Интервью

«Экономисты победили здравоохранение». Сотрудники скорой помощи о жизни на работе

Вы узнаете: как проходит типичный день медработника и почему скорую приходится ждать три часа

Прослушать новость:

Стабильная и эффективная скорой помощи — важный вопрос для жителей любого населенного пункта, часто от этого зависит чья-то жизнь. Поэтому неудивительно, что новость о коллективной жалобе сотрудников станции скорой медицинской помощи города Владимира вызвала общественный резонанс. Медработники не были голословны и предоставили квитки о зарплате, где явно видно урезание допвыплат. Депутаты регионального Законодательного собрания поспешили назвать ситуацию «некритической» и обвинили коллег из КПРФ в раздувании проблем, но в итоге получили взыскание за «некачественную проработку поручения».

«Экономисты победили здравоохранение». Сотрудники скорой помощи о жизни на работе
Роман Кавинов, Алексей Мозалев, Сергей Бирюков. Фото — пресс-служба АВО

ПроВладимир встретился с сотрудниками владимирской скорой — фельдшером Кириллом Семеновым и врачом анестезиологом-реаниматологом Станиславом Ашаевым, и обсудил несколько болезненных для 33-го региона тем. Конечно, небольшое интервью не может охватить целиком глобальные системные проблемы — здесь лишь верхушка айсберга, подчеркнули медработники.

Из интервью вы узнаете: помогал ли фельдшерам писать жалобу кто-то со стороны, как проходит типичный день медработника, почему скорую приходится ждать три часа, а также готова ли станция скорой помощи города Владимира к реорганизации.

Для тех, у кого нет времени на просмотр видео, мы сделали краткую текстовую версию.

Про помощь фракции КПРФ в написании жалоб и выводах депутатов ЗС

Кирилл Семенов: «Жалоба была составлена работниками станции скорой помощи — как фельдшерами, так и врачами. Составлена она была, конечно же, с помощью грамотного юриста, но без помощи фракции КПРФ. Я развею данные сомнения. Они абсолютно никакого участия в этом не принимали.

Что касается депутатов, которые приезжали к нам на станцию скорой помощи, чтобы посмотреть — действительно ли были урезаны выплаты, действительно ли все так плохо, действительно ли машины ломаются, то они приехали именно в тот момент, когда на станции скорой помощи не находилось практически никого, кроме одного врача анестезиолога-реаниматолога. Также были старший врач смены, который сидит в диспетчерской, и фельдшеры по приему вызовов. Естественно, опрос был проведен среди врачей — были ли им урезаны стимулирующие выплаты. Но врачам они не были урезаны абсолютно никак».

«Экономисты победили здравоохранение». Сотрудники скорой помощи о жизни на работе
Фото из архива ПроВладимира

Про причину урезания выплат фельдшерам скорой

Станислав Ашаев: «После того, как представители фракции КПРФ у нас побывали, на следующий день мы встретились с директором департамента здравоохранения Мозалевым Алексеем Станиславовичем — нам приоткрыли „железный занавес“. Выяснилось, что снижение заработной платы произошло из-за того, что фонд, который выделяет деньги, уменьшил коэффициент — в результате три миллиона скорая помощь недозаработала. Ну выйди к людям и скажи: „Дорогие мои, вы работаете, как проклятые, вы молодцы, но не по моей вине, не по вине департамента здравоохранения произошла такая штука — я не могу достать деньги из-за угла. Не обессудьте, у вас просто снизится заработная плата“. Все поймут и никто никуда никакую жалобу писать не будет. Но, к сожалению, за последние два года у нас ситуация такая, что мы от руководства не можем получить ту информацию, которую хотим».

Про условия, в которых работают фельдшеры

Кирилл Семенов: «Мы практически всегда работаем по одному — то есть фельдшер и водитель. Реанимационные и бригады интенсивной терапии, естественно, работают по двое и по трое. В линейных бригадах в 90% случаев работает только фельдшер и водитель».

Станислав Ашаев: «В российских автомобилях [скорой помощи] совершенно нарушена логистика. В одном автомобиле аппаратура там расположена, в другом — в совершенно другой части. Человек должен быть подготовлен к вызову — то есть он пришел на работу и у него должно быть хоть какое-то время для пересменки. Он должен принять автомобиль у прошлого медицинского работника и все проверить. Но, к сожалению, в городе Владимире такого нет.

