то есть, изображениях зданий, видимых с улицы. Если бы речь шла о фотографировании и тиражировании каких-то музейных экспонатов или интерьеров, которые готовят к выставкам, тогда бы было все понятно. А относительно того, что находится снаружи — мы готовы идти и отстаивать свои интересы разными путями, в том числе в суде. История заключается в том, что нет прецедента — ни музейщики не могут громко заявить, что все должны, ни мы не можем заявить, что не должны. Пускай кто-нибудь сверху, раз администрация не смогла разобраться, решает. И если уж суд решит, и вся эта тягомотина закончится в пользу одной из сторон, тогда и будет интересно.

[ВСМЗ] дальше в любом случае, как бы дела не разворачивались, уже будет проигравшим. В каком плане: даже, если они выиграют суд над предпринимателями, они все равно проиграют, потому что в глазах общественности они будут крохоборами, теми, кто за 500 рублей какой-то глупостью занимается. Покажут себя абсолютно не с культурной стороны. Поэтому я думаю, что это уменьшение прайса придумано именно для того, чтобы выглядеть в глазах общественности лояльными, готовыми к диалогу.

Допустим, у них есть пункт про краеведческие издания. Надо приходить к краеведам на поклон и доказывать, что ты краеведческое издание. Но вот у нас есть, например, „Владимирская азбука“, которая выходила три года назад — статьи, картиночки, чем не краеведческое издание? И где эта тонкая грань — что есть сувенир, который приносит коммерческую пользу, а что — краеведческое издание, которое приносит пользу Владимирской области? Вопросов тьма-тьмущая, и самые дурацкее — где эти грани? Кто придумал это ценообразование и кто утверждает, что вот это бесплатно, а за это надо платить?»

«Мы не собираемся платить ни 100 тысяч, ни рубль». Бизнес оценил «компромисс» ВСМЗ

Тэги
Back to top button
Close
Close