Первый выезд для персонала будет шоковый: ты не знаешь, что там — вызывающий может интерпретировать так, диспетчер понять по-другому, вызов назначен по-третьему. Пациент ожидает прибытия скорой помощи, а она едет на непроверенном автомобиле. Он [врач] понятия не имеет, сколько, чего и как. Происходит ведь как: в 8 часов вернулся автомобиль скорой с предыдущей смены, а в 8:02 он уже поехал с новым работником. Когда он приезжает на вызов и там жизнеугрожающая ситуация, нужно, чтобы вся аппаратура работала, а выясняется, что что-то не работает, что-то неисправно. Кто же за это понесет ответственность?

Мы все за то, чтобы скорая оказывала качественную помощь. Мы должны быть быстрыми, у нас должно быть больше бригад. Вызывающему абсолютно все равно — вызов ли это по неотложной помощи или по скорой помощи. Он считает, что ему должны оказать помощь, но когда он ожидает прибытия бригады в течение нескольких часов, ты приезжаешь и выслушиваешь весь негатив, который в общем-то уместен. Но ведь ты же в этом не виноват — ты ехал на вызов 10−15 минут, а вызов простоял четыре часа».

«Экономисты победили здравоохранение». Сотрудники скорой помощи о жизни на работе

Про выезды в отдаленные районы

Кирилл Семенов: «Сейчас мы работаем в усиленном режиме, получаем по 300 и более вызовов в сутки. Впереди январь — будет за 500 вызовов на неполный штат бригад скорой помощи, выезжать будет от 12 до 16 бригад. Плюс Владимир сейчас включает в себя такие районы обслуживания, как Лесной и Оргтруд. То есть, грубо говоря, если в Оргтруд бригада уехала — она кого-то госпитализирует в больницу, и в этот момент вызов поступает из Оргтруда, туда, естественно, летит бригада из Владимира. Это еще минус бригада на население города Владимира. Мы так же ездим в Лесной, МЮД, Бараки, Загородный. Всюду — от Лесного до Энергетика — это районы обслуживания станции скорой помощи города Владимира. И 16 бригад — это несерьезно».

Про создание единой диспетчерской службы

Кирилл Семенов: «Да, поступила информация, что в 2020 году будет создана единая диспетчерская служба. Туда будут входить диспетчеры станции скорой помощи, а также подготовленные сотрудники МЧС — будет такая единая станция приема вызовов. По большому счету — это неправильное решение.

Сейчас в любой момент мы можем позвонить в свою диспетчерскую службу и уточнить — куда мне нужно госпитализировать пациента, потому что зачастую в три часа ночи с больным пациентом и в полусонном состоянии не можешь разобраться в приказах министерства здравоохранения. Поэтому всегда можно было в диспетчерскую позвонить и уточнить, куда госпитализировать пациента по месту прописки. Если же будет единый центр, то туда мы уже, увы, позвонить не сможем. Туда будут скидываться наши карты вызовов напрямую с планшетов. Больше мы с ними никаких контактов иметь не будем.

[Но с технической точки зрения] станция скорой помощи города Владимира, в принципе, готова стать единой областной диспетчерской службой. Ничего этому не мешает».

«Экономисты победили здравоохранение». Сотрудники скорой помощи о жизни на работе

Про состояние медицины во Владимирской области

Кирилл Семенов: «Состояние медицины Владимирской области плачевное. Она находится в ужаснейшем угасающем состоянии. Развалилось абсолютно все. Закрываются ФАПы, увольняются врачи, бежит младший медицинский персонал, куда глаза глядят, где больше платят. Тема урезания зарплат — не особо насущная, но тоже имеет место быть, но сейчас речь не об этом. Люди бегут, потому что не могут работать в таком режиме. Народ требует от медицины большего, чем мы можем на данный момент предложить. А точнее не мы, а департамент здравоохранения Владимирской области».

Станислав Ашаев: «Это стабильно тяжелый пациент с эпизодами шоковых состояний. Вот так я ее оцениваю. Экономисты победили здравоохранение, вот в этом-то и проблема».

Тэги
Back to top button
Close
Close